Политика

Глава Фонда «Общественное мнение» Александр Ослон рассказал, откуда берутся прогнозы на выборы

До выборов в Госдуму остается меньше месяца, поэтому в СМИ и интернете то и дело появляются прогнозы по их результатам. Как правило, они основываются на данных социологических опросов. «Лента.ру» публикует интервью с Александром Ослоном — руководителем фонда «Общественное мнение», одного из крупнейших социологических центров страны.

Александр Ослон,
руководитель фонда «Общественное мнение»:

Самый надежный и самый правильный путь выбора респондентов — это абсолютно случайная равновероятная выборка. На первой ступени случайно выбираются административные районы, коих в России около двух тысяч. При этом мы делаем это так, чтобы выбираемые районы случайно выбирались из больших зон: Дальний Восток, Сибирь, Урал. И эти случайно выбранные районы — это первая ступень нашей выборки. Затем в этих районах мы выбираем избирательные участки, тоже случайно, подбрасывая монетку. Эти избирательные участки — вторая ступень нашей выборки. На третьей ступени на каждом участке мы делаем перепись всех жилищ: дом, квартира… Таким образом, у нас оказывается список всех домохозяйств. И дальше в случайно выбранное домохозяйство едет интервьюер и в этой квартире ищет человека.

Есть два способа: один способ правильный, а другой более простой. Самый правильный — он переписывает всех жителей домохозяйства, случайно выбирает одного из них и с ним проводит интервью. А второй — тоже правильный, но это некоторое упрощение. У него есть задание по полу, возрасту и образованию, и он идет по этим случайно выбранным домохозяйствам и отбирает людей, чтобы заполнить эти квоты на пол, возраст и образование. Вот такая многоступенчатая работа, которая делается всякий раз. При этом надо сказать, что если какое-то домохозяйство попало в опрос, то оно вычеркивается из списка, в следующий раз оно уже не участвует в выборке.

Единственное обстоятельство, которое мешает этой теоретической чистоте, заключается в том, что есть такие территории, которые вообще не входят в нашу выборку. Например, Якутия. Нет такой территории. Или Чечня. Нет такой территории. По разным причинам примерно 10% населения даже теоретически не может попасть в нашу выборку. Это погрешность, которую просто слишком дорого делать. Чечня — это просто другой мир, там по-другому все устроено, несколько лет назад там в принципе было опасно этим заниматься. В Якутии, чтобы проводить опрос, надо летать на вертолете или ездить на оленях, поэтому труднодоступные и сложные регионы не входят в нашу выборку.

Но в этом ничего страшного нет, потому что мы видим, делая из недели в неделю по такой методике опросы, что они очень устойчивы, и если что-то серьезное меняется, они это схватывают. Мы видим тренды. Для того чтобы ориентироваться в состоянии общественного мнения, этого достаточно.

Сейчас еще рановато делать прогнозы на выборы. Если вы смотрите данные прошлых лет, то вы видите, что за три-четыре недели начинаются подвижки, больше людей определяется, меньше людей затрудняется. И цифры начинают сдвигаться. Не знаю, будет так в этом году или нет, это трудно сказать. Но обычно мы начинаем заниматься прогнозированием за две недели, первые расчеты делаем. Сейчас не определившихся с выбором партии около 15%. Есть еще не определившиеся по участию в голосовании. Есть люди, которые говорят: «Я знаю, за кого я проголосую, но я не знаю, пойду ли я». А есть люди, которые говорят: «Я пойду точно, но я не знаю, за кого я проголосую». Это все при прогнозировании учитывается, выдвигаются гипотезы, как поведут себя эти люди. Потому что при прогнозировании нужно, кроме опроса, иметь эти гипотезы. А они основаны на косвенных вопросах. Человек говорит: «Я не знаю, за кого я проголосую». У него спрашивают: «А какие партии тебе нравятся?» И он определенно говорит: «Эта нравится, а все остальные нет». Тогда ему приписывается вероятность того, что он за эту партию проголосует, если пойдет. Если вы видите эти тексты, там описана логика такого прогнозирования, это целая процедура. Но это мы начинаем делать за две недели.

На региональных выборах мы используем иногда неких экспертов, которые высказывают соображения по процессам, которые не схватывают опросы. Тогда мы делаем какие-то повышающие или понижающие коэффициенты на основе их оценок. Но такие эксперименты не делаются для федеральных выборов, в этом нет необходимости, потому что нет таких экспертов, которые чувствуют процессы по всей стране. Да и таких процессов нет — страна слишком большая, в ней одновременно идет несколько процессов, которые компенсируют друг друга. Поэтому мы делаем только расчеты.

Опрос по партиям не считается «большим», это стандартный общероссийский опрос. А по-настоящему большие опросы — это когда мы опрашиваем по 500−800 человек в каждом регионе, а регионов больше семидесяти. Это — большие, мы их называем мегаопросы, или мегаФОМ, или название, которое тоже известно — георейтинг. Такие опросы проводятся для того, чтобы строить разноцветные карты. По выборке в 500−800 человек уже можно характеризовать регион. Например, на вопрос «Любите ли вы Америку» в одних регионах отвечают «да, люблю» 60% респондентов, в других — 6%. Среднее, соответственно, 33%. Дифференциация, разница между ними по некоторым вопросам огромная. Мегаопросы позволяют увидеть эту разницу. Все эти опросы — вещь дорогостоящая.

Каждый опрос — это, как правило, много разных заказчиков. Есть такие, кто хочет, чтобы данные были публичными. Есть те, кому все равно. А есть такие, кто говорит: «Они нам нужны для нашей работы. Поэтому мы платим, никому больше не показывайте». Это как с маркетинговыми исследованиями. Есть, например, какой-нибудь банк. Он изучает своих потребителей. Если он нам разрешит опубликовать данные опроса, то и другие банки получат эти сведения и ими воспользуются.

Исследование по партиям оплачивают «Единая Россия», бизнес, администрация президента. Мы эти опросы в нынешнем виде проводим с осени 1996 года, то есть уже 15 лет. За эти годы было много разных плательщиков, но смысл этих исследований оставался такой же, как сейчас. Мы делаем большой опрос и публикуем. Иногда мы по заказу вставляем туда эксклюзивные вопросы, но их не больше 10%. Бывает, что это про колготки, бывает — про шампунь, про политических лидеров и так далее. Но смысл опросов — они для публикации.

Информация о рейтинге партии в разных регионах - закрытый вопрос, так как есть условия конкуренции. Конкуренты с удовольствием почитают то, что сделано на деньги соперника. Но данные открытых и закрытых опросов будут абсолютно одинаковыми, и независимо от заказчика. Когда мы занимаемся своей работой, мы не помним, что есть чьи-то интересы. Если бы мы подгоняли что-то, мы бы были пиар-агентством. В этом случае незачем столько сил и средств тратить на работу, можно все нарисовать… Но это была бы полная фигня. Я слышал такие разговоры: «Ах, как обидно!» Или: «Ах, как радостно! Такие-то данные». А мне по барабану. Какие есть, такие есть.

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость