Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Его четырнадцатое сентября

Павел Демин
Павел Демин
Анна Зайкова

Следственный комитет на прошлой неделе ошеломил многих: уголовное дело в отношении экс-мэра Барнаула Владимира Колганова прекращено. «Как же так?» — пару дней не унимались многие мои знакомые. Действительно, ведь еще в сентябре ожидалось, что «дело Колганова» будет направлено на подпись прокурору края, а затем в суд.

Шум вокруг этого события постоял недолго. Правда, за это время я услышал массу версий о причинах произошедшего. Вплоть до того, что вопрос о прекращении дела решился «через чемоданы». Поскольку доказательств никто не представил, все эти версии остаются лишь версиями. Не имея фактов, подозревать следователей в чем-то невозможно. Следственный комитет же демонстрирует, что действовал сугубо по закону, как предписывают Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы.

Смотрите сами. Уголовное дело в отношении Владимира Колганова было возбуждено 14 сентября 2009 года по ч. 2 ст. 286 УК РФ — «Превышение должностных полномочий главой органа местного самоуправления». Преступление, которое инкриминировали экс-мэру, относилось к категории небольшой тяжести. По таким делам срок давности привлечения к уголовной ответственности составляет два года. То есть в случае с Владимиром Колгановым срок истекал 14 сентября 2011 года.

Следствие поработало продуктивно — 198 томов уголовного дела. Ведь разбираться пришлось в давней истории, связанной с продажей нескольких десятков муниципальных помещений. Напомню, что с подачи мэрии гордума узаконила такую практику, когда право продавать и сдавать в аренду муниципальную недвижимость получили частные фирмы. Так называемые «доверительные управляющие». Работали эти фирмы за вознаграждение. Например, при продаже объекта брали до 10% от итоговой стоимости помещения. Объекты им передавались самые лучшие, в центральной части города. Торги шли «на ура». Таким образом, подсчитали следователи, бюджету города был причинен ущерб в размере 187 млн. рублей.

«Дело Колганова» было сложным. Проводились многочисленные экспертизы. Следствие продляли. В декабре 2010 года было предъявлено первое обвинение. Через месяц прокурор Яков Хорошев сообщил о том, что готовится новая «более четкая, глубокая и детальная редакция постановления о предъявлении обвинения». Наконец, 24 марта 2011 года начался процесс ознакомления Владимира Колганова с материалами уголовного дела. Напомню, Следственный комитет говорил о 198 томах. Это около 49,5 тыс. страниц. То есть если бы обвиняемый с конца марта вплоть до 14 сентября каждый рабочий день по восемь часов, «без перекуров» читал в Следственном комитете свое дело, то в день он должен был осиливать около 400 листов, или 50 страниц в час. Без остановки.

Вот так все было серьезно. Настолько серьезно, что дело «съело» само себя, не уложившись в два отведенных года. Теперь интересно, означает ли согласие обвиняемого на прекращение дела то, что он признал свою вину? Ведь в противном случае мог бы теперь уже Владимир Колганов ошеломить общественность требованием продолжить дело и судить его по закону и справедливости.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость