Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Алтайские приключения молдавского путешественника

Ещё летом прошлого года 28-летний Дан Лозан жил в Кишинёве в трёхкомнатной квартире вместе с родителями. Мама его преподаёт французский, отец — бывший строитель, сейчас на инвалидности. Два брата программисты, у каждого своя семья, успешная работа. У него самого тоже был свой маленький бизнес. Лозан продавал краски, домашние цветы, материалы для ремонта. Осенью прошлого года, по словам собеседника, стал надвигаться кризис, и клиентов перестали интересовать яркие краски.

Марина Кочнева

Дан, которому претило сидеть на шее у родителей, сначала растерялся, а потом вдруг вспомнил про одного путешественника. Как-то раз позвонил ему знакомый и попросил провести экскурсию для австралийца, который путешествует по миру.

— Этот человек познавал страны и людей и радовался этому, как ребёнок. Я тогда очень восхитился его образом жизни. Подумал: «Эх, было бы у меня больше свободы!» И вот эта свобода появилась.

Для начала безработный просмотрел в записи все передачи канала «Дискавери», где речь шла о выживании в экстремальной ситуации. Отдельный фильм был о Сибири.

Затем устроился на украинскую птицефабрику и за месяц заработал на спальник, зимнюю одежду и походные ботинки.

— На палатку, к сожалению, не хватило, — говорит Дан. — Но в дорогу уже очень сильно хотелось.

И однажды наступил день, когда он сообщил родственникам, что намерен ехать в Россию. После этого, лёгкий и свободный, взял билет на поезд, добрался до Москвы и оттуда поехал на Алтай.

— Уже в первые дни в Горном Алтае мне пришлось вспомнить уроки школы выживания, — поделился Дан. — Дело было в декабре под Онгудаем. Я долго искал место на ночлег, потом один из местных жителей сказал, что пустит меня в свой дом переночевать, если я ему куплю бутылку пива. Когда я купил ему пива, мы пошли к его дому. Дверь открыла грозная хозяйка, которая не пустила на порог ни своего подвыпившего супруга, ни меня.

Дан рассказывает, что, гуляя под звездами, ушёл туда, где были старые завалившиеся деревья. Под корнями дерева разжёг костер, нагрел землю, потом на этом теплом пятачке земли постелил клеенку, коврик, спальник, сам в спальник залез и клеенкой обмотался…

Наутро вновь вернулся в посёлок, стал искать жильё и работу. Узнал, что неподалёку в одном из сёл живёт англичанка, работающая учительницей.

— Приехал к ней, очень обаятельная дама. В селе её боготворят. Кстати, это село, где жители вообще не пьют, принят сухой закон. Мы долго разговаривали, пили чай, я у неё ночевал, а потом снова отправился искать работу.

— Не найдёшь ничего, самим работать негде, — говорили местные, — ехал бы лучше в Новосибирск, Барнаул.

Однако Дан продолжал поиски и вскоре устроился сторожем на одной из турбаз в селе Караколы, что неподалёку от Онгудая.

— В сторожке есть печка, лежанка, а больше мне ничего и не надо пока, — говорит молодой сторож.

С первых дней чужестранцу пришлось столкнуться с не очень радушным отношением местных. Однажды мальчишки спросили что-то на улице на алтайском языке.

— Когда я сказал, что не понимаю, они засмеялись: «А, ты русский, значит, тебя надо бить». — Они же словами взрослых говорили, — размышляет молодой человек. — А некоторые взрослые сегодня не только на Алтае стали с враждебностью принимать людей другой национальности…

Это был не самый большой камень, брошенный в него.

Как-то вечером в его сторожку ввалилась пьяная компания. Гости предложили сторожу выпить.

— Я вообще отказался от спиртного в день своего 27-летия, — поделился Лозан. — Мы в тот день праздновали долго в загородном баре. И меня потряс эпизод, когда один из подвыпивших папаш ударил свою пятилетнюю дочку так, что она начала плакать. Я тогда вышел из бара и отправился домой. И пока шёл 40 километров, в голове происходило что-то очень важное. Как будто боги с тобой разговаривали. Я понял в тот момент, что с алкоголем разум теряется, как у этого пьяного отца…

Но здесь, в сторожке, гости настаивали, и Дан решил нарушить свой запрет.

— Потом они выпили ещё и стали меня избивать, — вспоминает собеседник, — стучали головой о стену, пинали. Затем потребовали деньги. У меня в кармане было 70 рублей, я протянул их мужчинам, они вновь поехали за выпивкой. В это время я закрыл сторожку и поднялся в горы.

Там уже с вершины он видел, как к сторожке вновь подъехала машина с подвыпившей компанией, уехала, снова вернулись уже две машины. Дану вновь пришлось жечь костёр. Утром он сообщил о происшедшем хозяину турбазы. Тот быстро разыскал вечерних гостей. Вскоре они появились перед Даном с виноватым видом: «Ты прости нас, парень, мы пьяные дурные».

Дан, у которого и сейчас болят от тех побоев кости, на полном серьёзе поделился: «Я их не виню, сразу простил. Это же не случайно, Судьба меня наказала за то, что я выпил. Ведь давал запрет себе. Вот и получил».

Сегодня, по его словам, у него есть хорошие знакомые среди местных жителей.

— Здесь рядом есть священные горы, откуда чужаков гоняют, — поделился собеседник. — А мне разрешили сходить туда вместе с ними.

— Не допускать негативных мыслей и относиться ко всему с почтением и деликатностью — нынешнее кредо молдавского путешественника. В ближайшее время он хочет съездить в Чемал, чтобы почувствовать аромат цветущих слив и абрикосов. Рождённый в Молдавии, конечно, скучает по садам.

— Летом я хочу как можно лучше узнать Алтай. Я очень рад, что судьба распорядилась так, — порадовался Дан. — Когда-нибудь я посажу дерево, построю дом и буду хорошим отцом. Но сейчас я захлебываюсь от ощущения жизни и свободы. За эти полгода я испытал больше, чем за всю свою предыдущую жизнь.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость