Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
1217

Футболист дальнего плавания. Барнаулец Сергей Рехтин семь лет провел в форме «Томи»

«Барнаулу есть чему поучиться у Томска, — считает защитник „Томи“ Сергей Рехтин. — Естественно, это касается футбола: того, как налажена в этом городе спортивная инфраструктура. И еще тому, как любят этот вид спорта, как за него переживают. Я знаю, что в Барнауле сейчас на футбол ходит очень мало болельщиков. Ну что это такое?!»

Сергей Рехтин ушел из барнаульского «Динамо» почти семь лет назад. Ушел в «Томь», которая уже тогда играла в первом дивизионе. Вышел с ней в 2004 году в Премьер-лигу. Сегодня среди «старожилов» этой команды остались капитан Василий Янотовский да наш Рехтин. Остальные — пришли позже. И среди них, кстати, ни одного томича!

Барнаул — Томск

— Сейчас вы уже томич или еще барнаулец?

— Переезд в Томск был нелегким. По натуре я не особо контактный человек. С ребятами долго сходился. Своим стал где-то через год. Томск мне сначала не понравился — показался серым, невзрачным. Но перед 400-летием он сильно преобразился. Теперь этот город может нравиться. И если сравнивать с Барнаулом, то сравнение будет не в пользу алтайской столицы.

Но я по-прежнему себя ощущаю барнаульцем. Да я и есть барнаулец! Хоть и провожу здесь всего четыре месяца в году.

— Семья приезжает в Томск поболеть за вас?

— Да. Вообще-то, жена, дочка и сын все лето проводят в Томске. Возвращаются в Барнаул, когда начинаются занятия в школе. В клубе каждый год для семей футболистов выдают абонементы на все игры. У нас есть фанатская атрибутика — шарфики, шапочки. Я вам даже могу фотографию показать. Вот — сын в шапке «Томи». Сидят с дочкой на стадионе прямо на травке. А в Барнауле семья, к сожалению, на футбол не ходит.

— Карьера игрока рано или поздно закончится. Готовите тыл?

— Жить буду точно в Барнауле. Потому что это моя родина. Я люблю свой город и не хочу уезжать. А ведь возможности были!

Москва, например, мне вообще не нравится. Мне там очень плохо: начинает болеть голова. Суета, толкотня… Не мое! За этим сумасшедшим темпом жизни можно не угнаться и оказаться где-нибудь на обочине.

А я человек спокойный. Домашний. Я родился и вырос в Барнауле. Люблю свой дом, люблю выйти погулять в центр города или в парк с детьми. Я хочу, чтобы мои дети выросли именно здесь.

— Как вы оцениваете сегодняшний этап вашей жизни в «Томи»?

— В этом году я, к сожалению, играл мало. И, наверное, уже не буду. Я получил травму, пришлось делать операцию, и восстановление проходит тяжело. Команда тренируется на искусственном поле, а мне это противопоказано. У меня индивидуальный план.

В отпуске буду думать, что делать дальше. Может быть, придется сменить клуб. Сейчас у меня период неопределенности. Проблема в том, что я не знаю, позволит ли мне эта травма продолжить карьеру…

Когда Сибирь едина — она непобедима

— Рядом с вами в «Томи» почти всегда были барнаульцы…

— Да. И это очень важно. Трений и «городских» группировок, правда, никогда не было. Но нас, барнаульцев, бывало, подкалывали: мол, опять что-то отмочили. После выхода в Премьер-лигу жалко было расставаться со многими игроками, и с барнаульцами, естественно. Но думалось тогда не об этом. Появилось больше ответственности — как не опозорить город, как не опозорить регион.

А барнаулец Гостенин, я думаю, заранее знал, что не останется тренером в «Томи» — у него были сложности с руководством. Он подготовил себя к этому. Сейчас «Торпедо», которое он возглавил, борется за выживание в Премьер-лиге вместе со столичным «Динамо». Думаю, не стоит объяснять, за кого я болею. Гостенин — мой земляк, и он вывел «Томь» в Премьер-лигу. Я желаю ему удачи!

Я рад, что и сейчас в команде я не единственный барнаулец. Вратаря Женьку Городова я знал, когда он еще мальчишкой был. Сейчас мы общаемся. И, думаю, у него есть перспективы. Я вижу, что он довольно серьезно относиться к делу. Так что, уверен, все получиться!

— Когда «Томь» вышла в Премьер-лигу, многие барнаульцы стали ездить на матчи в Томск посмотреть на большой футбол. Вам приятно, что на трибунах есть «свои»?

— Это очень важно! Ведь ты понимаешь, что они не просто купили билет на троллейбус за пять рублей и доехали до стадиона. Он купили билет на автобус или на поезд, чтобы приехать и поболеть! За 500 километров! У меня, как у барнаульца, по этому поводу очень хорошие эмоции! И в «Томи» знают, что за них болеет вся Сибирь. Не зря же говорят — когда Сибирь едина, она непобедима.

— Вам нравится, как в Томске относятся к футболу?

— С одной стороны, нравится. А с другой стороны… Повышенное внимание иногда достает. Иной раз журналисты затрагивают такие темы, на которые не хотелось бы говорить. От любви до ненависти один шаг, и некоторые, кажется, просто ждут таких моментов. Немного оступилась команда, и начинается… Гонения, прессинг…

— Многие команды Премьер-лиги очень закрытые. А как у вас?

— У нас не так. Нет никаких суеверий. Наш тренер дает интервью даже в день игры. А ведь многие это считают нехорошей приметой.

А еще наша команда всегда соблюдает одну традицию: в клубе есть «красный угол», там стоит освященный в церкви образ. На каждую игру зажигают свечку, и она горит все 90 минут.

— Как считаете, будет ли Премьер-лига прирастать командами Сибири?

— Конечно, этого очень хотелось бы. Но в ближайшее время, я думаю, такого не будет. В Премьер-лигу трудно пролезть без хорошего спонсора. А все спонсоры тянутся в Москву и в Московскую область.

Оставил след

— У центрального входа на томский стадион «Труд» установлен памятник футболисту. Это подарок команде от благодарных томичей за первые победы в Премьер-лиге. Там есть и ваша фамилия. Приятно?

— Этот памятник открыли в начале июня 2006 года, вместе с памятником болельщику, который установлен на трибуне. Про памятник болельщику мы знали, а памятник футболисту стал для команды сюрпризом. Мы даже не догадывались, что в городе собирают на него деньги. Всей командой мы были на его открытии. Приятно, что там есть и моя фамилия. Я даже гордость по этому поводу испытываю: не просто так отбарабанил семь лет, а оставил какой-то след.

Про «Динамо»

— У нас в Барнауле было много талантливых игроков. Но все они, как вы знаете, рано или поздно уходили. Трудно играть, когда тяжелое финансовое положение, и плюс ко всему -никаких задач не стоит. К чему стремиться?

В этом году, к сожалению, я ни разу не был на «Динамо». В прошлом году бывал, и игра, кстати, была неплохая. Видно было, что боролись за первое место. И я был почему-то уверен, что «Динамо» выйдет в первый дивизион. Но концовка смазалась.

Про тренеров

— Всем моим тренерам приходилось доказывать, что я на что-то способен. Такого, чтобы меня просто любили за красивые глаза, никогда не было. И каждый тренер был по-своему хорош: у всех были свои сильные и слабые стороны. Выделять кого-то — не в моих это правилах.

Скажу только про первого тренера Валерия Николаевича Белозерского. Если бы не он, то я, наверное, футбол бы вообще забросил! Как-то его позвали к старшим ребятам на какой-то турнир. И он отдал нас другому тренеру. Мне не понравились тренировки, и я перестал ходить. А Валерий Николаевич меня потом нашел.

Про сны

— Когда долго не играю, мяч начинает сниться. А самый плохой сон про футбол такой: уже пора выходить играть, а я не могу завязать шнурки. Очень страшно. Я спрашивал — другим футболистам снится то же самое.

Про главное

— Самый памятный матч за «Томь», это когда мы выходили в Премьер-лигу. Мы играли дома с «Анжи» и выиграли 4:2. Вы не представляете, что творилось в городе, на стадионе, во время игры и после. Было настоящее сумасшествие!

Перед игрой нам показали видеозапись, сделанную около касс: как народ выстраивался в очередь с пяти утра. Это был такой элемент психологического настроя. Когда начали играть, трибуны не унимались. А после игры, когда мы вышли за ворота, нас чуть не разорвали на клочки: хоть что-нибудь нужно было отдать болельщикам. Шапку, варежки… Я отдал свою шапку каким-то мальчишкам.

Про семью

— Рехтин-футболист и Рехтин-семьянин — две большие разницы. В игре я злой. Не знаю, откуда это берется… Как-то само собой… А дома я спокойный.

Супругой футболиста быть очень тяжело. Особенно если муж играет в другом городе, за другой клуб. Это то же самое, что быть женой моряка дальнего плавания. Уехал на месяц, приехал — на два дня.

Но в этой ситуации, думаю, лучше быть семейным человеком. Это дисциплинирует.

Про пение

— Если абсолютно объективно — ничего другого, кроме футбола, делать не умею. Да и певец из меня не получился. Хотя мог бы! В первом классе меня взяли в хоровую капеллу мальчиков. Я туда сходил пару раз, но мне не понравилось. А данные были!

Барнаульским болельщикам

— Ходите на стадион! Я очень хочу, чтобы вы видели красивую игру, и чтобы когда-нибудь случилось так, чтобы вам завидовали болельщики из соседних регионов, что у вас есть такая команда!

Справка «СК»

Сергей Рехтин, защитник.

Родился в Барнауле 12 сентября 1974 года.

Воспитанник барнаульского футбола.

В «Томи» играет под номером 20.

Женат.

Двое детей: дочери девять лет, сыну — четыре.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Новости
Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Расскажи новость