Люди, над которыми смеялся социализм

Мыпродолжаем вести рубрику "История", посвященную известным алтайским предпринимателям и предприятиям прежних веков. В предыдущих выпусках мы рассказали о "Барнаульском содовом заводе", предпринимательской семье Винокуровых из Камня-на-Оби, становлении энергетики на Алтае и роли купцов в этом процессе. Сегодня "ВД" рассказывает о сложном и неоднозначном периоде советского предпринимательства – новой экономической политике (НЭП) на Алтае. Об этом мы побеседовали с Евгенией Демчик, доктором исторических наук, профессором, руководителем Центра экономической истории АлтГУ.

Пирожки и семечки

– Евгения Валентиновна, какие основные особенности алтайского НЭПа вы бы обозначили?

– НЭП в Алтайской губернии отличался от этого явления в других областях России. Переход к нему на Алтае произошел значительно позже, чем по всей стране. Во многом это связано с наследием Гражданской войны. Сибирь была одним из центров белого движения. Отряды белых вели борьбу с красными партизанами, и обе эти группы терроризировали местное население. В силу нестабильности ситуации либеральные экономические меры, которые применялись в Центральной России, до сибирских губерний дошли значительно позже.

Есть и другие особенности алтайского НЭПа. Алтай всегда был аграрным регионом, житницей страны. Поэтому на него была наложена серьезная продразверстка. В центральных областях России в начале 1920-х годов она была заменена на продналог, который в силу своей фиксированности был более выгоден для крестьян. В Алтайской губернии от продразверстки не отказались и после ее официальной отмены по всей стране. Это вызвало возмущение сельхозпроизводителей. Ведь Гражданская война закончилась, а меры военного коммунизма продолжали применяться.

Третья особенность НЭПа на Алтае связана с субъектами предпринимательской деятельности. Здесь не было крупных промышленных предприятий. Местные нэпманы занимались в основном торгово-посреднической деятельностью. Развивать свое производство рискнули единицы. Ведь для этого необходимо было привлекать кредитные ресурсы, а их государственные банковские организации практически не выделяли.

Кроме того, в производстве достаточно долог срок окупаемости и оборачиваемости капитала. А в торговле деньги делали оборот до 12 раз в год. Да и норма прибыли была высокой. Поэтому именно торговля привлекала большинство людей. Кстати, та же ситуация складывается и в современный период. Еще один фактор, отталкивавший предпринимателей от занятий производством, – его прозрачность для налоговых органов. Тогда как в торговле было много возможностей для ухода от уплаты налогов. Большую роль сыграла и политическая нестабильность, не дававшая нэпманам возможности строить планы на будущее.     

В общем, рыночные отношения пришли на Алтай с большой задержкой. Однако ради справедливости надо отметить, что после принятия решения о переходе к НЭПу на Х съезде ВКП (б) в 1921 году жители Алтайской губернии резко активизировали свою предпринимательскую деятельность. Особенно удивил советскую власть тот факт, что бизнесом стали заниматься те, кто ранее вообще не имел к нему отношения. Например, демобилизованные красноармейцы открывали маленькие лавочки. Бывшие домохозяйки пошли торговать леденцами, пирожками, жареными семечками. Возникло впечатление, что в бизнес пошли практически все жители. Не у всех, конечно, дела шли удачно, многие разорялись. Однако это не могло умерить предпринимательской активности людей.

В советское время бытовал миф о том, что нэпманами становились только бывшие купцы, промышленники, которые занимались бизнесом в дореволюционный период. Но исторические исследования не подтверждают это. Часть крупных алтайских предпринимателей покинули губернию после Октябрьской революции, эмигрировали за границу. Другие вступили в ряды белой армии и были убиты красными, имущество их реквизировали. Кого-то просто расстреляли.  

Давать взятки было не за что

– Кого бы вы назвали в числе наиболее известных алтайских нэпманов?

– Крупных предпринимателей, чьи фамилии что-то говорили бы общественности, на Алтае не было. Большую известность получили различные товарищества. Например, Барнаульское торговое товарищество, которое объединяло нескольких предпринимателей.

– Как складывались отношения предпринимательства и власти в период НЭПа?

– Государство говорило нэпманам прямым текстом: "Вы лишены политических прав, не можете создавать свои партии, издавать газеты, лоббировать свои интересы. Как только вы выполните задачу по восстановлению экономики, весь ваш бизнес прикроют". Этого никто не скрывал. В этом отношении власть была честной с нэпманами.

Лишенные возможности бороться за свои права политическим путем, предприниматели пытались делать это через различные отраслевые объединения. Также существовали общества взаимного кредита, которые были не просто финансовыми учреждениями, но важным инструментом консолидации предпринимательского сообщества. Кроме того, на товарных биржах функ­ционировали секции частной промышленности и торговли.

Были и рыночные комитеты, в которые входили предприниматели.

Власть шла на взаимодействие с этими организациями. Например, бизнесу удавалось снижать предлагаемую окружной властью норму прибыли, которая влияла на размер налогов, и продлевать сроки аренды государственного имущества. Потому что представители власти, несмотря на осознание временного характера НЭПа, видели, что нэпманы являются созидательной социально-экономической силой. Они создавали рабочие места, обеспечивали население товарами и услугами, платили налоги. Так что определенный диалог между бизнесом и властью был. Ведь даже в тот период бюрократизация органов управления была существенно ниже, чем сегодня.   

– В одной из своих работ вы говорили о "непрозрачности" экономики алтайского НЭПа. А как в тот период обстояло дело с коррупцией?

– Прямых фактических данных на этот счет нет. Мы не можем назвать ни одного судебного процесса, в ходе которого некий алтайский чиновник был бы привлечен к ответственности за получение взятки от предпринимателя. Поэтому заявлять, что нэпманы мешками носили деньги в местный исполком, я бы не стала. Более того, компетенция власти на местах была очень незначительная, и представители государства не могли чем-то серьезно помочь бизнесу. Давать им взятки было просто не за что!

Однако алтайские нэпманы старались дружить с чиновниками. Некоторых дельцов замечали вместе с ними в кафе, бильярдных и т. д. Но можно ли назвать это коррупцией?

Ликвидировали как класс

– В традициях дореволюционного предпринимательства была благотворительность. Занимались ли ей нэпманы?

– Нет. Этого не позволяли их обороты, которые были очень незначительными – в сотни раз меньше по сравнению с дореволюционным периодом. Здесь было не до благотворительности. Хотя некоторые общественно полезные деяния они совершали. Например, сообща строили школу для своих детей, которым было запрещено получать образование в обычных учебных заведениях. Когда в 1925 году эта школа была построена, многие люди не из числа предпринимателей захотели отдать туда своих детей. Поскольку в ней помимо обычной программы давался практически важный предмет – основы коммерческих знаний.

– Вы говорили, что среди нэпманов было мало выходцев из "бывших" дельцов. Значит ли это, что традиции дореволюционного предпринимательства с их опорой на "честное слово" были утеряны?

– Деловое сообщество в период НЭПа продолжало следить за соблюдением отдельными предпринимателями деловой этики. Например, на Барнаульском рынке работали два торговца, которые обвешивали покупателей. По решению рыночного комитета их лишили торгового места. Их просто выкинули с рынка вместе с весами и подпиленными гирями.

Были случаи, когда в одном из обществ взаимного кредита руководство предоставляло ссуды в основном своим родственникам. По решению членов общества оно было переизбрано. Хотя говорить о стопроцентной честности представителей делового сообщества я бы не стала.

– Советская литература давала нам сатирический образ нэпмана, который представлялся как необразованный, некультурный человек. Насколько такой образ соответствовал действительности?

– В советское время реального портрета не было и не могло быть создано. Потому что власть считала, что занятие предпринимательством неорганично человеческой природе. Поэтому над людьми, которые занимаются коммерцией, когда все остальные строят социализм, можно было только смеяться. Так и появились многочисленные карикатурные фигуры нэпманов и нэпманш.

Хотя среди них и вправду встречались забавные персонажи. На Алтае были люди, которые поили лошадей шампанским, устраивали костер из денежных купюр. А загулы нэпманов в буфете на Барнаульском вокзале – вообще тема отдельного разговора. Но таких предпринимателей были единицы. Прежде всего у них не хватало на это средств.                        

– Что стало с нэпманами в конце 1920-х годов, с наступлением коллективизации и индустриализации?

– Их ликвидировали как класс. Часть расстреляли. Других вынудили прикрыть свой бизнес, введя серьезный налог на сверхприбыль. Налоговые платежи доходили до 78% от выручки! Также был ужесточен и без того непростой доступ к кредитным ресурсам. Наконец, предпринимателям перестали давать товары на реализацию. Ведь мелкая розница приобретала все в госторгах. Проводились обыски с изъятием имущества в связи с обвинениями в сокрытии доходов.

В общем, заниматься предпринимательством стало невыгодно. В итоге к концу 1928 года нэпманов остались единицы. К 1930 году они исчезли полностью. В дальнейшем желающие заниматься бизнесом ушли в "теневой сектор". Он продолжал существовать в течение всего советского периода.

НЭП в оценках политиков и историков

Иосиф Сталин,
генеральный секретарь ЦК ВКП (б):

НЭП есть особая политика пролетарского государства, рассчитанная на допущение капитализма при наличии командных высот в руках пролетарского государства. Рассчитанная на борьбу элементов капиталистических и социалистических. Рассчитанная на возрастание роли социалистических элементов в ущерб элементам капиталистическим. Рассчитанная на победу социалистических элементов над капиталистическими элементами. Рассчитанная на уничтожение классов, на постройку фундамента социалистической экономики.

Никита Хрущев,
первый секретарь ЦК КПСС в 1953–1964 годах:

Я помню то время, когда после разрухи и голода вдруг ожили города, появились продукты, начали падать цены. Это было, конечно, отступление. Но оно помогло нам оправиться от последствий Гражданской войны, набраться сил. В этом проявилась мудрость Ленина, когда он в 1921 году пошел на такой опасный, но неизбежный, необходимый, смелый, решительный и прозорливый шаг – переход к новой экономической политике. Это, так сказать, общая формулировка, а по существу открывалась возможность для оживления частной собственности и оживления кулака, я уж не говорю о середняке. Поднялся торговый элемент и даже крепко стал на ноги.

Егор Гайдар,
руководитель Института экономики переходного периода:

Российская экономика периода НЭПа была в целом рыночной, как и российская экономика 1913 года. Формировавшиеся тогда хозяйственные структуры при всех их отличиях (существенно меньшая доля внешней торговли в ВВП, меньшая товарность сельского хозяйства, большая роль государственного сектора и т. д.) напоминали структуру российской экономики 1913 года в большей степени, чем структура рыночной в своей основе экономики современной России напоминает структуру социалистической экономики РСФСР 1990 года.

Вилен Перламутров,
член-корреспондент РАН, доктор экономических наук:

Утверждение НЭПа сопровождалось определенным отходом от традиционных (марксистских) стереотипов о несовместимости планового хозяйствования и рынка. Получает широкое распространение вывод о том, что рынок не только не препятствует планированию, но, наоборот, в современных условиях является для последнего совершенно необходимым, создавая объективный механизм оценки результатов хозяйственной деятельности предприятий и отдельных работников. В логике НЭПа план рассматривался как механизм достижения общественных целей наиболее действенным, оптимальным путем.

Источники: Сталин И. В. Заключительное слово по политическому отчету ЦК XIV съезду ВКП (б); Хрущев Н. С. Время. Люди. Власть; Гайдар Е. Т. Перспективы экономического развития России; Перламутров В. Л. Новая экономическая политика советского государства.

Словарь НЭПа

Коммунальные дома – здания, находившиеся в распоряжении местных органов власти (коммунотделов).

Кулачество – после 1917 года значение этого понятия меняется в зависимости от направленности курса ВКП(б), фактически либо приближая кулачество к классу середняков, позиционируя его как отдельное посткапиталистическое переходное явление – класс фермеров, либо ограничивая его отдельной категорией сельской элиты, класс эксплуататоров, широко использующий наемный труд.

Лишенец – гражданин, лишенный избирательных прав согласно Конституции СССР. Лишенцы не только не могли голосовать, им также было запрещено работать в государственных органах, получать высшее или техническое образование. Лишенцам не выдавались продуктовые карточки, что в период голода зачастую приводило к голодной смерти.

Нэпман – торговец, спекулянт, частный предприниматель в первоначальный период НЭПа.

Продналог – сбор, который взимался в России в 1921–1923 годах с крестьянских хозяйств, введен взамен продразверстки. Размер устанавливался до весеннего сева по каждому виду сельскохозяйственных продуктов (значительно ниже продразверстки) с учетом местных условий и зажиточности крестьянских хозяйств.

Источники: www.dic.academic.ru; www.ru.wikipedia.org

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Смотрите также
Новости партнеров