Политика

<B><B>Миссия невыполнима? </B></B>

Предлагаем вашему вниманию статью депутата Государственной Думы от Барнаула Владимира Рыжкова, посвященную оглашенному 26 мая посланию президента. С текстом выступления президента можно познакомиться здесь.

Итак, цели ясны, задачи определены. В промежутке между 2006 — 2010 годам Россия призвана преобразиться до неузнаваемости. Президент Владимир Путин в своем первом послании второго срока очертил для страны «действительно долгосрочные цели».

Большинство из его наказов бесспорно. Еще Михаил Горбачев обещал «каждой советской семье» по отдельной квартире к 2000 году. Теперь решение проклятого «квартирного вопроса» выглядит так — к 2010 году покупка жилья должна стать реально доступной для трети работающего населения.

К тому же времени появятся твердые стандарты и полная прозрачность в оказании качественных и общедоступных медицинских услуг. И, соответственно, начнет расти продолжительность жизни россиян, которая сегодня в среднем на 5 лет короче, чем у жителей Китая. Будет существенно улучшено российское образование, а престижные вузы откроют свои двери детям из бедных семей.

Экономика вырастет в два раза, а бизнес будет платить простейшие по процедуре и очень низкие налоги. Налоговая система будет стимулировать развитие компаний, а не служить аппетитам Минфина. Инфляция упадет до 3% в год, а рубль станет платежным средством повсюду в мире.

Россия станет, наконец, страной хороших дорог и глобального транзита. Новая нефть щедро потечет по новым трубопроводам.

В очередной раз обещано резкое сокращение числа чиновничьих контор, самих чиновников и принадлежащих им полномочий. Бюджет будет расходоваться рачительно, работая не на его «освоение», а «на результат». У России будет современная, вооруженная новым оружием армия, а ее солдаты, сержанты и офицеры будут хорошо зарабатывать и жить в своих квартирах.

Россия будет глубже интегрирована со странами СНГ, еще больше сблизится (в том числе и «духовно») со странами ЕС и будет дружить со всем остальным миром.

Само собой, в ней будет больше демократии, свободы и гражданского общества.

Те, у кого возникло ощущение, что подобное они слышали уже не один раз, не ошибаются. Из года в год в программных речах лидеров российского государства выдвигаются одни и те же задачи. Меняются лишь нюансы и сроки. При этом нельзя сказать, что ежегодные послания президента, особенно президента Путина, остаются пустым звуком. Многое из намеченного им в последние годы, действительно стало реальностью.

Экономика на самом деле выросла на треть, а реальные доходы граждан — в полтора раза. Отток капитала из страны сменился его притоком, а фондовый рынок вырос в 7 раз. Внешний долг России уменьшился на четверть, бюджет выполняется с профицитом, растет внешняя торговля и ее положительный баланс, увеличиваются прямые инвестиции. Удалось покончить с разнобоем федеральных и региональных законов. А предприниматели стали лучше платить налоги. На треть меньше стало бедных и безработных. Россия стоит в шаге от вступления в ВТО.

Однако насколько возможно согласиться с центральным выводом Владимира Путина о том, что Россия стала теперь «политически и экономически стабильной страной»?

Известно, что экономический рост последних лет был в решающей степени связан с обычным послекризисным восстановлением и аномально высокими ценами на нефть. 1% нефтяников и газовиков (от общего населения страны) производит четверть российского ВВП. Степень концентрации и монополизации российской экономики за последние четыре года не сократились, а наоборот — выросли. Как и зависимость от внешних (в первую очередь — сырьевых) рынков. Сделать российскую экономику в целом более разнообразной и конкурентоспособной пока не удается. Бедность сократилась, а социальное расслоение, напротив, возросло. В лучшем случае, не уменьшается коррупция. В условиях зависимых и продажных судов без должной защиты остаются права собственности и контракты. Так каковы же гарантии экономической стабильности, если внешние условия вдруг резко ухудшатся? Стабилизационного фонда и золотовалютных резервов надолго не хватит.

Заключение о наступлении политической стабильности также только на первый взгляд кажется убедительным. Спору нет — крепкие «загогулины» ельцинской эпохи остались в прошлом, рассеялось политическое могущество региональных лидеров и «олигархов». В центр всей политической жизни стал энергичный молодой президент и его администрация. Власть Путина — самая крепкая со времен Андропова. Но, как и в 1983 году, все зависит теперь от одного человека. Тогда Андропов выбрал своим преемником Горбачева — что перевернуло мировую историю и завершило историю СССР. Кого назовет своим преемником Путин, и чего ожидать после этого россиянам, да и всему миру тоже? Риски вполне сопоставимы — какая уж тут стабильность!

Мы все чувствовали бы себя куда спокойнее, если бы в России нормально работали сильные институты демократического государства, между которыми была бы более равномерно распределена власть и ответственность. Если бы в России существовал авторитетный и самостоятельный парламент. Сильные партии — правящие и оппозиционные. По-настоящему независимые суды и прокуратура. Не зависящие от Кремля телеканалы. Сильные регионы и муниципалитеты. Однако именно Владимир Путин сделал немало для фатального ослабления и подчинения себе всех этих опор стабильности и нормальной преемственности власти. Власть стала сильнее — а государство ослабло.

После подавления парламента, оппозиции, региональных лидеров, телеканалов, крупного бизнеса — для укрепляющейся власти Владимира Путина осталось лишь две возможные мишени — неправительственные организации и Интернет. В послании уже прозвучали глухие угрозы в адрес первых. Скоро ли дойдет дело и до российского сегмента всемирной сети?

Нигде больше реалии так далеко не расходятся с президентскими словами, как в вопросе о демократии и правах человека. Никогда еще Владимир Путин не говорил о необходимости свободы так много и с таким нажимом, как в последнем послании. Он даже не без обиды упрекнул Запад в приписывании ему авторитарных инстинктов, диктуемом, по его мнению, страхом перед крепнущей Россией. Однако на практике «полет от свободы» не останавливается ни на один день. Последние парламентские и президентские выборы цинично манипулировались, а зависимые от власти СМИ подвергаются все более жестокой цензуре. Ждет в СИЗО своего тюремного срока Михаил Ходорковский, а компания «Юкос» под ударами государства предупредила о своем возможном банкротстве. Путин только что внес в Думу драконовский закон о референдуме (фактически об их запрете в России), а еще ранее его правительство попыталось ограничить право граждан свободно проводить митинги и демонстрации. Чечня была упомянута в послании лишь в контексте борьбы с международным терроризмом.

По словам президента, «создание в России свободного общества свободных людей — это самая главная наша задача. Но и самая сложная». Еще бы — особенно если самому все время идти в противоположную сторону.

Все поставленные Путиным задачи требуют совершенно нового качества государства. Реформы образования, здравоохранения, армии должны осуществлять честные и образованные чиновники с осознанной миссией служения общему благу. Без их подотчетности — от Москвы до самых до окраин — общественности, представительным органам переменить их вековые привычки невозможно. Для того чтобы сделать прозрачной огромную «военную экономику», требуется повседневный и жесткий общественный (в первую очередь — парламентский) контроль за всеми «силовыми» структурами. Чтобы победить бедность и социальное расслоение, России необходимы массовые независимые профсоюзы и мощная парламентская оппозиция. Коррупцию не победить без разветвленной сети свободных СМИ и независимой прокуратуры и судов. Чтобы передать лишние функции неправительственным организациям, снять препоны на пути строителей, сократить функции и закрыть на замок контролирующие и разрешающие конторы — над бюрократией должны встать демократические институты. А они в годы правления Владимира Путина все больше превращаются в фанерные муляжи. Сам же он (как и ни один единоличный властитель России до него) — с бюрократией не совладает. Не потому ли о борьбе с коррупцией в послании не было сказано ни слова. Чья умелая рука стоит за этим символическим умолчанием?

Путин хочет сделать Россию сильной и богатой. Главное для него — «значимый рост благосостояния граждан». Для этого он хочет модернизировать социальную сферу, экономическое и финансовое законодательство, уменьшить государственное вмешательство в дела бизнеса. Но он надеется сделать это методами авторитарного правления, руками лишь внешне послушной ему традиционной русской бюрократии. Подобную авторитарную модернизацию раз за разом пытались осуществить русские цари, начиная с Петра Великого, а позднее — и все советские генсеки. Но страна всякий раз оставалась отсталой и забитой.

Похоже, что эта миссия просто невыполнима. Без последовательной демократизации государственной и общественной жизни — одновременно с глубокими экономическими преобразованиями, Россия вряд ли добьется настоящего успеха.

Владимир Рыжков,

депутат Государственной Думы.

27 мая 2004 года.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость