Туризм

«…И смастерили плот». Александр Смирнов рассказал о том, почему он не хочет быть рабом своего бизнеса

Сегодня в Барнауле работает более 150 турагентств. Компаниям в условиях жесткой конкуренции выделиться все сложнее. Тем не менее есть названия, которые практически всегда на слуху. Как правило, это фирмы, вышедшие на рынок в начале 1990-х. Одна из них — «Плот». Компания, которая занимается не только турагентской, но и туроператорской деятельностью, одна из немногих в крае имеет право принимать иностранных туристов. Александр Смирнов, ее руководитель, 14 ноября отмечает 50-летние, а компании «Плот» в 2011 году исполнилось 20 лет. Это стало поводом для разговора с г-ном Смирновым.

— Каким был «Плот» в самом начале?

— Он был создан в 1991 году как хозрасчетное подразделение при Союзе интернационалистов Афганистана. Я пришел к Олегу Клещину с бизнес-планом — начинать самому было невозможно. Он выделил средства, которых хватило, чтобы приобрести самое необходимое.

Представить, во что эта предпринимательская деятельность превратится через годы, было сложно. С одной стороны, в СССР был развит внутренний туризм: огромные потоки людей приезжали к нам со всего Союза, в отрасли работали великолепные кадры, были снаряжение, турбазы. И тут пришел я, без знаний, средств, денег и клиентской базы. Многие говорили: куда ты лезешь? Конечно, отсутствие опыта и образования сказывалось — пришлось учиться, в том числе и на собственных ошибках. Но было ощущение, что все будет нормально, что скоро мы наладим прием иностранных туристов, а потом, возможно, начнем отправлять за рубеж своих. Так и получилось.

Сначала мы планировали работать только на прием — организовывать сплавы по Чарышу. Но пришла зима, Союз интернационалистов начал расторгать контракты со своими подразделениями, которые посчитал бесперспективными. Мы оказались в их числе. Потребность зарабатывать стала острее, и мы начали отправлять людей в экскурсионные туры в Питер, Горный Алтай, а затем и за рубеж. Что-то изнутри подсказывало, куда двигаться, было внутреннее ощущение, как в песне у Шевчука: «Ты не один». Хотя одному оставаться приходилось — коллектив, который стал работать как отлаженный механизм, появился гораздо позже.

Первый офис «Плота» выглядел так: фойе ДК котельного завода, стол, на нем стопка путевок, в подвале — общий телефон, склад снаряжения и продовольствия для активных маршрутов. Несмотря на это, люди приходили к нам и возвращались из путешествий полные впечатлений. И та неуверенность, которая была вначале, ушла. В то время многие работали подобным образом — рядом с нами, например, стоял такой же стол — продавали дачные домики.

— Вопрос, который волнует многих, кто хочет стать предпринимателем: что должно переключиться в голове, чтобы из наемного служащего превратиться в работодателя?

— Для меня всегда была важна свобода — не работать по чьей-то указке, а воплощать свои идеи. В один момент я понял: либо развиваться, либо стоять на месте. Перед тем как появился «Плот», мы переехали в Барнаул из Усть-Пристани, где я семь лет проработал в школе. Я много и активно трудился, выпустил класс, и после того как мы резко сменили место жительства, внутри образовалась пустота. Я понимал, что школе отдать больше нечего, начал искать альтернативу. Несколько месяцев проработал резчиком по дереву. Но стало ясно, что и это не мое. В один момент я сказал себе: «Хватит, буду заниматься туризмом».

Эта мысль, естественно, не просто так пришла. Она зародилась во время учебы в педагогическом институте, когда я проходил туристическую практику на Телецком озере. А потом уже во время работы в школе мы с друзьями решили сплавиться по Чарышу и смастерили допотопный плот из камер КамАЗа. Получилось замечательное путешествие.

Либо демпинг, либо харизма

— После отмены лицензирования вход на турагентский рынок стал очень простым — можно, как и раньше, купить стол, стул, подключиться к Интернету, заключить договор с «Пегасом» и отправлять людей в Турцию. Как в таких условиях выделиться?

— Конкурентами иногда становятся даже клиенты, которые поездили по курортам и поняли, в чем суть работы турагентства. Порой у таких людей есть деньги и собственные офисные помещения. Они открывают турфирмы, которые часто быстро погибают — только со стороны кажется, что все просто.

Чтобы открыть турагентство, действительно, требуется немного. С материалами, которые помогут в продажах, сейчас проблем нет. Это раньше мы умудрялись отправлять людей на Кипр, не имея ни одного буклета. Сегодня красочные каталоги доступны, у каждого есть возможность обучиться основам турбизнеса.

Сложность в том, что рынок в основном поделен. Новое агентство сталкивается с проблемой: как переманить клиентов? Вариантов немного. Либо демпинговать (большинство так и поступает), делая большие скидки. Либо выигрывать за счет профессионализма, харизмы менеджеров и неимоверной активности. Чтобы выйти на рынок, нужна реклама, и в этой теме тоже важно ориентироваться. Возможно, руководителю новой фирмы в первую очередь нужно быть хорошим маркетологом и только потом специалистом в области туризма.

— Руководитель одной туркомпании в интервью газете «Ваше дело» сказал, что многие наши агентства за последние 15 лет никак не поменялись. Если фирма не растет в геометрической прогрессии, значит ли это, что бизнес не развивается?

— В чем-то согласен — многие агентства действительно живут по старинке, не развиваются согласно основным критериям бизнеса, без которых нельзя создать современную динамичную компанию. Видимо, это менталитет рожденных в СССР — перестроиться могут далеко не все. Им комфортно жить и работать, как семья: без бизнес-планов, жестких критериев, аттестаций, получать удовольствие от общения с туристами. Конечно, они думают о том, как получить прибыль, но не ставят себе задач заработать огромные деньги. А у некоторых компаний другое видение: они каждый год ставят перед собой все более высокие цели, создают филиалы, внедряют новые технологии.

Я не сторонник ни того, ни другого подхода. Мои амбиции, к счастью, не гипертрофированы — я тоже человек старой формации. К тому же понимаю, что, если захочу заработать большие деньги, придется принимать те правила игры, перешагивать через себя и в чем-то становиться рабом собственного бизнеса. Пойдя по второму пути, возможно, я выиграю в чем-то в будущем, но очень многим пожертвую в настоящем, в первую очередь — свободой. Но и плыть по течению, используя год от года наработанную клиентскую базу, я тоже не могу. Поэтому стараюсь придерживаться золотой середины.

Тагил рулит

— С приходом в регионы федеральных туроператоров «доступ к миру» получили самые разные люди. «Тагил» благодаря стилю отдыха российских туристов знают во многих странах. Есть ли другая, позитивная, сторона для тех, кто принимает наших соотечественников?

— Когда в 1990-х «открылся занавес», начал развиваться шоп-туризм, за границу поехали люди, в поведении которых проявлялись далеко не лучшие человеческие качества. Многие, ощутив свободу, нагрянувшую на Россию, пускали ее по вектору вседозволенности и беспредела.

Как-то в Индии в приличном отеле, который российские шоп-туристы потом превратили черт знает во что, нам захотелось поиграть на гитаре. Мы наудачу начали обзванивать номера и с третьего раза попали — сами не поверили, но нашелся человек, который повез в шоп-тур музыкальный инструмент. Мы познакомились — оказался великолепный музыкант, который знаком со многими знаменитыми артистами. Попели песни и разошлись. А на следующий день узнали, что та компания «продолжила банкет». Они выпили, оседлали рикшу, издевались над ним, заставили отвезти в бордель, надебоширили и в итоге попали в полицейский участок, где свалили все на ни в чем неповинного индуса. В итоге им хватило совести отказаться от своих слов, рикша избежал тюрьмы. Это были самые интеллигентные люди в том окружении… Как вызывающе вели себя другие, лучше не вспоминать. Естественно, отношение к русским за границей резко изменилось, и этот шлейф тянется до сих пор.

Но сейчас другая ситуация — возможность выехать за рубеж есть у учителей, преподавателей вузов, студентов. Наши люди сейчас мало чем отличаются от граждан Европы — в России много достойных и культурных людей.

— Может ли путешествие, как хорошая книга, обогатить человека? Или же Турция, как поездка в «Ленту», стала лишь элементом общества потребления?

— Безусловно, путешествия обогащают. Но все зависит от человека. Когда я в 1990-е возил туристов в Горный Алтай, некоторые после беспробудного трехдневного пьянства перед отъездом восклицали: «О! А здесь еще и горы есть?!»

Исходя из собственного опыта, скажу, что путешествие может дать очень многое. Во-первых, это возможность увидеть новые места. Афоризм «Красота спасет мир» для меня больше, чем просто слова. Порой, живя в городе, мы не замечаем звезд, не видим восхода солнца. В путешествии такая возможность появляется — встать рано утром, выйти к морю, когда там еще никого нет, встретить рассвет. В такие моменты внутри происходит трансформация, ты входишь в какое-то новое качественное состояние, по-другому ощущаешь жизнь — она становится более наполненной. Так на человека действует не только красота природы, но и уникальная архитектура, шедевры живописи, религиозные святыни.

Тут река, а тут — помойка

— Сейчас власти усиленно пытаются развивать туризм. Всем ли территориям это нужно?

— Это нужно делать там, где есть рекреационные возможности — интересные и красивые места. В Алтайском крае только сельский туризм можно развивать практически в любом районе. Я не сторонник такого подхода, когда идея какого-то брэндового маршрута рождается наверху, а для ее реализации за уши начинают притягивать все остальное. Коль мы живем в рыночных условиях, подобная инициатива должна исходить прежде всего от местных туроператоров — им виднее, какими могут быть экономические перспективы. Также я противник создания вымышленных историй для привлечения туристов. Таких, как место обитания снежного человека или родина сибирского Деда Мороза.

— Говоря о развитии туризма, власти рассчитывают на рост поступлений в бюджет. Может ли эта отрасль принести в экономику региона большие деньги?

— Сам турбизнес в России пока нельзя назвать высокорентабельным. Недавно из уст одного из руководителей Ассоциации туроператоров России прозвучала информация, что большинство крупнейших операторов работают в убыток, выживают за счет больших оборотных средств и кредитов. Да, есть страны, экономики которых держатся на туризме, но Россия не в их числе. Однако, несмотря на все сложности, туризм в стране, и в том числе на Алтае, развивается, перспективы есть. Правильно, что эта отрасль стала в нашем регионе второй по значимости после сельского хозяйства. Туризм развивает многие смежные сферы — гостиничное хозяйство, общепит и т. д. Средства, вложенные в туризм, рано или поздно окупятся. Нужно только более рационально использовать бюджетные возможности, создавать хороший инвестиционный климат, не поддерживать неэффективные проекты, чаще прислушиваться к практикам.

— Рабочие места, новые дорогие, аэропорты, рост турпотока… А какие могут быть негативные последствия для территорий, развивающих туризм?

— В первую очередь страдает экология. Уже сейчас в некоторых районах, на мой взгляд, катастрофическая ситуация. Можно наблюдать такие картины: современная база на берегу красивой реки, а в километре от нее огромная смердящая помойка. Проблема утилизации отходов у нас до сих пор не решена. К нам приезжает огромное количество людей, и власти хотят, чтобы их было еще больше. Но чем больше туристов, тем больше отходов.

Когда Алтай преподносят на выставках как край, где есть уникальная природа, тишина и покой, и тут же сообщают, что нас ежегодно посещают миллионы людей, поневоле возникает недоумение. Нужно определиться с концепцией, нельзя обманывать людей, привлекая первозданностью, которой во многих местах Алтая давно нет и в помине.

Блиц-опрос

— Вы путешествуете в бизнес-классе?

— Нет. Я неприхотливый человек, хоть и ценю комфорт. Предпочту, сэкономив на разнице в цене, совершить новое путешествие.

— Куда бы вы никогда не вернулись?

— Я был в 36 странах, пока таких мест нет.

— Куда точно никогда не поедете?

— В некоторые африканские страны.

— Хороший футбол или хороший ресторан?

— Я могу спланировать время так, чтобы в один вечер посмотреть футбол, а в другой сходить в ресторан. Но всему этому предпочту живой концерт классической или джазовой музыки.

— Возраст имеет значение?

—  Конечно, я обращаю на него внимание. Особенно, когда пытаюсь допрыгнуть до баскетбольного кольца (улыбается). Но в душе этого не ощущаю, абсолютно. С годами качество внутренней составляющей жизни растет. Хочется надеяться, что так будет и дальше.

Справка

Александр Борисович Смирнов родился 14 ноября 1961 года в Костромской области. В 1979 году окончил Михайловскую среднюю школу, в 1983-м — БГПУ. До 1990 года работал в Усть-Пристанской средней школе преподавателем физкультуры и изобразительного искусства. С 1991 года — директор туристической фирмы «Плот». Дважды избирался на пост президента Алтайской региональной ассоциации туризма, сегодня — член правления этой организации.

Главные увлечения — путешествия, горные лыжи, чтение и музыка. Любимые места на планете — Байкал, пустыня Гоби и Гималаи.

Компания, которую возглавляет Александр Смирнов, в 2005 году выигрывала краевой конкурс в номинациях «Лучший туроператор» и «Лучший туристический маршрут», а команда туристов фирмы «Плот» в 2003 году становилась чемпионом России по спортивному туризму.

Факт

На маршрутах фирмы «Плот» побывали туристы более чем из 20 стран мира.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость