Политика

У следствия появились основания полагать, что в похищении и избиении «левого» активиста Даниила Полторацкого принимал участие сотрудник милиции

Расследование по «делу Даниила Полторацкого» близится к завершению, — заявляет сам Полторацкий. (Напомним, в июне 2009 года левый активист Даниил Полторацкий был похищен у здания администрации Алтайского края, где он проводил одиночный пикет). В декабре 2010 года в Барнауле прошла процедура опознания подозреваемых в похищении и избиении.

Голодовка Даниила Полторацкого.
Голодовка Даниила Полторацкого.
Анна Качурина

Даниил Полторацкий,
левый активист:

Тот, кого я опознал — сотрудник милиции, который на очной ставке сказал о том, что 4 июня 2009 года в составе оперативной группы он действовал в соответствии с приказом. Работа ведется дальше, следователи работают очень добросовестно.

В следственном управлении подтвердили эту информацию. «У нас появились основания полагать, что сотрудник милиции принимал участие в похищении и избиении Даниила», — сказал один из участников следственной группы.

Полторацкий направил президенту РФ Дмитрию Медведеву обращение, в котором подробно описал свои действия во время одиночного пикета у здания администрации края и свое похищение. Гражданский активист, по его словам, надеется, что вмешательство президента «позволит наказать не простых исполнителей, а заказчиков преступления». Он требует отставки и наказания генерал-майора МВД Вячеслава Новикова, «инициировать чистку рядов алтайской милиции и довести дело до конца».

В ближайшее время Даниил планирует также записать видеообращение к президенту.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Я, Полторацкий Даниил, являюсь гражданским активистом и помощником депутата ГД ФС Ильи Пономарева по работе в Государственной Думе на общественных началах. 4 июня 2009 года я проводил одиночное пикетирование у здания Администрации Алтайского края. Целью пикета было привлечение внимания общественности к зашкаливающему, по моему мнению, уровню милицейского беспредела в Алтайском Крае и к уголовным делам против новосибирского художника Артема Лоскутова и общественного активиста из Барнаула Дмитрия Бычкова. Эти уголовные дела были характерны тем, что выдавали почерк формирования под названием «Центр по противодействию экстремизму»: у Артема «нашли» наркотики, Дмитрий же прямо перед первомайским митингом во время обыска оказался обладателем боевой гранаты. Несмотря на различия в политических взглядах, я понимал, что завтра жертвой могу оказаться я или мои товарищи. Поэтому я вышел к администрации, требуя покончить с произволом и создать общественную комиссию по контролю над Центром «Э».

Анонс моего пикета привлек внимание не только журналистов и сочувствующих. С самого начала со мной рядом находились сотрудники центра «Э». Один из них, Вячеслав Мальцев, работает над выявлением «экстремистов» среди левых активистов Барнаула до сих пор.

Вскоре после того, как я развернул плакат с требованиями, ко мне был подослан бомж, с целью дискредитации пикета. Я не голословен — через день генерал-майор МВД Вячеславом Новиковым в официальном комментарии сайту «Алтапресс» признал факт воспрепятствования и дискредитации публичной акции. Генерал назвал это «игрой», сказав, что «бомжа к Полторацкому подсадили мы». В Уголовном Кодексе есть статья за номером 149, в которой действия этого генерала описаны до подробностей. Дело по этой статье возбуждается без заявления, однако, Вы понимаете, что в Алтайском крае, который превратился в одну большую станицу Кущевская, это дело никто не возбудил. Совершенно обычная практика, когда по приказу генерала к пикетирующему могут подсадить бомжа. Они так играют. Я прошу вас добиться наказания за такую «игру», я прошу вас добиться отставки и справедливого наказания Вячеслава Новикова. Я считаю, что те, кто совершают произвол, не могут носить мундир, который, по идее, предназначен для охраны от произвола. Возьмите его за погоны, очень вас прошу. Иначе пострадают другие. Депутат АКЗС от фракции КПРФ Игорь Вольфсон требовал возбуждения дела против Новикова по этой статье, но «состава преступления нет», а следователи получили справку из морга, что тот гражданин, который был подослан милицией ко мне 4 июня (его личность была установлена) — мертв. Неожиданно замерз в подвале.

Я игнорировал незаконные действия со стороны милиции, не обращая внимания на гнусные попытки сорвать проявление гражданского долга. Это не пафос, это суровые реалии, когда даже одиночный пикет в Алтайском крае сопряжен с огромным риском для здоровья и безопасности. У меня был лишь один плакат, и это не могло пройти незамеченным мимо бдительных глаз «правоохранителей». Вскоре ко мне подошел молодой человек в черных очках и с нашивкой «WhitePower» на штанах. Мой товарищ, который фотографировал пикет, узнал в нем активиста праворадикальной группировки. Он быстро выхватил плакат и убежал, под осуждающие покачивания голов сотрудников милиции.

Но мои товарищи через пять минут принесли мне еще два плаката, один на случай, если штат националистов у ГУВД еще не иссяк. Были попытки меня запугать, но я оставался у администрации. Тогда в дело был пущен план «Б», которым по праву может гордиться поколение алтайских «Евсюковых».

Около 17:00, как установил следственный эксперимент, ко мне подъехала машина с тонированными стеклами и без регистрационных номеров. Одновременно с машиной, из-за здания администрации вышли три человека (как выяснилось на недавно прошедшей очной ставке — сотрудники ГУВД, фамилии вы можете узнать, истребовав материалы уголовного дела). В течение минуты я был утрамбован на заднее сидение, где меня начали избивать. Это происходило на глазах изумленных товарищей, которые, к счастью, успели сделать три фотографии. Как потом рассказывали мои товарищи, машина проехала через посты (администрация охраняется сотрудниками милиции), и выехала с территории администрации. Милиционер что разве не отсалютовал машине без номеров. Подбежавшим товарищам милиционеры сказали, что это обыкновенное задержание. То же самое сказали одному из помощников Ильи Пономарева, который звонил дежурному в ГУВД Алтайского края из Москвы.

Я был вывезен на пустырь в район «Лесной Пруд», где сотрудники, натянув мне мой пиджак на голову, объяснили мне, что подача заявления в прокуратуру, равно как и возобновление пикетирования, грозят мне смертью или инвалидностью, это уж как получится. Учись, говорят, обзаведись женой, детьми. Упыри, по удивительному совпадению, любят акцентировать внимание на традиционных ценностях. Далее сотрудники милиции стали наносить мне удары ногами в область ребер, после чего уехали.

Очнулся я, совершенно не понимая, где нахожусь. Очки мои были разбиты еще при похищении. Спрашивая дорогу у немногочисленных прохожих, я добрел до ближайшей остановки, где позвонил друзьям, которые забрали меня и отвезли в травмпункт горбольницы № 1, где я снял побои. Впоследствии я прошел судмедэкспертизу, которая подтвердила факт нанесения побоев. Оказавшись в Барнауле в этом году, я сразу же написал заявление о возбуждении уголовного дела по факту нанесения побоев.

На следующий день вышеупомянутый генерал Новиков отрицал похищение, сказав, что сотрудники ГУВД к преступлениям не причастны, зачем-то признав только воспрепятствование пикетированию. Кстати, если уж по честному — то такого генерала не стоит держать в штате, даже если закрыть глаза на похищение: говорить средствам массовой информации про то, что милиция (и не просто милиция, а генерал!) подсаживает к активистам бомжей, уже выше, чем вопиющая наглость. Я называю это милицейским беспределом, который порочит не то что честь мундира, а общечеловеческое достоинство, и, думаю, Вы со мной согласитесь.

Против чего боролся — на то и напоролся. Дело по статье «похищение человека по предварительному сговору» возбудили очень быстро, депутат ГД Пономарев направил запрос Юрию Чайке, генеральному прокурору. Над делом работали полтора года, и следователи, наконец, нашли тех, кого мне надо было опознать.

Я не буду описывать процедуры, скажу лишь только, что тот, кого я опознал в декабре — сотрудник милиции, который на очной ставке сказал о том, что 4 июня в составе оперативной группы он действовал в соответствии с приказом. Работа ведется дальше, следователи работают очень добросовестно, и я надеюсь, что Ваше вмешательство позволит наказать не простых исполнителей, которые даже не знакомы со мной, и являются лишь винтиками — а заказчиков преступления.

После этого вопиющего преступления и скандала, на который отреагировали центральные СМИ, Центр «Э» в Алтайском крае был расформирован. Но этого недостаточно. Я — даже не субъект, я лишь часть той свободы слова, которая, к сожалению, очень часто оказывается в затонированных машинах и избивается на пустырях. Ну какую ненависть у преступников в погонах мог вызвать 17-летний парень с плакатом? Они ненавидели то, что было написано у меня на плакате. Они похитили и избили свободу слова. Это самое ужасное преступление, которое могло быть совершено в тот день на той площади, и оно было совершено. Мой товарищ, свидетель, давший показания через несколько дней — был в день дачи первых показаний, вечером, арматурами избит неизвестными в подъезде, а дело по этому избиению было замято.

Я прошу Вас, Дмитрий Анатольевич, инициировать чистку рядов алтайской милиции и довести дело до конца. Не за себя прошу — я уехал после похищения в Москву, опасаясь за свою жизнь, где живу по сей день. Прошу за людей, которые там остались, которые живут под гестаповскими генералами. Вы взялись за Кущевскую, возьмитесь и за остальные города. Начните с моей малой Родины. Я понимаю, что после беспорядков на Манежной вопрос о беспределе в милиции стал вроде бы как неактуален. Но у меня нет бороденки, которую мне надо сбрить завтра по совету премьера, а потерпевший по уголовному делу о похищении я уже сегодня. Мне надоел милицейский беспредел, он в прямом смысле слова мешает мне жить.

Прошу Вас, наведите порядок. Потому что дальше так просто нельзя.

Илья Пономарев,
депутат Госдумы РФ:

Хорошо, что благодаря общественной поддержке и СМИ не удалось замять дело, теперь самое главное — продолжать держать ситуацию на контроле. Я стараюсь «держать руку на пульсе», и применять все доступные мне механизмы воздействия — депутатские запросы и т.д.

Я ожидаю, что по итогам этого дела могут быть посадки исполнителей, но не думаю, что последуют какие-то громкие отставки. Дело в том, что приказ наверняка никак юридически оформлен не был, и сложно доказать, что исполнители просто не «перестарались». Так что во многом результаты будут делом совести тех, кто отдавал и исполнял приказ, и их внутренних корпоративных отношений…

С другой стороны, я не вижу стремления совсем уж «заиграть» это дело. Если же мы увидим жесткое противодействие со стороны правоохранителей, то постараемся вести дело к каким-то кадровым выводам…

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость