Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Происшествия

За пять часов до рейса

Подробности трагической гибели барнаульских бортпроводников

Катастрофы самолетов Ту-134 и Ту-154 официально признаны результатом террористических актов. Об этом заявили российские спецслужбы. Сейчас говорят о том, что это дело рук террористок-смертниц, поскольку накануне было сделано заявление от имени экстремистской группировки «Бригада Исламбули». И два тела пассажирок самолетов не опознаны родственниками, и никто не занимается их поисками. Это Аминат Нагаева, летевшая в Ту-134, и С. Джебирханова, пассажирка Ту-154. Еще одно подтверждение теракта: пилот самолета Ту-154 успел послать на землю тревожный сигнал.

В самолете, летевшем в Сочи, пассажиров обслуживали четверо барнаульских бортпроводников: Марина Худеева, Ольга Быковская, Яна Тарсукова и Сергей Иванов. Все они погибли.

Накануне полета

В тот день 24 августа в Москве находились четыре барнаульские бригады бортпроводников. «Я видела их всех за пять часов до трагедии, наша бригада выполняла такой же рейс ровно за сутки до этого…» — вспоминает Лариса Маркова, бортпроводница авиакомпании «Сибирь». Лариса жила в одной комнате с Мариной Худеевой. Марина так же, как и Лариса, работала бортпроводником по контракту с апреля этого года, уже 31 октября ее контракт заканчивался.

За несколько часов до трагедии девчонки-бортпроводницы как ни в чем не бывало обсуждали полеты в Сочи. «Вечером, когда я собирала чемоданы, чтобы лететь домой, Марина лежала рядом с нами на кровати, — вспоминает Лариса Маркова. — Мы обсуждали, кто что купил в Сочи. Многие понабрали тамошнего сыра, чучхелу (восточные сладости). Марина еще поинтересовалась: «Зачем вы ее так много набираете?» Мы говорим: «Ведь все просят — мама, друзья». Марина сказала: «Да, у меня дети ее очень любят. Сегодня мы тоже всего накупим, в море накупаемся…» Никто в это время не знал, что до Сочи эта бригада так и не долетит.

Перед тем как попрощаться с Ларисой, Марина вдруг сказала: «Вот вроде бы и рейс хороший в Сочи, мне бы радоваться, а что-то особо не хочется туда лететь». «У них бригадир, Ольга Быковская, строгая очень и требовательная была, — рассказывает Лариса. — У нее везде должна быть идеальная чистота. И все должно быть вовремя и точно. Но девчонки все равно уже к ней привыкли». Ольге Быковской 41 год, она отработала бортпроводником около 10 лет. Несмотря на ее строгость, Ольгу все уважали.

Яне Тарсуковой, еще одной погибшей бортпроводнице, было 30 лет. «Но она абсолютно на свой возраст не выглядела, ей максимум можно было бы дать 25, — говорит Лариса Маркова. — Она по жизни оптимистка, очень веселая, жизнерадостная женщина. Все ее очень любили. Работала Яна здесь уже давно, ей еще и двадцати не было, когда она бортпроводником устроилась».

Сергею Иванову было 37 лет, у него остались двое детей (один ребенок от первого брака, второй ребенок неродной — жены от второго брака). На счету у Сергея Владимировича — много полетов. Он был хорошим специалистом и верным товарищем.

«Кстати, на следующий день в планах на тот же рейс Москва-Сочи была барнаульская бригада, но нас сняли с рейса, чтобы бортпроводникам не испытывать лишний стресс, — рассказывает Лариса Маркова. — И все равно, когда мне сказали, что, возможно, придется лететь после этого события, были какие-то смешанные чувства, вроде как и не боюсь, и в то же время немного тревожно».

Самолет сошел с радара

«В Москву мы летели пассажирами из Барнаула вместе с бригадой Ольги Быковской. 25 августа у нас должен был быть последний рейс, и в четверг, 26 августа, мы должны были все вместе возвращаться, — продолжает Лариса. — Но получилось, что в Барнаул мы раньше их приехали (у нас в авиакомпании «Сибирь» погиб водитель, и наша бригадир на похороны попросилась).

В Барнауле нас встретили наши бортпроводники и сообщили о том, что самолет Москва-Сочи сошел с радара. Мы понимали, что если он сошел с радара, то случилось что-то серьезное. В любом случае, если бы посадили его на запасной аэродром или еще куда, то сразу же пошли бы сигналы. Если бы вышло что-то из строя (есть аварийная радиостанция), сигнал был бы подан в любом случае. Мы все стояли, на что-то надеялись. Потом позвонили нашему руководителю и сказали, что самолет разбился».

Лариса говорит, что моментально подумала, что это был теракт. «Я сразу же исключила человеческий фактор из причин катастрофы, потому что, когда работала вторым номером на борту, чай для летчиков готовила, бывала в кабине самолета, там абсолютно серьезно идет работа, то есть они, пока не поднимутся на определенную высоту, вообще ни с кем не общаются, — вспоминает Лариса. — Некачественное топливо — это тоже заведомая ерунда. Передавали в новостях, что керосином в здании аэровокзала пахло. Но быть этого не могло, потому что летное поле и стоянка расположены далеко друг от друга. С качеством топлива тоже не могло быть никаких проблем, потому что обслуживает самолеты частная компания «Ист Лайн», у них отлаженная работа. Не могли заправить именно эти два борта некачественным топливом, там же из больших цистерн топливо поступает».

Лариса говорит, что уровень безопасности в любых авиакомпаниях оставляет желать лучшего, так как пассажиры до сих пор безответственно относятся к полетам. Например, пассажирам с собой можно провозить 20−30 килограммов багажа. Часто бывает, что совершенно посторонние люди просят пассажиров: «Ой, возьмите, пожалуйста, мой пакетик, сдайте в багаж как свой, а я вам доплачу». И люди берут. Каждые 5−10 минут в Домодедове объявляют, чтобы люди не брали у посторонних вещи в свой багаж. «Тем не менее при мне был такой случай, когда женщину попросили, и она согласилась взять чьи-то вещи, — рассказывает Лариса. — Понимаю, что это по доброте, но ведь ты летишь этим же рейсом и не знаешь, полетит твой сосед или нет и что у него в багаже». Также говорят, что в Домодедове служба безопасности могла за определенную сумму денег опоздавшего пассажира пропустить без досмотра в самолет. Сейчас власти говорят о том, что будет усилен внутренний контроль в аэропортах, но в чем это будет выражаться, неизвестно.

Что суждено, то суждено

Когда Лариса вошла домой, ее встретила обрадованная мама. «Первые несколько минут я держалась, потом не выдержала и расплакалась. Рассказала ей все, — говорит Лариса. — Про дальнейшие полеты она мне сказала так: «Смотри сама, если есть силы, летай». У меня заключен с авиакомпанией контракт, и если его разорвать, придется платить неустойку. Мама сказала, что если есть необходимость в разрыве контракта, то мы сколько угодно заплатим». В первый момент Лариса решила, что уйдет с работы, потом, когда первый шок прошел и она более-менее пришла в себя, поняла, что, чему суждено случиться, того не избежать.

После трагедии Лариса Маркова не могла несколько дней смотреть и слушать новости. «Мама, чтобы меня развеять, вывела в город. А там везде про это только и говорят, в «Газели» или магазине по радиостанции начинается выпуск новостей, у меня, конечно же, сразу слезы, — говорит Лариса. — Мама стала меня уговаривать, чтобы я об этом не думала. Через некоторое время я успокоилась».

В воскресенье, когда бортпроводники впервые за последние дни собрались вместе, у всех слезы катились по щекам. «По одному еще как-то держишься, — говорит Лариса. — Как вспомню, что я всех их буквально за пять часов до трагедии видела, просто не верится».

Юлия МОРОЗОВА.

Справка «СК»

Чтобы попасть на работу бортпроводником, нужно пройти отбор, где 10 человек претендуют на место. Сначала проходят психолога, затем еще сложный четырехчасовой тест, а потом еще полчаса с претендентом разговаривают лично. И если в разговоре промелькнуло слово риск, тебя уже не возьмут. Если ты уверен в безопасности, тогда тебе здесь работать.

В Барнауле средняя заработная плата молодых бортпроводников составляет 7−8 тысяч рублей (это у тех, кто не летает за границу), в Москве, конечно, больше.

Размеры компенсаций

Как нам сообщила начальник бортпроводников авиакомпании «Сибирь» Галина Псарюк, родственникам погибших будет обязательно выплачена компенсация. «Пока точно размеры не установлены, но речь идет о достаточно крупных суммах», — говорит Галина Николаевна. К тому же губернатор края пообещал помочь родственникам во всем, в чем они нуждаются. Инна Лысенко, представитель авиакомпании, заявила о том, что детям погибших бортпроводниц будут помогать до тех пор, пока они не достигнут дееспособного возраста.

Открыт счет помощи

Открыт расчетный счет для оказания благотворительной помощи в связи с катастрофой самолета Ту-154, выполнявшего рейс 1047 Москва — Сочи.

Банковские реквизиты для осуществления переводов

В рублях:

Получатель: РО Фонд поддержки Дальней авиации ИНН 7704234520 КПП 770401001 р/с 40703810500000000010 Банк получателя: «Миллениум Банк» (ЗАО), Москва БИК 044579555 к/с 30101810500000000555 Назначение платежа: Целевое пожертвование на оказание помощи семьям погибших в авиакатастрофе рейса 1047 24.08 2004 г., НДС не облагается.

долларах США: Beneficiary: RO FOND PODDERZHKI DALNEY AVIATSII Acc.: 40703840700003000010 Beneficiary`s Bank: Millenium Bank, Russia, Moscow Telex: 622877 KBMIL RU ACC:104392410 INTERMEDIARY BANK: OST-WEST HANDELSBANK AG, GERMANY, FRANKFURT AM MAIN, SWIFT: OWHB DE FF BENEF INFO: CHARITABLE CONTRIBUTION

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость