Политика

Грузия: гостеприимство с поправкой на войну

В Грузии зимой — холодно. По прогнозам должно было светить солнце, а воздух нагреваться до +6, но на деле — было ниже нуля, а под ногами хрустели замерзшие лужи. Такой вот символ наших теперешних отношений с этой самой гостеприимной бывшей республикой необъятной советской Родины…

В Грузию меня пригласили на конференцию со сложным названием «ГЕНДЕР И МЕДИА, ВОЙНА И МИР: основные опасности и их преодоление». Про войну и мир — все понятно, а вот гендер — означало то, что там были еще и вопросы, связанные с «женской проблематикой». Законы войны просты и беспощадны — вооруженные мужчины воюют, беззащитные женщины за них страдают.

Как известно, после событий августа прямых авиа-рейсов между нашими странами нет, как и нет дипломатических отношений. Люди из России добираются в Грузию через Киев, Баку и Ереван. Грузин в Россию не пускают, не дают визы. Совсем.

Я решил ехать через Ереван.

Границы

Из Еревана до Тбилиси добирались на «Волге» по заснеженной горной дороге часов шесть. «Раньше можно было почти в два раза быстрее доехать, через Азербаджан. Теперь — делаем крюк, граница между Арменией и Азербаджаном закрыта. После войны в Нагорном Карабахе. Уже четырнадцать лет» — сказали попутчики.

Дорога была пустынной. Машин в оба направления почти не было. Такими же опустевшими казались города и села вдоль дороги. «Нет работы, жить нечем. Люди уезжают в Ереван, бросают дома…»

Грузинские пограничники встретили меня у удивлением — редкий «гость», говорили на русском и даже шутили. Визу получил довольно быстро, хотя и не без некоторых хлопот с оплатой визового сбора: платить нужно было или в грузинских лари или в армянских драхмах. У меня же были рубли и евро. Помогли попутчики — одолжили необходимую сумму.

Тбилиси

Город встретил приветливыми огнями. В темноте величественно возвышались эффектно подсвеченные храмы, переливались огнями фонтаны, словно новогодняя елка на горе Мтацминда сияла телевизионная башня. Вечерний Тбилиси имел вид современной европейской столицы. И только вид стареньких российских машин напоминал о нашем общем прошлом.

Конференция проходила в районе под названием Авлабар — в «старом городе». Пешком можно обойти большую часть достопримечательностей — кафедральный собор Самеба (в переводе «Святая Троица», построен уже при президенте Саакашвили), храмы и церкви, забраться на крепостные стены, зайти в знаменитые Серные бани и даже прогуляться вокруг президентского дворца.

Тбилиси днем — совсем другой город. Он становится очень душевным: взгляду открываются милые дворики, навстречу неторопливо идут прохожие, свежий воздух перемешивается с ароматным дымком…

По Тбилиси можно гулять часами. Мне повезло — новые грузинские знакомые Шурик и Юля в качестве экскурсоводов провели меня по улицам и очень обстоятельно, с остановками на стаканчик крепкой чачи рассказали о городе.

Грузины

Сложно рассказать в небольшой статье, какие они — жители Грузии.

Я встречался со своими коллегами-журналистами, разговаривал с представителями общественных организаций, расспрашивал случайных знакомых. Главное, что вынес из разговоров — у нас по-прежнему много общего. Мы читаем одни и те же книги, смотрим фильмы, слушаем музыку. Да, многие из жителей Грузии ориентированы на Запад, но ведь и Россия похоже за последнее время теряет интерес к своим соседям.

При всем этом — в Тбилиси и других местах, где я побывал, я встречал интерес, внимание, доброжелательность к своей скромной персоне. Грузины (как и представители других многочисленных национальностей, населяющих страну) задавали вопросы, звали к себе в гости, угощали… «Мы любим русских, скучаем по ним» — вот основной рефрен наших разговоров. Признаться, я отвечал теми же словами. Для меня, как и для большинства россиян, Грузия по-прежнему живет в душе — фильмами, песнями, музыкой…

Чем живут грузины? Тем же, чем и мы. Только с поправкой на войну. Это значит, что в разговорах часто слышишь — «танки, агрессия, оккупация». Сначала режет слух, потом привыкаешь.

Приведу несколько путевых заметок из блокнота.

Темури Кигурадзе,
корреспондент газеты Messenger:

Когда появилось сообщение, что Цхинвали находится под контролем грузинских войск, мы с коллегами-журналистами решили туда поехать… В одном из грузинских сел мы увидели вооруженных людей. Я поздоровался по грузински. В ответ они открыли огонь. Двое моих коллег — убиты (Гига Чихладзе и Саша Климчук), я был ранен и попал в плен. Мы были в гражданской одежде, с видео и фото камерами…

Диана Петриашвили,
журналист и фотограф:

Я родилась и жила до четырех лет в Иркутске. Для меня Россия — далеко не пустой звук… Я считаю ее своей Родиной. Сейчас многие в Грузии говорят о новой войне. Даже думать не могу, что это может повторится.

Нана Плиева,
журналист, выпускница МГУ:

Я наполовину грузинка, наполовину осетинка. Во время войны мне было вдвойне тяжело — я переживала за своих родных и близких, которые живут в Грузии и Осетии. Самое тяжелое в такой ситуации — постоянное ощущение страха и бессилия…

Шурик Авсаджанишвили,
мой добровольный гид по Тбилиси:

Раньше к нам приезжало много гостей из России. У меня даже была специальная экскурсионная пятидневная программа по Тбилиси и окрестностям. Теперь русские — редкие гости. Приезжайте чаще и ну ее к черту, эту войну!"

Гори

По хорошей автостраде мы едем в Гори. По этой дороге в Тбилиси шли российские танки. На том месте, где колонна остановилась — до сих пор следы траков и части бетонных укреплений. Отсюда до Тбилиси — полчаса ходу.

Танки ушли, а война осталась.

Администрация Гори находится на площади, где стоит тот самый памятник Сталину. Слева от памятника — воронка. Бомба убила несколько человек, в числе которых был голландский журналист. У Сталина — ни царапины.

С тех пор у властей горийского района главная головная боль — это беженцы. Каток войны за пару недель лишил тысячи семей всего, что у них было. Это фигура речи — после прорыва российских войск по тридцати грузинским селам прошлись мародеры. Села уничтожены. Жители увезли с собой только то, что вместилось в автомобиль. А у некоторых машин не было. Шли пешком.

Теперь для беженцев построены дома — маленькие аккуратные одинаковые «скворечники». Крыша над головой появилась. А надежды на будущее — нет.

В приграничном с Южной Осетии районе — каждую ночь стреляют. Понять, кто стреляет и зачем, невозможно. «Стороны», как их тут называют не имеют друг с другом связи. Дороги с двух сторон перегорожены блок-постами. Телефоны молчат. И чем дальше длится это молчание, тем страшнее людям. И об этом тоже говорят в Грузии и, наверняка — не только в Грузии, в Осетии, в Абхазии да и в других горячих точках Кавказа

P.S. Итогом нашей конференции стало Обращение к президентам России и Грузии с требованием обеспечить безопасность мирных жителей, начать мирные переговоры, восстановить дипломатические отношения между двумя странами. Под Обращением (полный текст документа) подписались десятки журналистов и общественных деятелей России, Грузии и других стран.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость