Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Какие уроки нужно извлекать из поражений?

Губернаторские выборы показали, что политэлита края не готова к серьезным вызовам. Проигрыш Александра Сурикова стал результатом не только слабости власти. Предлагаем вниманию читателей «СК» мнение нашего эксперта, который считает, что алтайская политическая элита должна сделать серьезные выводы из результатов минувших выборов и заняться повышением своего образования.

Выборы 14 марта и 4 апреля показали, что на Алтае сформировался системный кризис власти: от районного до краевого уровня. Многие избиратели отвергли существующую власть потому, что она устарела, стала в глазах людей бесперспективной.

По ряду обстоятельств, о которых будет сказано ниже, краевая элита не смогла правильно оценить умонастроения людей. Она не предложила избирателям кандидатуры и программы, которым они поверили бы, с которыми бы связали свои надежды на улучшение жизни.

Что представляет собой краевая элита? В нее входит крупная аграрно-строительная составляющая, значительно в меньшей степени представлена промышленная элита, причем в последние годы она становится все слабее, в элите много чиновников, руководителей краевых организаций, мало представителей высшего образования, врачей, учителей, элита постоянно пополняется представителями бизнеса. Политическая роль этой последней группы растет с кажущейся быстротой, однако для истинного элитного положения наиболее известным ее представителям не хватает знаний, умений, размаха в практических делах, капитала.

В крае последние годы идет возрастное обновление элиты. На смену ветеранам партхозактивов постепенно приходят прагматичные «комсомольцы». Однако сегодня никто из старой-новой элиты не имеет широкой известности в крае и не является признанным авторитетом, оценкам которого доверяют люди.

Полагаю, что одной из причин недееспособности краевой элиты является низкий, не отвечающий современным требованиям уровень ее образованности. Это прежде всего проявляется в неумении и нежелании овладевать новыми современными профессиональными знаниями, знаниями об обновлении общественного бытия, новых политических и социальных реалиях. Нежелание совершенствоваться, обновлять свои знания, работать над собой, полная оторванность от федеральной элиты порождает у краевой элиты политический инфантилизм, полную неспособность к системной политической работе.

Удел такой элиты — не работа по налаживанию политической и партийной жизни в крае, а внутрипартийные и межпартийные интриги, групповщина и мелкий шантаж. На первом месте у ведущих представителей элиты стоят не вопросы, волнующие общество, а клановые интересы.

В очередной раз при первых политических успехах у одной (якобы победившей) из частей краевой элиты возникло избыточное самомнение, «пупизм». В связи с малой осведомленностью о процессах, реально происходящих в обществе, им показалось, что после думских выборов они поймали бога власти за бороду. Они уже без какого-либо стеснения начали делить эту не пришедшую еще власть, делить место под солнцем. Они вели себя вызывающе и бескомпромиссно. Так обычно ведут себя в политике новички. Жизнь жестоко посмеялась над ними.

Другая важная причина неконкурентоспособности нашей элиты — это зачаточное, неразвитое состояние пиар-структур.

Не секрет, что в первом туре выборов избирательная кампания бывшего главы региона велась чиновниками и чиновничьими структурами. Когда чиновники берутся не за свое дело — выборы, происходит нечто.

В ход идут способы и формы агитации, взятые из времени, когда выборы были без выбора. Своеобразны формы организации работы с народом. Чиновники краевого уровня выдают за работу с избирателями сборы чиновников более низкого уровня, а также руководителей бюджетных учреждений (вузов, средних специальных и общеобразовательных учреждений). Нередко бюджетников с угрозами сгоняют на встречи с руководителями районного и краевого масштаба.

Жизнь показала, что на выборах люди игнорируют мнение начальника, его давление дает противоположный эффект. Да и не считают нужным учителя, врачи, рядовые работники правоохранительных органов при исполнении профессионального долга заниматься агитацией, а если и делают это, то от отчаяния, от невозможности изменить жизнь к лучшему и чаще призывают голосовать не «за», а «против».

Конечно, чиновники-организаторы избирательной кампании и одновременно ее политтехнологи, смешны, однако в чем же главная причина, заставившая их это делать? Неужели только в воле главного начальника? Страхе перед ним? Желании выслужиться? Или в слабой информированности кандидата на должность?

Полагаю, причина в другом. Скажем открыто: на Алтае нет ни одной структуры, которая профессионально, полноценно могла бы организовать избирательную кампанию крупного масштаба. Более того, на Алтае нет ни одной структуры, которая профессионально занималась бы любыми выборами. Просто у некоторых групп товарищей выработалась привычка один раз в четыре года проводить избирательные кампании.

В крае существует несколько групп, которые по рекомендациям лучших московских пиар-центров успешно проводят думские выборы на Алтае. Участники этих групп непрофессионалы, однако большой практический опыт, наличие сильного кандидата, привлечение к работе опытных, талантливых авторов агитационных текстов и юристов позволяют даже с точки зрения профессиональных требований проводить избирательные кампании на приемлемом уровне.

Состоится ли создание необходимых пиар-структур в крае, зависит прежде всего от политической воли элиты, ее желания быть информированной и подготовленной к политической работе. Не последнее значение имеет и позиция университетов города.

Только участие лучших интеллектуальных сил университетов, привлечение к практической работе по созданию этих структур профессоров широкого круга гуманитарных специальностей и их наиболее способных учеников (преподавателей и практиков), подготовка их в лучших пиар-центрах страны могут и должны дать положительные результаты.

Такая работа, безусловно, по плечу известным в стране алтайским профессорам: специалисту по конституционному праву (а избирательное законодательство — часть его) профессору Невинскому и его ученикам, специалисту в области социологии профессору Григорьеву и сторонникам его школы, руководителям и сотрудникам других кафедр университетов, профессионально занимающихся этими проблемами. Дело серьезное, оно не должно попасть в руки дилетантов — специалистов по истории Древнего мира или псевдоэкспертов-советчиков, высасывающих свои рекомендации из пальца.

Со своей стороны краевая элита должна обеспечить создаваемые структуры серьезными заказами на аналитику по широкому кругу проблем, на проведение мониторинга мнения различных электоральных групп по различным вопросам. Прежде всего это постоянно необходимо элите как обязательный атрибут для принятия решений в повседневной работе. Роль выборов здесь вторична, но всегда надо помнить, что подготовка к следующим выборам начинается на следующий день после прошедших.

Если в ближайшее время краевая элита, все ее составные части — аграрии, «комсомольцы» и другие — не осознает, что она не отвечает требованиям времени, что надо срочно любыми путями повышать уровень знаний, значит, она не сделала никаких серьезных выводов и продолжает недальновидно считать, что поражение на прошедших выборах было трагедией одного человека, а не демонстрацией несостоятельности и бесперспективности целого поколения алтайских политиков, достигшего к моменту выборов расцвета сил.

Александр СТАЛЬЕВ, независимый политолог.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость