Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Семь футов под полом

В подполе у Геннадия Ивановича Вдовина, как в отсеке затонувшего «Титаника», плещется вода. Ее можно черпать ведрами, в ней можно искупаться, если не бояться простуды. Только вот убрать ее оттуда нельзя. Вода стоит под самым полом, и в доме с начала весны прописался холодный запах сырости и плесени.

Впервые в этом году село Лебяжье затопило так сильно — в прошлом году заливало огороды, но не дома. Виной паводку грунтовые (подземные) воды. Они поднялись от обильных дождей и вышли на поверхность земли. Навстречу им поспешила талая снеговая вода с окрестных полей. Потоки сошлись прямо в центре Лебяжки. 53 дома стоят посреди в маленьком озере.

Паводок на Алтае: в подполе у Геннадия Вдовина, как в отсеке "Титаника".
Паводок на Алтае: в подполе у Геннадия Вдовина, как в отсеке "Титаника".

Берег левый, берег правый

Уже три года супруги Вдовины ничегошеньки не садят на своем земельном владении — бесполезно. На месте огорода располагается акватория глубиной по пояс. Вообще. хорошо бы в Лебяжке вьетнамцев поселить, пусть рис выращивают. Рису здесь хорошо будет, а сибирская картошка в этом болоте ни в какую не растет.

— Скоро, наверное, на крышу полезем жить, — говорит Геннадий Иванович. — Вон видите там, за огородом, еще снег лежит. Он растает, и тогда точно полезем. В прошлом году нам «возместили материальный ущерб» от потопа. Дали 150 рублей, килограмм муки и чай. Смешно, правда? А у меня ведь дом весь потрескался. Я его строил, когда из армии пришел, в 1970 году. Тогда молодой был. А теперь мне 52 года, ни здоровья, ни сил, ни средств нет, чтобы новое жилье сделать… Пойдемте в дом, покажу, как полы гниют.

Здесь Геннадий Иванович не стал стесняться в выражениях. Потому что наболело.

Кирпичный дом Вдовиных на улице Молодежной действительно разрушается. Один угол почти осыпался. На стенах видны большие трещины. Еще пара таких потопов — и дом наверняка развалится.

По ту сторону улицы видны шикарные, большие, с резными воротами коттеджи. Их затапливает тоже. Стихия не признает социальных различий. Хозяева отгораживаются, кладут трубы, прорывают канавы, и вода бежит в сторону более бедных домов. Те тоже отворачивают от себя бурлящие потоки, вода снова идет к коттеджам. Из-за этого лебяжинцы уже успели перессориться в пух и прах.

— Нельзя же так, — Вдовин укоризненно помотал головой в ушанке. — Я своему соседу разрешил пустить ко мне воду. Надо же как-то помогать друг другу. Пусть лучше у всех поровну воды будет, чем ругаться.

Плыли рыбки в башмаке

Похожая ситуация складывается и на улице Полевой. У бабы Тани, которая живет в Лебяжке вот уже 34 года, вода начисто отрезала путь в туалет. В подполе, как и у всех, стоит вода. Еще чуть-чуть, и поплывут по комнате тапочки.

У многих лебяжинцев «чемоданное» настроение. Вот только ехать жителям некуда. Квартир им на старости лет уже не заработать. Да и бросить дом, какой бы он ни был, жалко.

Дом по адресу Полевая, 17а, где живет Валентина Чистоклетова, тоже затоплен. Вокруг грязь по колено. Валентина Петровна и все ее соседи давно поменяли ботинки и туфли на резиновую обувь. Не до моды сейчас, не до форсу.

Пристройка, где Чистоклетовы хранят дрова и уголь, также стоит в воде. Прямо в углярке много лет назад выкопали глубокий колодец. До воды было семь метров. Теперь длинная цепь, привязанная к ведру, не нужна. Воду можно черпать и так, она сама почти выливается из колодца.

Остатки прошлогодней картошки, слава Богу, успели спасти. С началом весны Валентина Петровна каждый день лезла в погреб и скребла землю. Как только ладошки почувствовали воду, все, что хранится в погребе, тут же пришлось выбросить на поверхность.

Жители Лебяжки шутят, мол, нужно развести в погребах карпов или, на худой конец, карасей. Зажили бы тогда богато. Летом, когда вода сойдет, можно было бы рыбу, как картошку, копать.

Свистать всех наверх!

Главу администрации села Лебяжье зовут, как министра обороны — Сергей Иванов. Обороной и ему приходится заниматься круглосуточно — против воды в Лебяжке собираются возвести баррикаду. Дамба вдоль улицы Рябиновой протянется на 300 метров. Высота заграждения — полтора метра.

Однако и такая небольшая дамба может защитить от подтопления дома западной части поселка, где разливается талая вода с полей. По крайней мере, глава Лебяжки на это надеется. Дамба преградит путь воде. Влага останется на полях и не доберется до огородов. Оборона будет стоить городскому бюджету 500 тысяч рублей.

Сейчас тонут улицы Новая, Степная и переулок Трансформаторный. Здесь, около предполагаемого места строительства дамбы, вода поднялась на 20 сантиметров от пола, мелкая мебель в домах плавает, а люди ходят по комнатам не в тапочках, а в сапогах.

На прошлой неделе вода прибывала с каждым днем, но строительство заграждения было невозможно. Мешали непрекращающиеся весенние дожди — техника увязала в грязи и не могла пройти к месту, где будет дамба. Экскаваторы и бульдозеры стояли без дела. Теперь строительство начато. Для возведения дамбы, по словам Иванова, понадобится неделя-полторы.

Микрорайон ЖСК «Ротор» (улицы Молодежная и Полевая), который мы посетили, располагается в яме между девятиэтажками поселка Южного с одной стороны и полями опытного хозяйства — с другой. Так что вся талая вода сливается именно в эту яму. Помимо того, каждую весну поднимаются грунтовые воды. И если жителям «холмов» они не грозят, то «нижние» лебяжинцы уже в марте открывают навигационный сезон. Чтобы кардинально решить проблему затоплений грунтовыми водами, нужно строить систему водопонижения.

— Проекта строительства этой системы еще нет, — сказал Сергей Иванов. — Нужно сначала проследить движение грунтовых вод. Потом на основе этих наблюдений составить проект системы водопонижения. И наконец, построить ее. Цена вопроса 15−20 миллионов рублей. Это не значит, что такая сумма кого-то изначально напугала и работы не ведутся. Сейчас проблемой занимаются сотрудники Алтайводпроекта. Только работа эта требует времени.

Сколько нужно времени, сейчас не может сказать никто.

— Проблема отвода грунтовых вод не новая. Первые жалобы жителей поступали еще в 1987 году. — сказал нам в телефонном разговоре генеральный директор ОАО «Алтайводпроект» Валентин Евсюков. — Тогда начало топить подвалы в девятиэтажках Южного и больнице, а также частные дома в районе озера Лебяжьего, которое расположено ближе к селу Черницкому.

Я не знаю, кто придумал в этом районе строить магазины, дома и дорогу, с кем это было согласовано. Но если раньше вода из озера уходила в землю, то теперь стоит, ей некуда деваться.

Сейчас мы ведем неофициальный мониторинг грунтовых и талых вод. Просто некоторых жителей попросили сообщать нам о том, как, когда и насколько поднимается вода. Но нужны серьезные исследования. Надо, во-первых, понять, откуда вообще взялась эта вода. Раньше же такого затопления не было. Может быть, неправильно эксплуатируются водоводы на Южном, есть утечки. Может быть, слишком обильно орошаются поля. Причин много, и все необходимо изучить. Только тогда мы можем составить проект.

Можно каждую весну сушить дома и огороды насосами, отбрасывать воду. Только куда она отбрасывается? На соседние дома. Хотелось бы сделать так, чтобы исключить саму возможность затопления. А то осушим Лебяжку, начнет топить Южный. Осушим Южный, Лебяжка будет в воде.

Необходимо строить отводы для паводковых вод. А также перехватывать подземные воды до их выхода на поверхность и куда-то сбрасывать.

Грунтовые воды — это не только лебяжинская беда. Валентин Андреевич говорит, что это проблема всего города. По крайней мере, старой его части. Сейчас в тонущие корабли превращаются и дома на улице Короленко.

Сушим весла

Сергей Иванов сказал нам, что в этом году, как и в прошлом, будут составлены документы на возмещение ущерба.

— В прошлом году жители 150 домов получили компенсацию, — заметил Сергей Григорьевич. — Правда, в виде продуктовых наборов. Чем смогли… А сейчас будем сушить огороды. Воду отводим…

На Молодежной проложены трубы, и вода бурными потоками хлещет в лес по другую сторону дороги. На улице Цетральной прямо у здания администрации рабочие и солдаты из близлежащей воинской части прокладывают трубопровод длиной в 300 метров. Мощная насосная установка качает воду с Молодежной и выбрасывает ее в озеро Лебяжье. (Оно, кстати, и без того переполнено). В прошлом году откачку проводили шесть суток кряду без перерыва. Сергей Иванов говорит, что таким образом удасться избавиться от 70% воды, которая сейчас разлилась в погребах и на огородах. Вода постепенно уходит.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость