Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

На виду

Так уж повелось у нас в стране, что в анекдотах самые плохие чиновники — это полицейские. А в полицейских отчетах самыми алчными взяточниками являются врачи и учителя. Ну, о последних чаще всего слышно.

Андрей Никитин
Андрей Никитин
Олег Богданов

А все почему? Потому что их видно. Полицейских — нам, учителей и врачей — полицейским. Хотя, в общем-то, разговор пойдет не об этом.

Недавно был свидетелем любопытного происшествия. Из магазина на улице Молодежной вышел офицер полиции, только что купивший пачку сигарет. Сойдя с крыльца и пройдя несколько метров по направлению к дороге, где на обочине была припаркована его машина, офицер вскрыл пачку, достал сигарету и закурил. Но, прежде чем вытащить сигарету, он бросил на тротуар оторванную верхнюю часть пленки от пачки и «золотинку», которая закрывает сигареты. Обычное дело, ничего страшного — кто так не делает из вас? Вы не делаете? Ух ты! Какой вы молодец! А вот офицер полиции сделал. И это заметил маленький мальчик, гулявший с мамой неподалеку.

— Мама, а почему дяденька милиционер, — мальчик еще не принял реформу МВД, простим малышу, — мусорит?

Мама, озабоченная воспитанием мальчика, сориентировалась быстро. Видимо, такое нарушение ее наставлений ребенку со стороны взрослого, да еще и такого авторитетного, каким в детстве является «дяденьки милиционер», сильно задело молодую женщину, поэтому она и решилась на такой смелый поступок:

— А давай спросим у дяденьки милиционера, почему он мусорит в общественном месте, — сказал мама громко.

Находящиеся в округе люди, в том числе и я, услышали этот вызов представителю власти и с интересом (и даже с определенной долей вызова, понимая, что основная тяжесть удара идет от женщины, поэтому, укрывшись за ней, можно быть храбрым) посмотрели на офицера.

Офицер тоже уловил вызов в этом вопросе, резко обернулся, и в его взгляде можно было прочесть несколько непечатных выражений (попадись такому пьяный и связанный!..). Впрочем, статус матери с ребенком и любопытно-ехидные взгляды десятка посторонних глаз тут же осадили его гнев. Страж правопорядка предпочел не вступать в разговоры с превосходящим противником и быстро ретировался в автомобиль, на котором и умчался в направлении улицы Ядринцева.

Я шел и всю дорогу рассуждал сам с собой о том, насколько эта история показательна для сегодняшней ситуации в стране. Взять хотя бы тот аспект, что люди, наделенные даже самой малостью властных функций (не обязательно, предоставляемых государством, но государственные властные люди ведь всегда выпуклее для нашего взгляда), часто думают, что им позволено больше, чем «населению». И «стоя на страже» чего-либо, они порой любят это «что-либо» обходить. Ну, потому что… А как же еще-то? А я же главный тут не просто так. Я ведь не зря шел к вершинам своей (пусть даже маленькой) власти!

Например, рассказывала мне опять же еще одна мамаша, как она лежала в роддоме. Тогда в Барнауле свирепствовал грипп, отчего в роддоме был объявлен карантин, и никого из посетителей не пускали. Поэтому мужьям рожениц приходилось орать под окнами (мобильные телефоны массово в Барнаул зашли через пару лет), а не встречаться с любимыми в приемном покое. В то же время эта женщина видела, как главврач роддома во время этого самого карантина впустила какого-то своего знакомого в верхней одежде, без бахил в помещение, где лежат новорожденные. А почему? А потому что у главврача есть такая власть, которая внушает чиновнику (в данном случае мы главврача тоже можем причислить к лику сих «святых», ибо в данной ипостаси она не только лечит, а и поставлена начальствовать) мысль, что запреты — для простых смертных, но никак не для него/нее.

И еще мне пришло на ум, что когда люди пытаются такому зарвавшемуся чиновнику указать на то, что его благородие точно также не имеет права на нарушение, как и «население», чиновник восстает против восставшего народа. Как так? Эти пытаются мне доказать, что у меня нет «ранга выше»? Иногда этот протест обескураживает властьпредержащих, и они вынуждены временно «ретироваться в сторону улицы Ядринцева». Но способны ли они отказаться от нигде не декларированного, но воспринимаемого ими как данность к чину права делать недозволенное «населению»? Или будут всячески противиться отъему этого права, объявляя несогласных с этим бунтовщиками или шпионами?

Вот вам и примеры про врача с полицейским. Я их привел только потому, что врачи и полицейские (особенно невысокого ранга) у нас (и друг у друга) на виду. Поэтому и рассказываем мы анекдоты про полицейских, а полицейские отчитываются в основном о врачах и учителях. Ибо, представьте себе анекдот в котором в городе, населенном полицейскими, из магазина выходит, допустим, зам какого-нибудь министра, бросает на пол мусор из-под сигарет, а мальчик-полицейский спрашивает маму-полицейского, почему дяденька-замминистра мусорит. И мама-полицейский, поддерживаемая издевательским взглядами зевак-полицейских, с вызовом переадресует этот вопрос замминистра. Который с позором бежит в свой бронированный лимузин с мигалкой и бесславно «ретируется в сторону улицы Ядринцева». Ну анекдот же!

P.S. Мусор, оставленный тем полицейским офицером, кстати, так и остался лежать на тротуаре. Все были так довольны временной победой добра и спешили поведать о позоре мелкого государственного человека друзьям и знакомым, что совсем забыли о его мусоре… Да-да, и я тоже.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость