Политика

Почему вице-губернаторы не хотели давать информацию?

Печально, но факт: журналистам, приехавшим на место гибели Михаила Евдокимова, не давали работать. Печально не потому, что не давали, а потому, что работаем мы не для себя, а для своих читателей, зрителей и слушателей. И чем больше мы им расскажем и покажем, если кто этого не знает, то тем меньше будет слухов, сплетен и недомолвок.

Когда мы приехали к месту аварии, некто, представившийся начальником охраны Михаила Евдокимова, запретил вести фото- и видеосъемку. У одного из ведущих в Барнауле фотокорреспондентов, успевшего сделать несколько снимков, отобрали аппаратуру и флэш-карты от цифрового фотоаппарата. Правда, потом все вернули. Оператору ГТРК «Алтай» неизвестные люди закрывали ладонью объектив камеры и требовали прекратить съемку.

Высокопоставленный офицер одной из спецслужб, присутствовавший на месте трагедии, объяснил мне, что запрет фото- и видеосъемок — инициатива администрации края и отправил меня к вице-губернатору Алексею Сарычеву. Г-н Сарычев не смог внятно объяснить, почему запрещена съемка и сообщил, что это распоряжение и.о. первого вице-губернатора Михаила Козлова. Когда с вопросом о том, почему нельзя снимать, я обратился к г-ну Козлову, тот вообще распорядился удалить всех журналистов за линию оцепления.

Стоявшие в оцеплении милиционеры команды администрации выполняли достаточно исправно, но снимки, все-таки, удалось сделать.

Совершенно понятно, что и Сарычев, и Козлов очень тяжело переживали гибель Михаила Евдокимова, но совершенно непонятно другое — почему они не давали журналистам выполнять их служебный долг — получать информацию, чтобы довести ее до своей аудитории. Не знаю, какие политические позиции в 1990-е годы имел г-н Козлов, но точно знаю, что г-н Сарычев боролся за демократию, в том числе и за право читателей, зрителей, слушателей на беспрепятственное получение информации. А ее им, как раз, и дают журналисты.

Что же случилось? Может быть, вице-губернаторы боялись, что мы и наши коллеги начнем смаковать картину этого ужасного происшествия? Но вовсе не стоит думать о других хуже, чем о самих себе. Или было, что скрывать? Тогда что? Но ни милиция, ни ФСБ ничего против съемок не имели. Или, наоборот, скрывать было нечего и хотелось, чтобы авария не выглядела обычным ДТП? Или, может быть, думали, что произойдет чудо, а мы ему помешаем? Но чудес, увы, не бывает.

Но это все лирика, а есть позиция закона. В статье 29 Конституции РФ говорится, что «каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом». А мы, господа вице-губернаторы, никаких законов не нарушали. А в законе о СМИ (статья 47) говорится, что журналист имеет право производить видео- и фотосъемку, за исключением случаев, предусмотренных законом, и «посещать специально охраняемые места <…> аварий и катастроф». Уважаемые Алексей Николаевич и Михаил Сергеевич (Козлов), а какими законами руководствовались вы?

Дмитрий Негреев.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость