Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Люди постепенно начинают понимать, что делают, когда берут кредиты

Роман Майзенгер, управляющий группой компаний «Центр ЮСБ — Алтай», рассказал, как работают коллекторы, почему люди перестают выплачивать кредиты и что им делать, чтобы выйти из этой ситуации с наименьшими потерями.

Деньги. Рубли.
Деньги. Рубли.
Олег Богданов

Не плохие — просто неграмотные

— Роман Владимирович, распространено мнение, что деятельность коллекторов в принципе незаконна. Многие считают, что вы работаете на грани рэкета.

— У нас действительно не самая приятная профессия. Никто не любит отдавать долги, у людей сразу появляется масса личных причин, которые, как они считают, могут являться основанием для того, чтобы это не делать. Люди надеются на авось, непонятно на что, поэтому людям не нравится наша профессия, они часто сгущают краски, говорят, что все коллекторы бандиты и так далее.

— Какие законы регламентируют работу коллекторов? Как узнать, что требования коллектора законны, какие документы могут это подтвердить?

— В нашей стране пытались рассматривать закон о коллекторской деятельности, были попытки его принять, были даже кое-какие проекты, но они не находили поддержки то у одной, то у другой стороны. До настоящего времени никакого закона, который бы конкретно регулировал деятельность коллекторов, у нас не принято. Но в целом коллекторские компании работают в правовом поле Гражданского кодекса. То есть заключается обыкновенный договор поручительства: по сути дела, кредитор поручает третьему лицу взыскивать задолженность со своего должника путем обращения в суд и другими не противоречащими закону методами.

— Давайте поговорим об этих методах.

— Первый, начальный этап работы с должником — это лайт-коллекшн, когда мы пытаемся установить контакт с должником с помощью телефона. Идут звонки. Звонки, звонки. Сначала с должником общается автомат: «Сообщаем вам о возникновении задолженности и необходимости ее погасить», потом коллектор — он выясняет причины задолженности, сроки, в которые она будет погашена. Выясняет отношение к долгу. Эта стадия заканчивается, когда мы понимаем, что все разговоры бессмысленны. Тогда наступает так называемый хард-коллекшн. Есть группа, которая выезжает по адресу места жительства должника, его работы либо куда-то еще.

— А это законно — выезжать, допустим, к должнику на работу?

— Ну, а что незаконного в том, чтобы выяснять обстоятельства? По сути дела, на обсуждение ставится следующий вопрос: «Что вы знаете о материальном положении вот этого человека? Есть у него финансовые проблемы в данный момент? Может быть, как-то поможете, поговорите с ним?»

— То есть при этом происходит воздействие на репутацию должника?

— По сути да. Мой московский друг Дмитрий Жданухин, директор коллекторской ассоциации, продвигает «пиар-коллекшн». Это касается в основном отношений между юридическими лицами. Выкладываются посты в социальных сетях, рассылаются пресс-релизы. Эти меры не относятся к клевете или другим противозаконным действиям, потому что распространяемая информация отражает действительность и основана на решениях суда или каких-то официальных документах. Эффект есть, но… в нашей стране я в этот метод не верю. За рубежом это очень эффективно, а у нас другой менталитет. Люди надеются на авось, живут одним днем. Если появляется уверенность еще и в завтрашнем дне, они тут же берут как минимум ипотечный кредит. Большинство неплатежей по кредитам, которые у нас сейчас наблюдаются, происходят не потому, что у нас плохие люди, не потому, что они, грубо говоря, специально это делают, а потому, что люди реально не умеют рассчитывать свои финансовые силы. Они надеются на то, что будут бесконечно много и долго получать заработную плату на одном предприятии, они не прогнозируют, что это предприятие может обанкротиться, разориться. Они не планируют, что может родиться ребенок, что может ухудшиться здоровье, и т. д. и т. п.

Есть, конечно, небольшая доля кредитов, которые изначально были взяты с намерением: «Ну, попробуем платить, а не получится — и фиг с ним», но их очень мало. Мы проводили социологические опросы и в Москве, и в регионах, где представлена наша компания, и вывод однозначный: люди не обладают достаточной финансовой грамотностью. Это касается в том числе нового института поручительства, который в полной мере заработал, когда появились кредитные отношения. У нас не понимали его суть, бесконечно верили в человеческую порядочность — многие поручительства такие глупые были, таким людям! Сталкиваемся с этим и просто изумляемся иногда: как люди могли на такое пойти? В том числе изумляли разные долги, связанные с тем, что человек честно накопил денег, дал их по договору займа, и все. До свидания. И мы ничего не можем взыскать — должник быстро перевел имущество кому-то в собственность.

Понемногу умнеем

— Какие долги преобладают у жителей Алтайского края?

— У нас баснословное количество задолженностей по ипотечным кредитам. В свое время в крае очень активно начинали выдавать эти кредиты, и вся Россия удивлялась, откуда столько желающих. Сейчас у нас самый крупный объем неплатежей в масштабе России.

— Почему так?

— У нас никакого производства толком не ведется, предприятия можно пересчитать по пальцам, а людям хочется жить в хороших квартирах. Вся экономика строится на торговых центрах — понаставили их кругом и продают одежду бюджетникам, стабильно получающим зарплату. Вот, по большому счету, и все.

— Роман, как вы думаете, есть вероятность, что люди все-таки научатся думать о своей финансовой безопасности?

— Конечно. Ситуация меняется, и она уже сейчас совсем другая. С начала работы нашей компании прошло уже шесть лет, и за это время люди начали понимать, что такое кредитная история, Бюро кредитных историй. И когда им раз щелкнут по носу, два откажут, они начинают извлекать какие-то уроки. Эти сказания о кредитных историях передаются уже из поколения в поколение. Новое, молодое поколение уже прекрасно понимает, что такое финансовая репутация, потому что в свое время их родители не могли реализовать какие-то планы из-за испорченных кредитных историй. Все равно население потихоньку воспитывается и становится на западный манер более ответственным. Большое влияние на финансовую дисциплину оказывает ограничение на выезд за границу.

— Почему? Для людей это так важно?

— Да. Можно же быть должником и не бояться лишиться имущества, потому что официально у тебя ничего нет. А вот за границу при этом не выедешь.

Только договариваться

— Что вы порекомендуете человеку, который попал в поле зрения ваших коллег?

— Только договариваться. Есть ситуации, когда идут на разные уступки.

— Почему? В связи с тем, что законодательно статус коллекторов не прояснен, распространено мнение, что коллекторам можно смело говорить: «До свидания, обращайтесь в суд».

— Понятное дело, сказать так можно. Но кредитная история портится все равно. Везде остается след, что человек отказался договариваться. Коллекторские агентства России обмениваются между собой базами данных, эти базы доступны службам бе­зопасности крупных банков, и так далее. И таким поведением человек просто ставит крест на любом кредитном продукте.

— Даже если человеку кажется, что его ситуация безвыходная, например, он не может найти работу — все равно стратегически правильнее договариваться?

— По большому счету да. Но все зависит от самого человека. В тяжелой финансовой ситуации многие пытаются отгородиться от проблем, сделать вид, что этих проблем вообще нет, не отвечать на звонки, прятаться. Этими попытками убежать от самого себя он только множит свои проблемы.

— Сколько коллекторов в Алтайском крае?

— Не знаю, в 2008 году было модным этим заниматься, все кинулись изыскивать долги, а в данный момент я перестал следить за этим рынком. Это перестало быть прибыльным. И я вас уверяю, если открыть в «ДубльГИСе» «Коллекторские компании Барнаула», то в основном все они декларативные, там сидят один-два человека. Что еще поменялось в нашем бизнесе? Коллекторские агентства аффилировались с банками, и это позволило банкам спихнуть часть долгов коллекторам для уменьшения своего банковского резерва, потому что на каждый рубль просроченной задолженности банк должен формировать два рубля резерва. И использовать эти денежные средства нельзя. Чтобы не перемораживать эти деньги, придумали такую схему.

— Есть ли у нас в крае антиколлекторы?

— Я разделяю их на два вида. К первому относятся те, кто говорит клиенту: «Все, никому не отвечай, ни с кем не говори, разговаривать буду я сам», — то есть они пытаются оградить кредитора своим присутствием от проблем, оказывают психологическую поддержку.

Вторая категория — профессиональные юристы, которые ищут какие-то лазейки в кредитных договорах, пытаются сгладить тяжелое бремя должника, попросить какие-то отсрочки… Это чистой воды юридическая работа на стороне должника. Что касается первых, я не знаю никого, кто себя так бы позиционировал в Алтайском крае. А вот вторых полно. Каждый, кто считает себя юристом, может участвовать в процессе на стороне должника, пытаться выторговать что-то у противной стороны. Другой вопрос, что компании, которые могут качественно оказать услуги в кредитной сфере, в Барнауле можно пересчитать по пальцам.

— Вы можете спрогнозировать, как жители края будут справляться с долгами дальше?

— Мы во многом зависим от экономической ситуации в стране и в мире. Когда в 2008 году произошел кризис, прекратили работу многие предприятия, стало много неплатежей, в том числе заработной платы. Все это влияет на кредитоспособность населения. Но если все будет идти, как идет, не надо ждать какого-то экономического роста и каких-то потрясений. Люди становятся грамотными, начинают осознавать, что делают, когда подписывают бумаги, обращаться только в те банки, которые заслуживают доверия… Это происходит медленно, ну, а чего мы хотим? У нас только 20 лет люди более-менее решают свои финансовые вопросы, а на Западе уже двести лет все это было. Нам предстоит пройти этот путь, чтобы стать более-менее цивилизованным обществом, потихоньку мы по нему идем. То есть этот долгий процесс продолжится, и никаких скачков не будет, если, конечно, не разразится кризис, который опять резко повлияет на финансовые возможности людей.

Должники как они есть

• Ответственнее всего к зай­мам подходят женщины старше 50 лет, имеющие высшее образование. Их доля среди должников крайне мала;
• мужчины в возрасте от 30 до 40 лет — самые недобросовестные плательщики;
• только 19% должников имеют высшее образование;
• только 7,4% людей, имевших поручителей по кредиту, входят в число недобросовестных должников;
• треть должников проживает в крупных городах с населением в миллион человек и выше, остальные — из небольших населенных пунктов.

Из Кодекса этических стандартов коллекторских агентств

• Агентство не может использовать запрещенные законом методы взыскания задолженности, в том числе причиняющие вред жизни или здоровью должника или угрожающие причинением такого вреда.
• Агентство не вправе беспокоить должника в период времени с 23 часов вечера до 6 утра.
• При взаимодействии с должником работники агентства не должны унижать честь и достоинство должника.
• Не допускается вводить должников в заблуждение относительно размера, характера и оснований возникновения задолженности и последствий отказа от ее погашения, а также требовать уплаты задолженности, наличие которой не подтверждено документально.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость