Спорт

Ледовые войны. Хоккейный сезон в Барнауле под угрозой срыва

«СК» уже писал о том, что в «Мотор» пришел новый главный тренер — Юрий Качалов, ранее работавший с хабаровским «Голден Амуром». 1 июля моторовцы начали подготовку к стартующему 20 сентября новому хоккейному сезону, а с 18 числа команда планировала начать тренировки на льду краевого Дворца зрелищ и спорта. Сделать этого не удалось.

Все упирается в деньги

Не секрет, что «Мотору» для игр и тренировок приходится арендовать лед в краевом Дворце зрелищ и спорта. Руководство клуба посчитало, что арендная плата слишком высокая. «Цена за час пользования льдом составляет 4512 рублей, — рассказывает генеральный менеджер „Мотора“ Михаил Толочко, — и она значительно завышена. В связи с этим мы подали заявление в Федеральную антимонопольную службу на действия дирекции дворца».

— Собственно, споры о стоимости льда велись и ведутся все время, — комментирует директор Дворца зрелищ и спорта Сергей Данилин. — И в этом нет ничего удивительного: клиент хочет заплатить поменьше, а предлагающей стороне надо взять побольше.

Как вспоминает Данилин, комиссия провела проверку и пропала на два месяца. После чего вынесла вердикт: стоимость часа льда действительно завышена. Она должна составлять 3743 рубля. «Естественно, мы с этим были не согласны, — продолжает директор арены, — и обжаловали это решение в арбитражном суде. В настоящий момент действие решения антимонопольной комиссии приостановлено».

Думаю, необходимо пояснить, откуда вообще берутся эти цифры. В 1984 году Комитетом по физической культуре и спорту СССР было принято постановление № 624 «Об утверждении методики расчета ставок арендной платы за пользование спортивными сооружениями». По нему раньше и велись расчеты. Но, как рассказал Данилин, в этот раз антимонопольным комитетом в расчет принималась стоимость услуг в соответствии с прошлыми годами. А в минувшем сезоне загрузка льда вместо 5,5 часа, как было в прошлые годы, составила почти восемь. В связи с этим и увеличилась сумма. Это, по словам Данилина, не учитывалось.

Но в «Моторе» считают по-другому. Так или иначе, но Дворец спорта является монополистом в хоккейной сфере — другого искусственного льда в Барнауле попросту нет. По мнению Толочко, дворец воспользовался этим и установил высокую цену, чтобы компенсировать свои «необоснованные затраты». «Эти деньги являются регулярным источником дохода Дворца зрелищ и спорта и при этом составляют треть бюджета клуба. Мы просто содержим арену», — считает Толочко.

При этом Данилин считает, что, понижая стоимость, дворец тем самым содержит «Мотор». «А почему за счет нас они должны покупать форму, клюшки? Если бы мы были частью клуба, то это можно было бы понять, а так — извините. Мы денег не укрываем, не стараемся завысить или занизить цены, мы просто хотим получать деньги за наши услуги, — говорит он. И добавляет: — По России стоимость льда у нас средняя — не выше и не ниже».

Договориться не получилось

Следующее слушание по этому делу назначено на 25 июля. Но в это время «Мотор» уже должен вовсю тренироваться на льду, и из Барнаула команда выезжать в этот период не планировала. В принципе, так и могло произойти. Но…

Руководство дворца предложило «Мотору» подписать договор об аренде льда на новых условиях, по которым команда должна была выплачивать стоимость часа льда по цене, установленной антимонопольным комитетом, но выплачивать их из расчета пользования льдом в течение 26 дней по 12 часов в день. В сумме эта цифра составила бы 1167816 рублей в месяц. Поддержки у «Мотора» этот договор не нашел. Причины для объяснения этого есть и у Данилина, и у Толочко.

— Они мне говорят, — рассказывает Данилин, — если мы не будем проводить на льду 12 часов или уедем на сборы, почему должны выплачивать полную стоимость? Но мы не можем работать вхолостую. Предприятие должно приносить прибыль и, по-хорошему, даже содержать своего владельца, но этого от нас пока не требуют.

— С нас просто хотят выкачать деньги, — мнение Толочко. — Им надо добрать почти 3 миллиона рублей, вот и выставили такие условия. «Мотор» финансируется из бюджета, то есть на деньги налогоплательщиков, и получается, что эти деньги мы тратим на содержание Дворца зрелищ и спорта.

После того как стало ясно, что в ближайшее время мирным путем решить эти споры не удастся, руководство хоккейного клуба приняло решение: в ближайшее время команда отправится на сбор в Павлодар.

Кому нужен дворец?

Как считает Толочко, все эти споры можно решить лишь одним способом: передать Дворец из рук Алтайского крайсовпрофа, под чьим крылом находится арена, в собственность краевой администрации. «Здание требует капитального ремонта. А в крайсовпрофе денег на это нет, что, кстати, там и не отрицают», — описывает ситуацию генеральный менеджер.

Правда, и на этот счет у Данилина полярное мнение. «Деньги на ремонт были, есть и будут, — говорит он. — И потом, капитального ремонта здание пока не требует, мы его регулярно осматриваем, и оно не рухнет, как считают многие».

Позволю себе лирическое отступление. Среди болельщиков уже утвердилось мнение, что условия в краевом Дворце зрелищ и спорта оставляют желать лучшего. Представительницы прекрасного пола то и дело рвут колготки об расщепившиеся фанерные сиденья, с потолка одно время регулярно обваливалась плитка. По мнению хоккеистов — как приезжих, так и местных, лед не самого высокого качества. Были случаи, когда хоккеисты ломали и коньки, и ноги. А сквозь испещренный трещинами пластик смотреть игры тоже радости мало. В начале прошлого сезона спортивных журналистов, освещавших матчи, посадили было прямо за бортом, откуда пресса уже в первом же матче ушла на свободные места на трибунах.

Данилин с этим не спорит, однако же считает, что все это поправимо. «Мы уже закупили потолочную плитку. Следующим этапом станет ремонт сидений». Зато Толочко не согласен:

— Своими силами они его не отремонтируют. А вы видели наши раздевалки, судейские, пищеблок? Там ничего не менялось со времен постройки дворца. Приезжие команды вынуждены питаться в других местах, хотя могли бы при должных условиях делать это и здесь.

Единственное, в чем совпадает беспокойство Данилина и Толочко, — это холодильное оборудование. Его срок службы составляет около пятнадцати лет. Последний раз во дворце «холодильник» меняли в 1982 году. И сломаться он может в любой момент. В связи с этим в планируемый договор даже был включен пункт под названием «Форс-мажор». Цитирую: «В связи с тем что охлаждающая плита ледовой площадки находится в эксплуатации более 20 лет и система охлаждающего рассольного трубопровода пришла в ветхое состояние дворец снимает с себя ответственность за исполнение договора в случае аварийной остановки работы ледового поля». И судя по всему, опасения эти не напрасны.

— Так больше продолжаться не может, — говорит Толочко. — Дворец должен находиться в руках тех людей, которые могут с ним что-то сделать. Только при передаче дворца в собственность администрации края возможно привлечение инвестиций и использование материально-технической базы спортивной арены в полном объеме. Мы надеемся, что здравый смысл возьмет верх.

Данилин вспоминает, что дворец уже пытались передать администрации. Было это в прошлом году, арену передавали краевым властям на 10 лет. Была подготовлена масса документов, но ничего из этого не получилось. «Сегодня нас упрекают, что мы ничего не делаем. Но мы не хотим отдавать дворец. Кто хочет его забрать, тот пускай этим и занимается», — продолжает он.

Готов рассмотреть варианты по смене владельца и крайсовпроф. Его председатель Владимир Аргучинский говорит, что у дворца есть определенная стоимость, которая превышает 100 млн. рублей, но к подобному варианту развития, по его словам, не готова администрации. «У нее нет таких денег и в перспективе не предвидится».

Где играть «Мотору»?

Вопрос, где будет играть в следующем сезоне «Мотор», пока остается открытым. Владимир Аргучинский четко выразил свою позицию: если руководство хоккейного клуба будет продолжать так себя вести, лед команде предоставлять не будут. Но согласно регламенту Профессиональной хоккейной лиги России (ПХЛ) каждая команда, участвующая в национальном чемпионате, «обязана иметь в безвозмездном пользовании или на правах собственности, аренды, хозяйственного ведения или оперативного управления спортивное сооружение, отвечающее правилам игры в хоккей». Иными словами, у команды должен быть искусственный лед, где она могла бы тренироваться и играть.

Получается, не будет льда — не будет команды. Или будет, но в другом городе.

Как у Крылова

У каждого из участников событий на этот счет свое мнение. Данилин говорит, что единственное, чего хочет дворец, — получать в полном объеме деньги за аренду. При этом отмечает, то они готовы судиться до конца. «Не получится в крае, пойдем на более высокий уровень. Это дело выигрышное», — считает он.

Руководители «Мотора» настаивают на смене владельца дворца. А собственник арены вообще считает, что и без хоккейной команды город проживет. «А деньги, выделяемые „Мотору“, можно с большей пользой потратить на развитие спорта в крае, а дворец можно использовать в других целях», — такова мысль Аргучинского.

Когда в товарищах согласья нет, на лад (в данном случае — на лед) их дело не пойдет… Хоккейный сезон в высшем дивизионе, где играет «Мотор», стартует через два месяца. Команда готовится к трудному сезону. Правда, пока не ясно, будет ли вообще в крае большой хоккей.

И еще: почему-то в данной ситуации никто не говорит о болельщиках.

Ярослав МАХНАЧЕВ.

Важные новости, обзоры и истории Всегда есть, что почитать. Подпишитесь! Vkontakte Odnoklassniki Telegram

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость