Происшествия

Нашли виноватого?!

Завершено расследование уголовного дела о гибели губернатора Алтайского края Михаила Евдокимова. Главный обвиняемый — водитель «Тойоты» Олег Щербинский. 16 сентября Генпрокуратура Сибирского федерального округа предъявила Щербинскому обвинение по ст. 264 часть 3 УК — «нарушение лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц». Этой статьёй предусмотрен срок лишения свободы от четырёх до десяти лет.

Как пояснил нам адвокат Щербинского Сергей Шмаков, Олег обвиняется в том, что не пропустил автомобиль со спецсигналами, не убедился в безопасности манёвра.

Обвинение, выдвинутое против Щербинского, взбудоражило всю общественность. Опытные водители недоумевают — в чём же вина Щербинского? Генпрокуратура Сибирского федерального округа от каких-либо комментариев наотрез отказывается. Прокуратура Алтайского края тоже. Судья Зонального района, куда передано дело, не говорит ни слова. Сотрудники милиции молчат как рыбы, ссылаясь на то, что распространять информацию по данной теме могут только с разрешения ГУВД. В ГУВД на наш запрос о согласии на встречу с сотрудниками правоохранительных органов, бывшими на месте происшествия, заявили: «Зачем мы будем подставлять части своего тела?»

27 сентября во время прямого эфира с народом президент Путин дал понять, что в аварии с Евдокимовым виноват правый руль: «Вы знаете об этой ужасной трагедии, которая произошла на Алтае с губернатором Алтайского края… В ДТП участвовала машина с правым рулём. И водитель просто ничего не успел заметить из того, что произошло… С правым рулём. Таких примеров, к сожалению, очень много». Создаётся такое впечатление, что обвинение выдвигается не против человека, а против правого руля… А ситуацией просто воспользовались. Как рассказал нам сам Олег Щербинский, в одной из бесед по делу о ДТП, его жене заявили: «Они — это Они. А вы — просто Пупкины. И не более».

Повышенная секретность данного дела напоминает дело о пропавших абитуриентках, которое также вела Гепрокуратура СФО. Тогда все трупы свесили на выбросившегося из окна подозреваемого… Сейчас в гибели Евдокимова обвиняют железнодорожника из села Чемровка. Причём, что интересно, Генпрокуратура не информировала общественность о ходе расследования ни во время него, ни после продления, ни по окончании. С какой такой целью молчит следственная бригада, непонятно. Может, чтобы напряжение не спадало, а может, и просто так, от греха подальше.

Сотрудники спасательного отряда Бийска, которые прибыли на место трагедии 7 августа одними из первых, рассказывают, что перекрёсток на Плешково — один из наименее опасных участков трассы Барнаул — Бийск.

— Я с 1973 года за рулём, последние пять лет работаю в спасательном отряде, но ни разу за это время на этом месте не было аварии, — говорит Николай Верин, спасатель МЧС Бийска.- На протяжении всей трассы Барнаул — Бийск перекрёсток у Плешково — это самый широкий участок дороги. Как там можно было не разъехаться, я просто не понимаю. По-человечески сочувствую водителю «Тойоты», на которого сейчас пытаются повесить обвинение. Вероятнее всего, он просто не заметил «Мерседес», так как в этом месте есть небольшой взгорок. Счастливая случайность, что Щербинский не успел зайти дальше на перекрёсток — в этом случае наверняка и в «Тойоте» не обошлось бы без жертв…

Напомним, сигнал о случившемся ДТП поступил в спасательный отряд Бийска 7 августа в 12.10. Из ГИБДД Зонального района сообщили, что на трассе Барнаул — Бийск произошло ДТП с участием автомобиля администрации Алтайского края. В 12.13 четверо спасателей — Юрий Плявкин, Владимир Хомяков, Виктор Айкашев и Николай Верин — выехали на место происшествия. Уже по дороге они узнали, что в ДТП погиб Михаил Евдокимов. Когда они прибыли, на месте работала следственная группа. Номера с автомобилей были сняты. Тело Михаила Евдокимова лежало рядом с «Мерседесом». После того как прокурорские провели свою работу, спасателям разрешили заняться их делом.

— Во многих газетах, на телевидении говорили, что мы вытаскивали тела около шести часов. Ничего подобного, — с обидой говорит Николай Верин, — за 20 минут мы вытащили обоих — и водителя, и охранника. Даже несмотря на то, что у нас до сих пор нет современной гидравлической техники. При извлечении тела охранника, например, пришлось использовать обычный лом. Могли бы, конечно, болгаркой перерезать электродвигатель и вытащить водителя, но побоялись. Бензин всё-таки… может взорваться.

По идее, расследований ДТП должно было быть два: со стороны прокуратуры и со стороны автостраховщиков.

Как нам сообщили в администрации Алтайского края, губернаторский «Мерседес» был застрахован в страховой компании «Росэнерго», которая ещё в 2004 году выиграла конкурс на право страхования автотранспорта краевой администрации. В «Росэнерго» нам рассказали, что губернаторский «Мерседес» был застрахован не в добровольном порядке, а в обязательном. Пока что страховщики не видели машину губернатора. «Лишь в том случае, если в суде будет выдвинуто обвинение против водителя „Мерседеса“, мы будем привлекать наших юристов, — говорит сотрудник „Росэнерго“ Александр Смирнов. — Результаты же экспертизы в данном случае будут взяты из материалов следствия. Так как проводить повторную экспертизу мы просто не видим смысла».

В августе в Барнаул приезжали специалисты концерна «Даймлер-Крайслер». Ими был исследован «Мерседес». По результатам экспертизы концерна, в момент аварии в губернаторской машине сработали все системы безопасности. Но толку от них оказалось мало, так как никто из пассажиров не был пристёгнут ремнями безопасности. Как сообщил нам адвокат Щербинского Сергей Шмаков, в ходе судебной экспертизы установлено, что поворотник у «Тойоты» всё-таки был включён, а губернаторский «Мерседес» ехал с мигалкой. «Или, точнее сказать, — с предметом, похожим на мигалку», — заявил нам адвокат.

От комментариев отказались

В Генпрокуратуре СФО от комментариев отказались, заявив: «Наша позиция — ничего не рассказывать».

Суд Зонального района: от комментариев отказались. В приёмной председателя суда нам рассказали, что прошедшая в некоторых СМИ информация о том, что судья якобы посетовала на то, что им будет трудно принять решение по этому делу, не имеет под собой никакой реальной основы. По заверению сотрудников суда Зонального района, председатель ни с кем из журналистов не общалась и общаться не собирается.

РОВД Зонального района: прокомментировать ситуацию были не прочь, но только с разрешения ГУВД.

ГУВД: добро на разрешение пообщаться с нами не дали. Заявив, что им ни к чему «подставлять части своего тела».

Автомобилисты за Щербинского

Автомобилисты-любители с форума «Разбор полётов», возмущённые выдвинутым обвинением, решили помочь Олегу Щербинскому.

— Все эти нападки на правый руль начались ещё с того момента, когда Путин дал понять, что в аварии с Евдокимовым виновен правый руль, — считает Виктор Клепиков, участник интернет-форума «Разбор полётов». — С этого заявления на форуме началось бурное обсуждение этой темы. Народ завозмущался: как это так, следствие ещё не окончено, а Путин уже нашёл виновного.

Тогда в различных базах данных участники интернет-форума начинают искать адрес Щербинского.

— В поисковике мы вводили «Щербинский Олег», — рассказывает Виктор, — но ни одной справки с такими данными не высветилось. Зато появилось: «Светлана Щербинская» и адрес…

Наугад Виктор Клепиков отправил несколько телеграмм по различным адресам с текстом: «Есть простое человеческое желание помочь. Олег, позвоните, если сможете». Через несколько дней одна из телеграмм «выстрелила». Олег позвонил. Договорились встретиться.

Виктор с двумя участниками форума приехали в Чемровку. По пути купили мягкие игрушки для детей Олега. Водитель «Тойоты» встретил автомобилистов с небольшой настороженностью.

— Первоначально мы вообще не хотели связываться с деньгами, — говорит Виктор Клепиков, — деньги сами по себе — зло. Тем более что станут говорить односельчане, когда со всей страны Щербинскому будут приходить какие-то суммы…

Олег рассказал гостям, что профсоюз железнодорожников отказался дать ему адвоката. Чтобы оплатить услуги защиты, Щербинский продал гараж. Но этих средств оказалось недостаточно. Тогда участники форума решили открыть в Барнауле счёт, на который все желающие смогут перечислить деньги.

— Очень приятно, что простые люди отозвались на наше горе, — скажет позже Олег. — Односельчане тоже как могут поддерживают нас…

Созвониться с Олегом Щербинским нам удалось не сразу. По нашим данным, телефоны Олега прослушиваются. Поэтому водитель «Тойоты» был не очень многословен. Как рассказал Олег, с обвинением он в корне не согласен. По его словам, перед аварией он успел включить сигнал поворота. Но это уже не спасло положение… Вся семья Щербинских пережила большой шок, во-первых, из-за того, что в результате ДТП погибли люди, во-вторых, что это были очень высокопоставленные люди. Олег говорит, никаких предчувствий у него в тот день не было…

По словам адвоката Щербинского, есть все основания, чтобы не привлекать Олега к уголовной ответственности. Основные доказательства невиновности Щербинского — это показания свидетелей, протоколы осмотров, результаты экспертиз.

— Так как губернаторский «Мерседес» был оснащён мигалкой или предметом, похожим на мигалку, Щербинский должен был уступить дорогу, — говорит Сергей Шмаков.- Однако спецавтомобиль должен был быть оснащён и звуковой сиреной, которая включена не была. Да и спецтранспортом «Мерседес» губернатора может считаться с большой натяжкой…

«Тойота» в качестве вещдока сейчас находится в прокуратуре Алтайского края. Вернут ли её владельцу- зависит от решения суда, — заявил нам Сергей Шмаков.

Урок по ПДД от барнаульской автошколы

Попробуем отвлечься от имён и фамилий и посмотреть на эту ситуацию с точки зрения обычного ДТП. При рассмотрении мы взяли за факт работающую мигалку у «Мерседеса» и включённый поворот у «Тойоты».

Ситуация: произошло ДТП на перекрёстке перед поворотом в село N.

Обстоятельства: на перекрёстке водитель «Мерседеса» попытался с левой стороны обогнать поворачивавшую также налево к селу «Тойоту». В результате «Мерседес» задел левое переднее крыло «Тойоты», слетел с трассы и врезался в берёзу. Скорость «Мерседеса» — около 200 км/ч. В результате ДТП погибли три человека и один госпитализирован с тяжёлыми травмами.

Как пояснили нам сотрудники автошколы, в данной ситуации водитель «Мерседеса», во-первых, превысил все ограничения скорости (пункт 10.3 ПДД РФ гласит, что «вне населённых пунктов разрешается движение: легковым автомобилям и грузовым автомобилям с разрешённой максимальной массой не более 3,5 тонны на автомагистралях — со скоростью не более 110 км/ч, на остальных дорогах — не более 90 км/ч).

Во-вторых, согласно Правилам дорожного движения «Мерседес» должен был пропустить «Тойоту».

Дополнительное обстоятельство № 1: в «Мерседесе» находилось высокопоставленное лицо, находящееся на служебном задании.

По закону спецтехникой считаются машины «скорой помощи», пожарной охраны, машины Горгаза и т. д. «Мерседес» не попадает под эту категорию. Но по ПДД машина, оборудованная проблесковым маячком синего цвета, может считаться спецавтомобилем, даже если у неё нет специальной окраски. Согласно п. 3.1 ПДД РФ водители транспортных средств с включённым проблесковым маячком синего цвета, выполняя неотложное служебное задание, могут и отступать от определённых правил. Единственное условие — убедиться, что нарушение установленных правил не приведёт к трагическим последствиям. Согласно этому обстоятельству водитель «Мерседеса» мог передвигаться с превышением скорости, имел право наезжать на разметку и т. д. Все остальные же должны уступать ему дорогу.

Дополнительное обстоятельство № 2: водитель «Тойоты» не увидел «Мерседес» из-за особенностей трассы и высокой скорости последнего.

Как рассказали сотрудники автошколы, на самом деле чаще всего причиной аварий становится превышение скорости. Фактор времени в данном случае играет решающую роль. У водителя «Мерседеса» просто не хватило лишних 2−3 секунды, чтобы принять правильное решение. Пригорок на трассе тоже мог сыграть свою роль. В любом случае следственная группа должна проработать эту версию на месте ДТП — разобраться, насколько реально могли влиять дорожные условия на видимость на трассе.

По всем правилам дорожного движения «Мерседес» должен был пропустить «Тойоту». Опять же, если учесть, что «Мерседес» — спецавтомобиль, то картина несколько меняется. Во всей этой катавасии, по сути, два основных вопроса: считать «Мерседес» спецавтомобилем или не считать и смог бы при такой скорости «мерса» как-то среагировать, да и вообще заметить его при повороте, водитель «Тойоты» или нет.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость