Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Барнаульские автотуристы на «крузерах» покорили горы Хархираа в Монголии

Уже десяток лет я посматривал в сторону горного массива Хархираа в Западной Монголии. Чтобы попасть из Баян-Ульгия в Улангом, приходится объезжать эти горы, хотя там явственно видно понижение меж горами. Монголы — рациональный народ, никакие силы их не заставят наматывать лишние километры, плавный рельеф монгольских гор позволяет им прокладывать колею через перевалы высотою 2600 — 2800 метров. Так в чем же дело? Почему дорога не проложена прямо через горы Хархираа? Немало времени поползав по карте, изучая крутизну горизонталей, так и не пришел к очевидному ответу. И местное население тоже не могло дать вразумительного ответа: «Нет дороги, значит, там нет дороги», мда, в логике им не откажешь…

Изначально мы планировали свой маршрут начать в конце сентября, но обстоятельства сдвинули нас на вторую половину октября этого года. Команда была скомплектована из ветеранов Федерации спортивного туризма Алтайского края и джиперов внедорожного клуба «Алтай 4×4», всего 5 экипажей, все на подготовленных стареньких «крузаках». Для разминки было запланировано посещение одного из самых дальних и забытых Богом уголков — подножье массива Тургэн, что граничит с Горным Алтаем. Путь туда идет через погранзаставу с временным заходом на территорию России, пограничная служба Монголии дает туда пропуска крайне неохотно — уж слишком сложно контролировать там ситуацию. Но нас это не смутило и пропуска были получены.

Изломы гор Тургэна совсем не похожи на плавные очертания старых монгольских гор, скорее, они похожи на высокогорье Карагема Горного Алтая, разве что вместо тайги на крутых склонах разбросано лиственничное редколесье. Чтобы пробиться к подножью массива, нам пришлось немало «поковыряться» по мерзлой горной тундре долины ручья Аспайты, и удалось подняться до 2550 метров, где и разбили базовый лагерь. Погода испортилась, мы попали в жесткое межсезонье: снежный туман, поземка, ночной морозец в — 14С и, главное, свежий снег на осыпях, что сорвало нам попытку восхождения на высоту 4029 м. Впрочем, главная цель нашего маршрута была еще впереди, а потому и травмы нам ни к чему.

Обширная межгорная котловина озера Ачит-нур радует солнцем и отсутствием снега и мы привычно пылим по просторам. Очарование монгольских дорог в их непредсказуемости и кажущейся простоте. Водитель здесь может проявить свое мастерство: где-то на скорости проскочить песчаный занос, грамотно форсировать горный ручей, правильно «угадать» направление, куда дорога уйдет через пару десятков километров. Огромные обозримые просторы с обзорной точки приводят к самой настоящей эйфории. Быть может, за этим и едут путешественники?! На планете осталось не так уж много мест по-настоящему труднодоступных, безлюдных и потому — привлекательных.

Уже закончилось время летнего кочевья, юрты встречаются реже и, если они по пути, мы заезжаем туда в гости, миновать их без визита будет просто невежливо. Монголы не поддались глобализации, сохранили традиции. Монголы по-прежнему ездят, в основном, на лошадях, по-прежнему лошадях невысоких, очень красивых, по-прежнему скачут очень быстро и ловко. Люди живут в юртах, едят только молоко и мясо, пьют из серебряных чашек и гостей принимают, как своих родственников. Попробуйте-ка найти сегодня страну, где вас, незнакомого и случайного, не выпустят из юрты, не накормив и не напоив. Трудолюбивые, загорелые монголы с утра до вечера пасут, поят, доят, режут свой скот. А вечером они возвращаются в свою одинокую юрту в бескрайней степи, садятся вокруг котла с мясом, наливают зеленого чая с молоком или жиром и… включают телевизор — сегодня у многих кочевников рядом с юртой стоят солнечные батареи и спутниковая «тарелка» китайского производства.

Путь к перевалу Хархираа был сложен, но никаких особых сюрпризов нам не преподнес: незамерзшие родниковые ручьи, снег, кочкарник тундры и сложное ориентирование. Поначалу встречалась заметенная колея и мы уже легкомысленно и опрометчиво собирались не сходя с колеи добраться до перевала и, чем черт не шутит!, проложить свой маршрут по заброшенной колее… Но с набором высоты стало понятно, что перевал Хархираа не пользуется популярностью у местных аратов — все признаки хоть плохонькой дороги исчезли напрочь. Вот уже и просвет меж гор виден, плавный подъем, камней и валунов достаточно, но подъем вполне можно осилить без лебедки и хай-джека. В чем же дело?!

Световой день заканчивался. Уже вблизи перегиба началась снежная метель со штормовым ветром, и мы спешили свалиться по ту сторону перевала чтобы укрыться от ветра: ставить палатки сейчас было немыслимым делом. Линия перевала была похожа на клин, который вторгался в долину реки Хархираа, на самом кончике этого клина было сложено из камней традиционное «обо». Помните эпизод из фильма «Титаник», где Джек и Роза стоят на носу корабля, раскинув руки навстречу морскому простору? Мы тоже стояли на носу клина, ветер срывал нам одежду, но в груди у нас вместо восторга было горькое недоумение: под ногами был двухсотметровый обрыв, который и на ногах-то надо еще умудриться одолеть…

Некоторое время мы порыскали в поисках варианта, одна из ложбин показалась вполне доступной и самый опытный экипаж, не мешкая, приступил к спуску. С помощью полиспаста и оттяжек наладили страховку, и первая машина ушла за перегиб, мерцая негаснущими стоп-сигналами в ночной метели. Спустя час по рации наверх сообщили, что пройдено ¾ спуска, однако другим машинам спуск запрещен до утра. Так команда разделилась на две неравные части и ночь прошла порознь под завывание штормовых порывов ветра.

Утром, после обзора ситуации снизу и разведки сверху, было принято непопулярное решение: от спуска всех экипажей отказаться, те, кто наверху возвращаются, огибают массив и идут навстречу первому экипажу. Первый экипаж в одиночку продолжает идти по реке Хархираа.

Сейчас уже можно точно сказать, что это было единственно правильным решением.

Первый экипаж в количестве трех человек три дня пробивался сквозь жесткое бездорожье. Теперь стало понятно, почему этим путем не пользуются пастухи: если лошадь и одолеет эту крутизну, то о переброске груза не может быть и речи. Да и само русло изобилует крутыми террасами, многочисленными протоками, селевыми выносами и россыпями валунов. Тридцать километров дались нам не только тяжело — заботила мысль, что последние два дня мигал и горел датчик топлива. Ночью мы уже не жгли солярку, а грелись остатками дров и собранным кизяком. И если мы не осилим эту реку, ребятам придется на своих плечах тащить к нам топливо. А если рассматривать совсем мрачный вариант, нам придется сообща вызволять машину из этой ловушки не одну неделю, а ведь за бортом уже почти зима. Однако всё закончилось благополучно: к вечеру третьего дня «разлуки» мы вышли на береговую террасу невдалеке от устья и, одновременно туда же поднялась машина, которая везла нам дизтопливо. Остальные экипажи залечивали раны, полученные машинами на жестком бездорожье.

Впереди нас еще ждали горные дороги Западной Тувы, броды и белки Монгун-Тайги, ночное прохождение перевала Бугузун, но это была уже знакомая и привычная работа. Работа, которая требует многолетнего опыта, слаженной команды и называется спортивным туризмом.

Мне осталось добавить, что этот маршрут был заявлен на Чемпионат России и весной мы узнаем результат, который, надеемся, не опустит планку достижений команды Алтайского края: ведь последние пять лет мы не выходим из списка призеров.

Полностью фоторепортаж можно посмотреть здесь: часть I и часть II.

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость