Политика

Дипломат защищает республику

За прошедшие две недели политический бомонд края и Республики Алтай изрядно потряхивало — обсуждался вопрос об объединении субъектов. Корреспонденты «СК» побывали у Михаила Лапшина, главы Республики Алтай, чтобы узнать его мнение.

— Еще во время своей предвыборной кампании я ездил по селам республики, спрашивал людей, почему они дорожат суверенитетом. Оказалось, что для жителей он является уникальной ценностью, равной которому нет. И люди дальше говорили мне, что столько лет были в составе Алтайского края, а… К примеру, в 60-е, 70-е, 80-е годы вся Россия строилась. Но взять красивейшее место — Усть-Коксу. Больницы нет, школа деревянная, постройки 50-х годов. Село Улаган — школа деревянная, полусгнившая. В подавляющем большинстве крупных сел такая же картина — нет домов культуры, мало-мальски приличных больниц, школ. Бездорожье. Исключение — Чуйский тракт.

А состояние производства? Такая запущенность, примитивизм, будто республика — задворки другой планеты! Все по остаточному принципу. И люди стали это понимать. Я могу только сказать: как не стыдно руководству Алтайского края? Ведь многие были у власти и в те годы.

Вражда регионов никому не нужна

— Сейчас вы общаетесь с губернатором края Александром Суриковым?

— Я о нем очень высокого мнения. Это крупный государственный ум, все при нем, авторитетный человек. Я ему всегда при встречах говорю: «Как ты мог допустить, что дорог в республике, кроме Чуйского тракта (который и без Сурикова у власти был построен), больше нет?» Как там можно руководить? Александр Назарчук мне как-то говорил, что вот одно небольшое казахское село с вечной мерзлоты перенесли на другое место. Так в масштабах края это мизер! В хозяйстве, которым я раньше руководил, построили в 10 раз больше! В хозяйстве! А здесь-то речь о крае.

— Вы ведь наверняка с Александром Назарчуком обсуждали идею объединения?

— Я ему говорил, что эта идея заведомо абсурдна. Одно дело — высказать это как идею, дело другое — прийти к народу и доказать, что в составе Алтайского края жителям республики жилось очень хорошо. Но это недоказуемо.

— Согласна. И в Алтайском крае не все села могут похвастать наличием первоклассных медучреждений и учебных заведений… Может быть, идея объединения — это определенный ход предвыборной гонки?

— Бесспорно. Но я не пожалел времени, прошел по всем коридорам власти в Москве. Оказалось, и на самом деле объединение — местная инициатива, из Барнаула. Причем не одобряемая инициатива. Там, в Кремле, сказали, что пока на это дело смотрят равнодушно. Но если эти баталии приведут к резкому обострению отношений между двумя субъектами, примут меры. Вражда никому не нужна — ни президенту, ни Кремлю. И потом. Россия — федеративное государство. Это закреплено Конституцией. Президент — гарант федеративного государства. Этим сказано все. Объединить два субъекта — не спичками баловаться. И я бы мужикам, а не мальчикам, из Барнаула не советовал вести такую политику.

В Барнауле Лужкова обидели

— Какие цели, на ваш взгляд, преследует руководство края, говоря об объединении?

— Возможна какая-то ревность. Ведь нам за короткое время удалось капитально поработать под новое имя республики со многими регионами страны. С той же Москвой, с Юрием Лужковым. И ведь не сразу он стал в республику деньги вкладывать — сначала посетил Барнаул, Бийск, мраморные месторождения в Ельцовском районе. А потом на встрече в зале в адрес Лужкова раздался злобный выкрик: «Ты нам еще ответишь, как в 1993 году парламент расстреливал!» Лицо у Юрия Михайловича круглое, но после этого выкрика вытянулось как сапог.

Расстреливать он не расстреливал, но воду и канализацию дал команду отключить. Может быть, это было политически неверно. Но кричал-то тот, кто был в Барнауле, в трех тысячах километров от Москвы. Ну и чем завершилась деловая встреча? Лужков выругался и сказал: «Если вам политические игры дороже, разбирайтесь сами». Это одна из причин, по которой московские деньги не пришли в край, а оказались в республике.

— Если не секрет, каков интерес питерцев в республике?

— Строительство, туристический бизнес. Все, конечно, не буду рассказывать — коммерческая тайна.

— Разговоры о досрочной отставке Яковлева не повлияют негативно на уже подписанное двустороннее соглашение между республикой и Санкт- Петербургом?

— Не принято в России прийти к власти и отменять уже принятое решение.

Аграрная партия на выборы пойдет самостоятельно

— Как у вас складываются отношения с Алексеем Гордеевым?

— Практически никак. Он ушел в «Единую Россию». Насколько я знаю, РАД (Российское Аграрное движение) было задумано и создано, чтобы стать составной частью и поддержкой «Единой России». Зачем столько времени Гордеев вводил нас в заблуждение, вел борьбу по захвату поста лидера Аграрной партии?! Нашей-то партии он и не нужен был. Это ж надо умудриться в прошлом урожайном году взять и разорить крестьян! Думаю, в «Единой России» он будет козлом отпущения. Гордеев не был убежден, что его возьмут в «Единую Россию», думал, что его освободят от министерской должности. Решил политически устроиться. Посмотрим.

— На предстоящих выборах Аграрная партия будет с кем-то в блоке?

— Нет. Мы пойдем отдельно. И мы сильны своей убежденностью. Наша фракция в Государственной думе обязана быть. Мы пережили все: и когда была реакция, и когда была просто группа аграриев, входящая в другую партию. Сейчас же востребованность политической фракции велика.

— В чем конкретно выражается помощь крестьянам республики от вас, лидера Аграрной партии России и главы республики?

— Уже второй год за каждый литр реализованного молока мы выплачиваем дотацию — 2 рубля 50 копеек. Думаю, что Алтайскому краю только на этот вид поддержки надо выделить не менее миллиарда рублей. Мы за килограмм реализованного мяса выплачиваем дотацию 14 рублей. Перенести на масштабы края — еще миллиард. В прошлом году на лизинг техники в республике было выделено 80 миллионов рублей. Выдали огромные беспроцентные кредиты на программу «Красивый сельский дом» — чтобы люди обустраивались. Выделяются огромные дотации на поддержку поголовья скота. Ведь известно, что за последние 10 лет поголовье вырезали и в крае, и в республике.

Мы выплачиваем хозяйствам всех форм собственности за каждую прибавленную корову три тысячи рублей. Если стадо овцематок увеличилось на 10 голов — две тысячи рублей. Так по всему сельскохозяйственному спектру. В масштабах края это может составить не менее пяти миллиардов рублей. И если на секунду представить, что мы объединимся и будем жить по бюджету Алтайского края, то в республике люди разорятся. Объединение абсолютно бесперспективно. И руководители Алтайского края знают, что никакого объединения не произойдет — ведь Конституцию никто менять не будет. И кому мешает республика? Нам сотрудничать надо. Ведь столько взаимовыгодных направлений.

— Многие вас критикуют за огромное количество министров — аж 18 человек.

— Нет, только 17 (смеется. — Прим. Л.В.). Не много. Много, если ничего не делать.

— Вы ощущаете себя дипломатом?

— Дипломат — это, бесспорно, тот человек, который защищает интересы страны. Или республики.

Горно-Алтайск — Барнаул.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость