Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Барнаулу нужны инвесторы, которые могут решить судьбу заброшенных зданий. Интервью с главным архитектором

В 2014 году в Барнауле оживают стройки, заброшенные во время кризиса 2008 года и ранее. Но в то же время появляются и новые долгострои, а многие объекты, в том числе имеющие историческую ценность, продолжают уже не первое десятилетие стоять заброшенными. Главный архитектор Барнаула Сергей Боженко объяснил, что мешает найти инвесторов для этих домов, и рассказал, почему уверен в том, что все их ждет счастливая судьба.

Дом купца Поскотинова (Мало-Олонская, 21) - одно из барнаульских зданий, чья судьба еще не определена.
Дом купца Поскотинова (Мало-Олонская, 21) - одно из барнаульских зданий, чья судьба еще не определена.
Олег Богданов

— Сергей Алексеевич, в Барнауле по сравнению с другими городами много брошенных зданий?

— Я думаю, что эта проблема существует во всех городах. Везде есть объекты, которые застряли на полпути к сдаче в эксплуатацию по совершенно разным причинам. Нельзя сказать, что Барнаул здесь выделяется в лучшую или худшую сторону.

— Как такие дома влияют на облик города?

— Чаще всего эти здания находятся на задворках, а потому нельзя сказать, что они сильно портят городские пейзажи. Дома на «красной линии» обычно представляют больший интерес для инвесторов, их чаще покупают и достраивают, чем здания на окраинах. Ярчайший пример тому — 14-этажный жилой дом на пересечении улицы Пионеров и проспекта Калинина, который скоро будет сдан в эксплуатацию. Он много лет стоял недостроенным, но теперь нашел новых хозяев, которые дали ему жизнь.

— Но ведь в Барнауле есть неприглядные здания и на главных улицах города — проспектах Ленина и Красноармейском…

— Да, иногда строительство тормозится, но нужно смотреть в будущее с оптимизмом. Нельзя забывать, что долгострои, которые есть сегодня, совсем не те, что были в советское время. Если раньше долгострой замирал на десятилетия, то в условиях рыночных отношений объект неизбежно достраивается. Если есть недвижимость, то у нее есть и хозяин, который уже вложил свои деньги, а теперь еще должен платить налоги. Поэтому задача любого собственника — как можно быстрее мобилизовать финансовые и материальные ресурсы, достроить здание и возвратить вложенные в него деньги. Чем дольше недвижимость стоит, не принося прибыли, тем больше она съедает финансы хозяина.

— Дома, которые стоят заброшенными, стареют быстрее, чем те, которые эксплуатируются?

— Да, быстрее разрушается недвижимость, которой не пользуются.

См. также продолжение темы в обзоре «Барнаульские дома, которые ждут ремонта, реконструкции или завершения строительства».

— Получается, что здание, простоявшее несколько лет в заброшенном состоянии, проще снести, чем достроить?

— Не всегда. Все зависит от его технического состояния, но большую роль играют и финансовые возможности инвестора. Некоторые объекты, находящиеся в удовлетворительном состоянии, но морально устаревшие, лучше снести и построить на этом месте нужное сооружение. Время диктует новые задачи!

— Есть еще одна категория зданий — уже бывшие в эксплуатации, а теперь брошенные. Например, цеха Алтайского моторного завода, КХВ, другие помещения в промзонах. Какая судьба, на ваш взгляд, ждет их — дальнейшее умирание или они тоже могут найти своего хозяина?

— В промзонах происходит дробление крупных предприятий на мелкие, частичное перепрофилирование производств, отмирание одной их части и развитие другой. Однако не у всех хозяев недвижимости есть ресурсы для реконструкции производства. Эти помещения используются, но не в полной мере. Процесс заполнения площадей идет мучительно, медленно, но он идет. Я много езжу по промзонам в поисках пригодных для строительства площадок и вижу, как вырастают новые корпуса, как идет реконструкция старых объектов. Особенно заметно развитие Власихинского промузла. Там есть примеры цивилизованного промышленного производства. Их владельцы озабочены не только своим будущим, но и будущим своего города.

— А разве не проще предпринимателю построить новое здание, которое будет удовлетворять его запросам, чем ремонтировать полуразрушенные строения?

— Все зависит от ресурсов, которыми обладает инвестор. Заброшенные здания представляют интерес для тех, у кого нет больших средств, а таких предпринимателей у нас достаточно. Они могут арендовать помещение подешевле и начинать развиваться. И такие примеры в городе есть. Тем же, у кого возможности более солидные, лучше взять незастроенную площадку и с нуля создать на ней производство.

— В Барнауле много домов, являющихся памятниками архитектуры, которые сейчас находятся в плачевном состоянии. Эта проблема как-то решается?

— Администрация города и края ищет инвесторов для восстановления таких зданий. Проблема сложная, но инвесторы рано или поздно придут. Тем более что у нас разработана концепция туристического кластера с названием «Барнаул — горнозаводской город». Мы проводим совещания и встречи с потенциальными инвесторами. Условия для реализации идей развития туристической отрасли постепенно создаются.

— Один из ярчайших примеров того, как памятник архитектуры приходит в запустение, — сереброплавильный завод. Какая судьба его ждет?

— Мы не можем предугадать, что с ним будет дальше. К сожалению, нынешний собственник не вкладывает средств в восстановление объектов культуры федерального значения.

Сегодня эта недвижимость находится в залоге у коммерческого банка. В свое время была совершена непростительная ошибка: объект был продан в ненадежные руки. Я думаю, что рано или поздно судебные органы скажут последнее слово в этом деле.

Прежними собственниками бывшей медесереброплавильной фабрики были профинансированы некоторые проектные предложения, направленные на «оживление» ценной исторической застройки. Однако, столкнувшись с суровой действительностью, инвесторы отступались от этого проекта, потому что вложения в него должны быть сделаны громадные.

— Как вы видите решение этой проблемы?

— Если говорить в общем, то проблему каждого из этих объектов культуры может решить только время. Для того чтобы отреставрировать памятники архитектуры, достроить дома и реконструировать брошенные здания, нужно создавать благоприятные условия для потенциальных инвесторов. Это включает в себя как помощь администрации в получении и оформлении градостроительной документации, так и вдумчивую законодательную инициативу на всех уровнях власти.

Цитата

Марина Целищева,
заместитель директора «Научно-производственного центра по сохранению историко-культурного наследия Алтайского края»:

В последнее время городской, краевой бюджеты и частный бизнес вкладывают в восстановление памятников большие средства. Можно сказать, что в целом состояние памятников у нас неплохое. Дома, которые находятся в аварийном состоянии, есть, и с ними нужно тоже что-то делать. Предложения поступают разные. Например, некоторые хотят снести часть комплекса сереброплавильного завода и построить на их месте высотки, что недопустимо. Есть и удачные примеры восстановления зданий, например филармония Алтайского края, «Горная аптека», Дом культуры БМК, в котором располагается Молодежный театр Алтая, и другие. Если концепция «Барнаул — горнозаводской город» будет реализована, то большинство памятников в исторической части города восстановят.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость