Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Вызов всем нам. 7 октября в Москве была убита журналистка Анна Политковская

В своем последнем интервью Политковская говорила: «Я абсолютный журналист, а задача журналиста — информировать о том, что происходит». Быть зеркалом. Показывать обществу его лицо.

Потому что мы, с одной стороны, — народ-богоносец. А с другой — молчим, когда власть нахрапом отбирает у нас что-то важное, но такое, что нельзя съесть или надеть — права, свободы… Когда «мочат» бизнесменов или «грузинских школьников»? кое-кому это нравится даже: весело.

Такое общество хочется улучшить. А для этого надо видеть себя — таким, как есть. Смотреть и делать выводы. А не злиться на зеркало…

Расследование убийства Анны Политковской взял под личный контроль Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка. Основная версия — убийство — была связана с профессиональной деятельностью журналистки. К сожалению, сегодняшние российские реалии дают все основания полагать, что убийцу не найдут — в последние годы с таким результатом расследуют убийства журналистов.

Это меняет отношение к человечеству

Мы созвонились с Андреем ЛИПСКИМ, заместителем главного редактора «Новой газеты», редактором отдела политики и СМИ.

— Кто бы ни был заказчиком, это вызов. Какой угодно: политический, общественный — не важно. Это вызов человеческой сущности. Это вызов свободам, вызов обществу, чему угодно.

То, что политического журналиста убивают в мирное время, — это просто чудовищно. Извините за высокопарность, но это меняет отношение к человечеству вообще.

Понимаете: седая, но молодая красивая женщина, у нее двое детей. Мать после сложнейшей операции в больнице, за десять дней до этого умер отец. Он ехал к матери в больницу и умер по дороге. Это просто какая-то запредельная ситуация! Женщина едет в супермаркет, чтобы купить продукты в больницу маме. И вот с этими пакетами она идет — и ее убивают. Это же все не случайно: ее «пасли», за ней следили, «провели» ее от магазина до дома — все совершенно четко.

Надо уже задуматься с общечеловеческой точки зрения, что у нас сейчас происходит в стране. Это за всеми границами добра и зла. Какая-то инфернальная история.

Совершенно ясно, что атмосфера в стране вокруг свободной журналистики, вокруг оппозиционности как таковой откладывает отпечаток на действия этих отморозков. Может, в другой обстановке этого и нельзя было бы сделать, а то, что у нас есть, по-моему, способствует тому, что происходит. Я очень далек от обвинений каких-либо представителей власти — у меня нет для этого никаких аргументов. Но то, что обстановка в нашей стране приводит к подобного рода вещам — это, к сожалению, приходится констатировать. Вот над чем надо задуматься.

Что-то может измениться? Все зависит от нас самих. Когда возлагаются надежды на какие-то трансформации в Кремле — это не надежно. Но вот эти две-три тысячи людей, пришедшие на Пушкинскую площадь (на митинг памяти Политковской. — Ред.), — это уже ближе. Мы ожидали несколько десятков, а пришли несколько тысяч — это уже позитивные изменения.

Пока люди не начнут сами действовать, пока они не научатся защищать свои права и свободы, все так и будет. В редакции сейчас идет работа над очередным номером. Сегодня мы открыты для наших братьев по цеху — к нам весь день приходят, снимают, берут интервью. Одновременно мы готовимся к прощанию. И делаем газету, потому что это наша основная профессия, это была и Анина профессия тоже. Хотя, конечно, мы в шоке и не изображаем из себя бодрячков. Потому что Аню просто очень жалко.

Редакция начала собственное расследование, но рано выдвигать какие-либо версии. Версия — это то, что предполагают, а уже по ходу расследования надо найти что — как. Нам бросили вызов. Кто это сделал — может быть, выяснится…

 — Какую цель ставите перед собой в своем нынешнем положении?
 — Выжить в предложенных судьбой обстоятельствах.

Анна Политковская на вопрос анкеты журнала «Журналист».

Из последнего интервью Анны Политковской

  • «Когда ты для себя выбрал какой-то путь, ты живешь этой жизнью — очень много людей связывают с тобой какие-то надежды. <…>. Очень часто для этих людей ты являешься единственным представителем какого-то гражданского мира. <…> Ну, как сказать старику: «Нет, извините, я только пишу заметку»?
  • «Что касается мужа — я рада, что мы расстались. Не потому, что он плохой человек. Но он был жертвой вот этой официальной пропаганды. Он стал пить и высказывать мне, что я продалась «чехам», — после этого жить невозможно, даже если мы прожили вместе 22 года. <…> Как бы я с ним дальше тянула, когда он считает, что я продалась чеченцам?».
  • «По большому счету я не борец. Я просто абсолютный журналист. А задача журналиста — информировать о том, что происходит».

Справка «СК»

Анна Политковская — обозреватель «Новой газеты», обладатель многочисленных наград российского и международного журналистского сообщества. Политковская занималась самыми неприятными темами для руководства страны, ФСБ, армии: Чечней, Бесланом, «Норд-Остом». Автор документальных книг «Путешествие в ад. Чеченский дневник» и «Путинская Россия». В России — один из ведущих журналистов по расследованию самых острых тем, самых острых проблем. Двое детей: сын Илья и дочь Вера. Была убита — застрелена — в подъезде своего дома, в лифте, 7 октября.

Михаил Пиотровский, директор Эрмитажа:

— Я всегда был категорическим противником взглядов и пафоса деятельности Анны Политковской, точно так же, как и антиисламской позиции моего друга Пола Хлебникова. Однако сегодняшняя ситуация почти укладывается в рамки вольтеровской формулы о необходимости бороться за право оппонентов высказываться. Если исчезнет многоголосие, говорить вообще не будет иметь смысла.

На девятый день после убийства журналистки «Новой газеты» Анны Политковской, 15 октября, Центр экстремальной журналистики призывает всех погасить вечером свет в своих квартирах и поставить на окно зажженную свечу. Водители могут прикрепить к антеннам траурные ленточки.

Лариса ХОМАЙКО,

Олег КОПЫЛОВ.

«Меня волнуют люди, находящиеся между двумя огнями»

Жизнь не однажды сводила меня с Анной Политковской. Но в основном на журналистских форумах, в московских аудиториях. Встретиться и поработать рядом на Северном Кавказе не довелось. Но Политковская была среди асов независимой отечественной прессы, готовивших и напутствовавших меня и моих коллег по проекту «Российские журналисты в горячих точках» перед очередной командировкой на Северный Кавказ в 2000 году.

Не скажу, что наши позиции по отношению к тому, что там происходило, во всем совпадали. Мне и некоторым другим участникам проекта казалось, что Политковская заведомо негативно относится ко всем действиям федералов в Чечне. Как камикадзе, она намеренно идет на противостояние с ними. Даже корреспондент газеты «Московские новости» Дмитрий Бальбуров, проведший девять месяцев в чеченском плену, тогда на семинаре бросил ей: «Я бы призвал вас акценти­ровать внимание не только на зверствах федеральных войск, но и на тех зверствах, которые творили боевики, в том числе и над собствен­ным народом».

«Меня в меньшей степени волнует, как там себя чувствует армия, как себя чувствуют боевики, как они поживают, — парировала Политковская. — Меня волнуют именно те люди, которые находятся между этими двумя огнями, что они ощущают и с каким чувством они войдут в так называемую — в кавычках — победу. Кого мы получим, ка­ких людей? Естественно, для этого надо быть на территории Чечни, в местах компактного проживания беженцев, разговаривать с ними, понимать их».

И она понимала и как могла защищала этих людей, отстаивала их права.

Анна Степановна, безусловно, преподала нам уроки человеческого, гражданского и профессионального мужества, уроки справедливости по отношению к мирному населению воюющего региона.

Анна Политковская была неудобным человеком не только для властей — для многих. Для редакционного начальства поток ее материалов с Северного Кавказа, критическая оценка действий федеральных и местных властей в условиях войны, обостренное чувство вины и справедливости по отношению к людям, оказавшимся между двух огней, создавали определенные проблемы. Она была и остается выдающимся явлением российской действительности, борцом, профессионалом, защитницей обездоленных и, по большому счету, совестью нашей непростой эпохи.

Тамара ДМИТРИЕНКО, корреспондент «Свободного курса».

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость