Здоровье

Бригада врачей Алтайского края спасла безнадежно больную девушку из Новосибирска

— У меня двое детей, дочка во второй класс ходит, сыну три года, и я… — другая в этом месте заплакала бы, а стойкий человек Марина просто отворачивается к окну и смотрит на заснеженные деревья в больничном дворе. — Я вашим врачам вот так благодарна! И мама моя тоже — готова ноги им всем целовать.

Марине 27 лет. В Новосибирске, где она живет, никто не брался ей помогать: нехорошая опухоль от уха до шеи была действительно неоперабельной, в этом месте проходят слишком важные сосуды. Обреченную на смерть девушку не спасло бы даже чудо — но ее спасли лучшие врачи Алтайского края.

Сейчас Марине гораздо лучше: все прогнозы благоприятные.
Сейчас Марине гораздо лучше: все прогнозы благоприятные.
Анна Зайкова

Безнадежная больная

Марина мучилась с детства: в десять лет у нее появилась какая-то странная шишка за ухом. Тогда они жили в Казахстане.

— Мы с мамой пошли к врачу, врач сказал: лимфоузел, ничего страшного, — рассказывает Марина. — Ну, ладно. Потом эта шишка болеть начала, а лимфоузлы обычно не болят. Меня посмотрел хирург, профессор, но оперировать отказался. И после этого я десять лет никуда не обращалась, до 2002 года. Но опухоль росла, мы к тому времени переехали в Новосибирск, и я пошла к хирургу по месту жительства.

Дальше Марина рассказывает какую-то дикую историю: «Я пришла — они отказались, я больше и не пошла»; но к кому она только не обращалась: в истории задействованы лор, стоматолог, хирург в районной больнице, хирург в областной больнице и даже «одна женщина, которая у нас в Новосибирске делает подтягивающий массаж лица». Опухоль росла, и все время было больно и страшно.

— Потом через знакомых я попала в больницу, где лечат варикоз на ногах, тромбы удаляют. Там хирург согласился сделать операцию, а у меня уже выхода не было, я согласилась на свой страх и риск. Опухоль полностью не удалили, и через полгода она снова появилась за ухом, начала быстро расти, поползла на шею. Но к этому времени Марина услышала, что в Алтайском крае работают просто отличные врачи. В Рубцовске, в онкологическом диспансере, нашлась знакомая.

Консилиум

— В Рубцовске глянули: полный кошмар, — продолжает историю Владимир Тулупов, заведующий отделением челюстно-лицевой хирургии барнаульской городской больницы № 5. — Сразу отправили в Барнаул. Профессор Вихлянов (заведующий отделением опухоли головы и шеи краевого онкологического диспансера), естественно, обратился к Шойхету. Яков Наумович, учитывая, что здесь у нас медицинский кластер и мы имеем право на какие-то нетривиальные решения, собрал лучших специалистов города. Это было под силу только ему…

Марине сделали биопсию — и оказалось, что образование злокачественное, последняя стадия опухолевого процесса. Сделали томографию — и окончательно убедились, что опухоль неоперабельна: в основании черепа проходят серьезные крупные сосуды. Но по снимкам было видно, что сосуды можно обойти. Основной проблемой была внутренняя сонная артерия.

— По отдельности никто даже из этих звезд* за операцию не взялся бы, — говорит Тулупов, — но всей большой серьезной бригадой мы пришли к выводу, что прооперировать больную все же можно. Учитывая, что никто нигде ей помогать не будет, что, наконец, у нее двое детей… Нельзя было отправлять ее на смерть.

Решилась — не бойся

Операцию сделали 26 ноября. За четыре часа Марина потеряла два литра крови — почти 50%. Перед этим вызвали ее родственников, объяснили: есть большая опасность, что исход может быть самым неблагоприятным. С Мариной долго разговаривал Яков Шойхет: «Хорошо все обдумай, речь идет о твоей жизни. А если уж решилась, то не бойся».

Опухоль убрали полностью, удалили пораженный кусок челюсти. Каким-то чудом врачам удалось сохранить часть лицевого нерва: по прогнозам, половина лица должна была остаться парализованной, но — и глаз закрывается, и губы двигаются…

Врачи хвалят Марину: молодец, стойко перенесла и операцию, и четыре дня в реанимации. Сейчас ей гораздо лучше, все прогнозы благоприятные. Через полгода Марина снова приедет в Барнаул — вырезанный кусок челюсти заменят металлической пластиной.

— Мне не было страшно, — сказала она на прощание. — Я доверилась врачам, потому что видела, какие это люди.

— Дело в том, что, — Владимир Тулупов колеблется, можно ли доверить нам главную врачебную тайну, и все-таки доверяет: — Дело в том, что когда собирается серьезная бригада врачей, то иногда из неоперабельного случая можно сделать операбельный.

Справка

Кто делал операцию

Оперировал — Игорь Вихлянов, заведующий отделением опухоли головы и шеи краевого онкологического диспансера, доктор медицинских наук, профессор.
Ассистировали на разных этапах:
Николай Хорев, главный хирург Алтайского края, доктор медицинских наук;
Владимир Тулупов, кандидат медицинских наук, заведующий отделением челюстно-лицевой хирургии барнаульской городской больницы № 5;
Герман Летягин, врач-нейрохирург;
Григорий Гликенфрейд, ординатор отделения опухоли головы и шеи краевого онкологического диспансера.

* Решение оперировать неоперабельную опухоль приняли:

Яков Шойхет, заслуженный деятель науки РФ, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАМН, завкафедрой факультетской хирургии АГМУ;
Александр Лазарев, главный врач краевого онкологического диспансера, доктор медицинских наук, профессор, завкафедрой онкологии АГМУ;
Николай Хорев, профессор, главный хирург Алтайского края, доктор медицинских наук;
Дмитрий Долженко, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач РФ, заведующий отделением нейрохирургии краевой клинической больницы;
Игорь Вихлянов, заведующий отделением опухоли головы и шеи краевого онкологического диспансера, доктор медицинских наук, профессор.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость