Спорт

Фотофакты. Чемпион мира Сергей Шубенков показал свои детские снимки

На сайте Олимпийского комитета России появился рассказ нашего знаменитого земляка Сергея Шубенкова (статья Юрия Царицина «Мой детский альбом. Сергей Шубенков»). Чемпион мира в беге на 110 метров с барьерами рассказал о своем детстве и поделился с болельщиками снимками из своего личного фотоальбома.

Сергей Шубенков с мамой.
Сергей Шубенков с мамой.
из архива семьи Шубенковых

Когда кумир живет под боком

— В детском возрасте я не думал о том, что стану профессиональным спортсменом. В бег с барьерами я пришёл в двенадцать лет. Как-то раз я поучаствовал в легкоатлетических соревнованиях «Шиповка юных». В то время я никак не был связан с лёгкой атлетикой. Занял там призовое место в двоеборье — в беге на 60 и на 400 метров. Помню, мне очень понравилось приходить и выигрывать вот так, «с бухты-барахты». С тех пор я начал следить за лёгкой атлетикой.

Как ни странно, всё было легко и просто. Я сказал маме: «Хочу заниматься лёгкой атлетикой!». Она ответила: «Как скажешь», — и привела меня в группу Сергея Клевцова. Мама постоянно заставляла меня ходить куда-то, кроме школы, при этом просто нужно было заниматься чем-нибудь, не обязательно спортом. Родители не хотели, чтобы я после школы болтался дома. Выбор был только за мной. Я от всего открещивался, как мог, но в итоге решил остановить свой выбор на беге с барьерами. До этого я занимался плаванием, боксом, каратэ, хоккеем, футболом — чего только не было! А лёгкая атлетика появилась, скорее, по стопам мамы — она задала темп, а я решил продолжить.

Когда я стал старше, понял, что у меня под боком живёт мой спортивный кумир (Наталья Шубенкова — советская легкоатлетка, вице-чемпионка Европы в семиборье, многократная чемпионка СССР, участница Олимпийских игр 1988 года (заняла 4-е место в семиборье), — прим. автора). Спортивная карьера мамы дорогого стоит. Она у нас в семье — явный лидер. Я, правда, периодически сбегал от неё к отцу, особенно когда мне нужно было поклянчить какую-нибудь игрушку.

Вообще от родителей мне досталась очень ценная, с моей точки зрения, черта характера — честность перед самим собой. Во всём: в поступках, в общении, в работе. Если ты взялся за работу — нужно во что бы то ни стало довести дело до конца. Если ты работаешь плохо, то обязательно нужно отдавать себе в этом отчёт.

У меня есть старшая сестра, её зовут Марина, она старше меня на 12 лет. Росли мы с ней, как кошка с собакой. Со спортом её жизнь никак не связана. У нас были совершенно обычные братско-сестринские отношения. Она всегда была со мной очень строга, и, мягко говоря, у меня это вызывало недовольство. Проблемы решались легко и просто: либо я жаловался маме, либо, если родителей не было дома, спор разрешался в пользу сестры, потому что она старшая.

«В детском саду нужно было общаться с другими детьми

— Детский сад я не любил. Там было скучно, потому что воспитатели не давали смотреть телевизор, а я очень любил мультики. Ко всему прочему, там ещё нужно было разговаривать с другими детьми (смеётся). Не могу сказать, что я был не компанейским ребёнком, но почему-то отношения со сверстниками у меня складывались плохо. Я часто дрался и вступал в конфронтации. Как правило, я никогда не был зачинщиком этих драк — ребята начинали первыми, а я не любил «мордобой», мне всегда было ближе решение проблем дипломатическим путём, потому что я был воспитанным молодым человеком, не то, что сейчас (смеётся).

Когда я был совсем маленьким, я очень любил кататься на велосипеде — часто падал, приходил домой с разодранными руками. Больше всего было обидно за то, что после падения постоянно приходилось выравнивать руль, который смещался в сторону. Я зажимал колесо между коленками и поправлял руль руками. Мало того, что после падения идёт кровь и руку щиплет, так ещё и ремонтировать технику приходится! Я по этому поводу очень расстраивался.

Первый велосипед появился у меня в 6 лет — их везли из-за границы и их приходилось собирать самому. Со сборкой у меня были большие проблемы, но мне в этом нелёгком деле всегда помогал отец. Взамен он ставил мне ультиматум: «Я тебе помогу, но в выходные все вместе поедем на дачу». Вы себе представить не можете, как я эту дачу ненавидел! Как суббота — так «собирать чемоданы». И главное, «откосить» от неё было никак нельзя. Отговорки, сродни «у меня голова болит», не были аргументом. «Приедем на свежий воздух, и там всё пройдёт», — весело отвечал папа. В такие моменты я грустил. Ну ладно, приехали, вот она дача. «Чего здесь делать-то?», — удивлялся я. Приходилось страдать от безделья — копать картошку, полоть, окучивать грядки мне было не надо. Меня просто туда тащили, и я целый день болтался на природе без дела, зато без боли в голове. Можно было почитать книжку, но надолго меня не хватало. Книжки мне попадались самые разные. К примеру, хрестоматийный школьный курс я осваивал с трудом — он был невыносимо скучным. Помню, как первый раз прочтение книги вызвало у меня искренний восторг — это было произведение Булгакова «Мастер и Маргарита».

Трудности спортивного коллектива

— Когда я занимался футболом и хоккеем (период примерно с семи до девяти лет), меня удивляла ограниченность интересов партнёров по команде. У них в голове не было ничего, кроме футбола и хоккея, находить общие темы для разговоров было очень сложно — мне это не нравилось. Когда собирались общей компанией, то либо я тащился без удовольствия, либо, если я предлагал какой-нибудь вид досуга, это не нравилось всем остальным. И в секции психология была соответствующая: раз ты не с нами, то и пасовать на поле мы тебе не будем. Поэтому я занимался своими делами.

Лет в 12 отец стал учить меня ездить за рулём — это было единственной перспективой, которой меня можно было заманить на эту злосчастную дачу. Рулить я любил. Сначала я управлял автомобилем, сидя у отца на коленях. Позже он начал давать мне возможность проехать одному, а сам занимал место на пассажирском сиденье. Как-то раз я, ещё не имея водительских прав, взял машину без разрешения отца. К счастью, моя поездка осталась незамеченной, ни для родителей, ни для сотрудников ГИБДД (смеётся). Сейчас особой тяги к машинам я не испытываю. Люблю ездить за рулём, но в механике не разбираюсь. Если, не дай Бог, что-то с автомобилем случится, починить машину сам не смогу.

Спорт — учебе не помеха

— Перехода из детского сада в школу я ждал с нетерпением. Я считал, что с первого класса начинается период взрослой жизни. В подтверждение своим ожиданиям в первом классе я встретил первую любовь — ею была моя соседка по парте, которую звали Яна, но этим отношениям не суждено было продлиться долгое время (смеётся).

Поначалу учиться было занятно, но потом школа мне быстро надоела, как и всем нормальным детям. В младших классах мне нравились все предметы, за исключением, пожалуй, рисования — изобразительное искусство давалось со скрипом, я всегда рисовал «из-под палки». Для того, чтобы как-то исправить ситуацию, я даже ходил в кружок по рисованию, но поход этот особым успехом не увенчался. Поначалу взаимоотношения с одноклассниками складывались примерно так же, как и в спортивной команде. Потом я перешёл в другую школу, которая в нашем городе считалась самой крутой — там уже мне было намного интереснее.

В средней школе я перешёл в класс физико-математической направленности. Туда было очень непросто попасть, и здесь, конечно, учиться и общаться было очень интересно — там были умные ребята с широким кругозором. С некоторыми одноклассниками мы общаемся до сих пор. Троек у меня не было, учился я хорошо. Помню, единственная тройка в четверти у меня вышла по геометрии, но это был единичный случай. С учительницей по алгебре и геометрии я не дружил, поэтому и сама математика не была в числе моих любимых предметов. Мне неплохо давалась физика. В старших классах — с 9 по 11 — я ходил в школу с огромным удовольствием. Кстати, школу закончил я с одной четвёркой — и это была именно геометрия. Медаль мне тогда не дали, объяснив это тем, что у меня было много четвёрок за десятый класс. По-моему, это был обман, из-за которого, впрочем, я не сильно расстроился. Медали давали определённые льготы при поступлении в институт. В девятом классе, как правило, преподаватели прикидывают, кто из учеников претендует на все пятёрки в аттестате. Тех, кто по отметкам под этот критерий подходил, «подтаскивали». В девятом классе у меня было достаточно четвёрок, и, видимо, в число претендентов на медаль я не попал, поэтому меня никто и не тащил. Но вдруг в 10−11 классах я ускорился и почти по всем предметам получал в четверти «отлично». Получилось, что вроде на меня не рассчитывали, а у других медалистов награду не отберёшь. В общем, одну школьную медаль чуть позже я компенсировал спортивными.

Как ни странно, школа у меня была на первом месте. Спорт, до поры-до времени, был чем-то факультативным. И только в университете я начал отдаваться спорту гораздо больше. Я поступил учиться на юридический факультет, но с уверенностью могу заявить, что у меня, всё-таки, больше технический склад ума.

Хобби, цели и мечты

— Моим хобби всегда были и остаются компьютерные игры, первой из которых была GTA. Ещё мне нравятся части гоночного симулятора Need for speed, в который я периодически играю и сейчас. Заветной мечтой в детстве была поездка за границу — теперь от этой мечты я периодически не могу откреститься (смеётся). Ещё хотелось поучиться за рубежом, но потом это желание как-то отпало само собой. Конечно, иногда хочется просто побыть дома, провести больше времени с родными и близкими.

Олимпийское «золото» — это не мечта, — это ближайшая цель, потому что в этом направлении я усиленно работаю. Это реальная осязаемая задача, на выполнение которой уходят месяцы и годы.

Мне кажется, для того, чтобы у ребёнка было счастливое детство, взрослые должны давать детям право выбора, позволять заниматься разными видами деятельности, показывать необъятное количество возможностей и дорог, по которым маленький человечек может пойти!

Важные новости, обзоры и истории Всегда есть, что почитать. Подпишитесь! Vkontakte Odnoklassniki Telegram

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость