Туризм

Наравне с Таиландом. Более 1 млн. туристов в год на Алтае — мыльный пузырь или реальность?

В конце 2011 года туристические чиновники Таиланда были несказанно рады. Свершилось то, к чему они давно стремились: число россиян, посещающих эту страну ради отдыха, впервые перевалило за 1 млн.

Горный Алтай
Горный Алтай
Анна Зайкова

Алтайские туристические чиновники такой статистике вряд ли позавидуют: уже не первый год они официально отчитываются за 1 млн. с лишним туристов и постоянно прогнозируют прирост.

Смущает одно: в высокий сезон в Бангкоке и на Пхукете еженедельно приземляются сотни самолетов из десятков российских городов. А как получить достоверные данные о турпотоке в отдельно взятом российском регионе?

Вас посчитали!

Данные о турпотоке — один из ключевых показателей состояния туриндустрии. Зная цифры, власти могут определить, нужны ли региону новые дороги, аэропорты и т. д., предприниматели имеют возможность рассчитать, сколько открыть гостиниц, кафе и т. д.

Окончательных цифр по итогам 2011 года власти пока не озвучили, однако еще летом ожидалось, что прирост по сравнению с прошлым годом (в 2010-м Алтайский край, по официальным данным, посетили 1,18 млн. туристов) составит 10−15%. В декабре Росстат заявил, что рост турпотока в нашем регионе оказался самым заметным — 25%. Вероятно, итоговая цифра должна вплотную приблизиться к 1,5 млн. человек!

Загвоздка в том, что на Алтай туристы приезжают в основном на личном транспорте из соседних сибирских городов. Еще чаще туристы — это местные жители на машинах с номерами региона «22». Как все это посчитать?

«В своих расчетах мы опираемся на данные, предоставляемые муниципальными образованиями Алтайского края, а также турфирмами», — объяснял Юрий Захаров, руководитель недавно созданного в Алтайском крае Управления по развитию туристско-рекреационного и санаторно-курортного комплексов, во время онлайн-конференции на сайте администрации региона.

Отвечал на этот вопрос и вице-губернатор Михаил Щетинин. В начале 2011 года о методике подсчета он сказал следующее: «В первую очередь мы получаем данные от миграционной службы — кто прилетел и с какими целями. Плюс собираем данные от турфирм и санаторно-курортных учреждений».

Михаил Щетинин тогда дополнил, что считают всех, кто приезжает на территорию края и хотя бы на одну ночь останавливается в гостинице, что для подсчета «дикого» потока существует своя «оценочная методика» и что Алтайский край, подводя итоги года, каким-то образом использует и данные Республики Алтай (соседи ведут подсчет автомобилей на границе регионов). В итоге «получают то, что получают».

Ирина Слесарева, президент Алтайской региональной ассоциации туризма, сообщила «ВД», что подсчет — это самый больной вопрос: «Проблема не только наша, она всероссийская — данные очень-очень приблизительные. Туристов у нас считают органы статистики, а также каждый район и город, включенный в программу развития туризма. Насколько мне известно, методика создается самими специалистами путем проб и ошибок».

Свои и чужие

Можно ли верить цифрам, которые получают на Алтае? «Я девять лет проработала в Горном Алтае и видела, как поток туристов увеличивается с каждым годом, — говорит Ольга Харабарова, заместитель гендиректора компании KOKS-TRAVEL. — Сейчас в пик сезона я не могу перейти дорогу напротив „Берели“ (турбаза в Чемальском районе Республики Алтай)». «1 млн. туристов для Алтайского края с учетом озера Ая, Белокурихи и т. д., скорее всего, это объективные данные, — считает Юлия Володина, директор по туризму крупнейшего туроператора по Алтаю в Новосибирске «Сибирь-Алтай».

«Погрешности есть, — говорит Ирина Слесарева. — Информацию запрашивают у агентов, операторов и санаториев с гостиницами, но поскольку туруслуга комплексная, это одни и те же туристы, посчитанные несколько раз. Данные статистики основаны на отчетах юридических лиц и частных предпринимателей, но кто-то считает туристов, кто-то — группы, а кто-то число ночевок».

Александр Смирнов,
директор турфирмы «Плот»:

Если считать всех скопом — то есть тех, кто приезжает по железной дороге и прилетает в барнаульский аэропорт, — туристами, а не пассажирами, а рабочих из ближнего зарубежья иностранными туристами, то, возможно, заявленные главными «статистами» края цифры будут похожи на правду.

Доверять данным туркомпаний, по мнению г-на Смирнова, тоже не стоит — многие предприниматели «показывают» не всех клиентов. «Статистика априори не может обладать всеми данными, так как туристов в край отправляют не только местные операторы, но и федеральные, и инорегиональные, — объясняет Александр Смирнов. — Больше 2 млн. для двух регионов — это бред. На базы в Алтайский район большинство туристов заезжает через Республику Алтай. Вот и получается, что республиканские «счетчики» их считают за своих, а наши — за «наших».

Как цифры приблизить к реальности? Александр Смирнов считает, что более объективные данные можно получить, опираясь на число мест в гостиницах и на турбазах и средний процент их загруженности за год. «Дикий поток, в том числе и автотуристы, меньше всего должны волновать администрацию, — говорит Александр Смирнов. — От их роста бюджет растет лишь косвенным образом, налогов от них ни операторы, ни агентства не перечисляют. Важнее оперировать не количеством посещений, а реальной доходностью туризма, его долей в экономике края».

Ирина Слесарева не согласна с тем, что дикий поток учитывать не нужно. «Это значит, не считать ущерб природе, — говорит она. — Именно этот вид туризма приносит больше всего вреда». Сколько человек реально посещают Алтайский край, эксперт затруднилась ответить: «1 млн. посчитан, но вот вопрос — туристы это или нет?»

Дмитрий Гайсин,
главный специалист отдела развития туризма Министерства туризма и предпринимательства Республики Алтай:

У ГИБДД есть аппаратура «Поток-М», с помощью которой ищут краденые машины, но она также фиксирует все проезжающие автомобили. Мы берем у них данные, исключаем регион «04». Потом высчитываем результаты самого «неурожайного» месяца — это февраль. Допустим, в этом месяце к нам заехало 5 тыс. машин с номерами региона «54» («22», «42» и т. д.). Мы считаем это постоянным потоком, не связанным с туристической деятельностью, и отнимаем от числа машин с номерами этого региона из данных каждого месяца. Полученную цифру умножаем по минимуму — на 2,5 человека. Плюс автобусы. Точность получается стопроцентная.

Ошибочка вышла

Минувшей осенью одно из федеральных информ­агентств, копируя новость из алтайского источника о том, что в 2010 году край посетил 1,18 млн. туристов, пропустило «единичку после запятой» и перепутало год, выдав в эфир, что Алтай уже в 2011 году посетили 1 млн. 800 тыс. туристов. Новость мгновенно разошлась по сети, и уже через полдня разные сайты, в том числе местные, писали, что край посетили 2 млн. человек. Ошибку почти никто не заметил.

Прогноз

Ожидается, что вскоре только одну «Бирюзовую Катунь» будут посещать 1,1 млн человек в год.

От частного — к общему: туроператоры, работающие с Алтаем, подводят итоги года*

Александр Смирнов,
директор компании «Плот»:

Для нашей компании 2011-й год был лучше, чем 2010-й — прирост доходности по внутреннему туризму составил400%. Но не за счет количестватуристов, а в основном за счет повышения спроса на более сложные, комбинированные, и, соответственно, более дорогие туры.

Надежда Якимова,
исполнительный директор компании «Спутник-Алтай»:

Интерес к Алтаю не остывает. Но если три-четыре года назад хорошо продавались активные классические туры, то сейчас спрос на них резко снизился. Наших клиентов сегодня интересуют экспедиции на Алтай, на более длительный срок с посещением самых знаковых мест, при этом они обязательно просят забросить их подальше от цивилизации. Появился интерес и к экскурсионным турам.

Отличительная черта последнего времени — туристы стали более самостоятельными. Существенно изменился за последние годы и сам Алтай, стал более узнаваемым.

Юлия Володина,
директор по туризму самого крупного туроператора по Алтаю в Новосибирске «Сибирь-Алтай»:

Не могу сказать, что интерес к Алтаю заметно растет. Но он стабильно высокий. 2011 год оправдал наши ожидания: прирост объема продажи туров на Алтай составил 12%. Спад мы отметили только в секторе активного туризма, и связан он в первую очередьс тем, что невозможно сдерживать цены, этот вид отдыха постепенно переходит в разряд дорогостоящего.

Сегодняшних туристов больше, чем раньше, интересует общая инфраструктура региона, грубо говоря то, чем можно заняться во время отдыха: что посетить, на чемпокататься, как повеселиться. Сам же Алтай за последние три-пять лет принципиально не изменился. Очевидно, что инфраструктура «не успевает"за потребностями гостей региона.

Татьяна Ефимова,
генеральный директор компании «Возрождение-Тревел»:

По итогам 2011 года мы отметили небольшое увеличение продаж Алтая — на 5−9%. Люди к нам едут отовсюду — в первую очередь это туристы из соседних сибирских регионов. Но в этом году значительно выросло число туристов, приехавших к нам с той стороны Урала. Их интересует нетронутая природа Алтая, оздоровительные услуги (прежде всего панты) и хорошее обслуживание.

Хотелось бы отметить, что потребности туристов заметно изменились. Люди стали больше путешествовать, многое увидели и могут сравнить. Цены у нас не низкие, и люди хотят получить за эти деньги столько же, сколько получили бы за границей.

Ольга Харабарова,
заместитель генерального директора по маркетингу и развитию компании KOKS-TRAVEL:

Ощущения, что интерес к Алтаю растет, нет. Но он и не падает — все очень стабильно. Однако все заметнее меняются потребности туристов — их больше не устраивает проживание в неблагоустроенных домиках. А еще им нужны дополнительные услуги: погода в Горном Алтае нестабильная, поэтому они хотят знать, что если пойдет дождь, им будет чем заняться. А с этим пока очень слабо.

Отдых на Алтае неизбежно становится дороже, а ситуация на рынке говорит о том, что цены на проживание нужно увеличивать ежегодно. В этой ситуации продавать алтайский турпродукт становится все сложнее: компаниям нужно балансировать между тем, чтобы сохранить рентабельные цены и иметь приток туристов. Раньше люди по два-три раза в сезон посещали Алтай, сейчас такого нет. Возможно, они все изучили и им стало скучно.

Ирина Слесарева,
президент Алтайской региональной ассоциации туризма, директор компании «Арго»:

С 2007 года, после выхода нового закона о туризме, мы не занимались туроператорской деятельностью, в сфере внутреннего туризма работали только как турагенты, и каких-то особых тенденций в 2011 году не заметили, поскольку не ставили задач. Но в прошлом году поменялось мое отношение к этому — и мы открыли отдел внутреннего туризма и хотим создавать экскурсионные туры, поскольку видим перспективу.

И хоть в целом интерес к Алтаю не падает, многие, съездив три-пять раз, не понимают, зачем делать это еще раз. С другой стороны, у жителей края есть желание с интересом проводить время недалеко от дома. Во время зимних каникул народу везде было полно — на катках, на лыжне и т.д. Всё, что открывается с мало-мальской изюминкой, качественно, пользуется популярностью и развивается как бизнес. Мы взрослеем как нация, прошел подростковый этап «напиться и забыться».

И чтобы интерес не пропадал, нужно всем этим людям что-то предложить: создавать новые объекты, турпродукты. Тогда найдутся и новые рынки. И если говорить не о завтрашнем дне, а о послезавтрашнем, то рано или поздно небо над Россией станет открытым для конкуренции, авиабизнес предложит адекватные цены, и путешествовать по стране наши люди станут чаще.

* Операторы, которые продают туры на Алтай (если речь идет об отдыхе на Катуни), не делят его на Алтайский край и Республику Алтай. Многие туристы, переезжая в левого берега реки на правый и обратно, зачастую не подозревают, что отдыхают сразу в двух регионах.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость