Здоровье

Как он убивал себя

Есть такие жизненные истории, которые самому их герою рассказать нелегко, да и написать, впрочем, тоже. У моего знакомого нашлись силы и история написана. Скорее монолог — исповедь человека, нашедшего силы вернуться, дойдя до точки невозврата.

Никогда бы не подумал, что выдуманные истории про рай и ад могут так реально коснуться моей жизни, лично меня и моей семьи. Началось падение более десятка лет назад. Мне было около тридцати лет. Была уже своя семья, квартира, достаток, определенный социальный статус, работа, правда нервная и напряженная. И вроде все хорошо, только вот накапливалась какая-то внутренняя усталость.

Кто как ее снимает: кто отрывается в ночных клубах, кто тренировками усиленными себя релаксирует, кто на домашних все вымещает. Я для расслабления вечером после работы начал выпивать бутылочку, другую крепкого пива. Казалось, что становится легче, все накопившиеся проблемы отходили на задний план. И постепенно это стало моим ежедневным ритуалом.

В семье алкоголиков то не было, поэтому я не боялся «дурной наследственности». Вот если бы я тогда мог хоть на минуту представить, что это начало конца. Стал выпивать бутылок пять пива в день, постепенно пиво становилось все крепче, пьяным при этом не был, просто в течение дня всегда был во вздернутом состоянии. На продолжении ряда лет мое пивное пьянство оставалось незаметным для окружающих.

Личная жизнь не заладилась у меня еще до того, как я запил. Хотя развод послужил, конечно, дополнительной причиной слетания с катушек. Вынужденная свобода так сказать.

Пиво и баночные коктейли употреблял ежедневно. К легкому опьянению добавилось общее отравление организма, дошло до того, что утром в рот не лезла пища, тошнота была до тех пор, пока не вольешь в себя утреннюю дозу. Пил то один, то в компании. В таком состоянии прошло года четыре.

Дальше к пиву добавилась водка, и я под откос полетел.

Этот полет в ад продолжался с полгода. Я тогда уже не работал. Свое состояние уже не скрыть было: опухшее лицо, руки трясущиеся, жуткий запах перегара. Это даже не «День сурка», когда новый день похож на прошлый день, и ничего не происходит. Время вообще перестает течь, ночь кошмаров — хмурое больное утро — забытье — хмурый вечер — забытье — ночь кошмаров. Недели и месяцы по одному маршруту дом — ближайший магазин — дом.

Родственники и друзья пытались помочь, остановить, да только все дело в том, что пока человек сам не захочет, его никто не заставит и не уговорит. А главное, надо самому себе признаться, что ты болен и болен серьезно, точнее смертельно, что еще чуть-чуть и ты покойник. Только вот как признать-то это?!

Казалось, что все поправимо и ничего страшного не произошло, что я все тот же. Правда сначала редко, а потом все чаще стали приходить мысли о том, что я погибаю, и никто не может мне помочь. Одно время мне даже от бессилия что-либо в себе поменять, захотелось смерти.

Вот так и кидало из огня, да в полымя. А, что ожидать от человека, полностью подчиненного наркотику? Организм измотан, спишь три-четыре часа в сутки, да и не сон это, а обморок, забытье тяжелое, утром одна мысль «где достать?» к обеду вдребезги, к вечеру снова ломки, организм требует ещё. И как-то заныкать полстакана, чтобы ночью добавить и таким образом дотянуть до утра.

Что заставило меня остановиться? Нет, сделать попытку остановиться. Мне помогло осознание того, что так продолжаться не может, да и просто хотелось еще пожить. Был ещё полубред- полусон про ребенка моего, который кому-то говорил: «Отца не помню, спился, меня отчим воспитал». Проснулся, как будто кипятком обдало. Что же я не передам своему сыну ничего? От меня останутся только несколько фотографий и история моего падения?

И я пошел в центр медицинский, самому без медицинской помощи было уже не выбраться. Врач группе сказал: «То, что с вами будут делать специалисты — это только помощь, выкарабкиваться вы будете сами». Там был комплекс воздействий, иглотерапия, гипноз, медикаменты, как — то током еще на голову воздействовали. Помню, что я вышел тогда на улицу с радостным предвкушением того, что ад закончился и в жизни начался какой-то светлый период. А потом с радостью каждый день обнаруживал в своем физическом состоянии и внешнем виде положительные сдвиги, мой организм с благодарностью реагировал на тот факт, что его перестали травить и мучить. Все стало налаживалось в моей жизни.

Во время пребывания в образе «пьяного чудовища», женщин в моей жизни, если это состояние можно так назвать, не было. Да не только женщин, НИКОГО в моей жизни уже не было. Я хоть и пил, но с ханыгами у подъезда не ошивался, я стыдился себя такого, в люди я уже не выходил, стыдно было показаться даже друзьям. Наверное, это тоже заставило остановиться. Я осознавал, что в эту тусовку «синяков» мне не хочется, а что бы вернуться в настоящий мир к людям мне недостает снова стать нормальным человеком. Я вернулся к жизни, не богат, но у меня престижная работа, бываю в обществе, за мной теперь не водится вредных привычек. Курить тоже бросил, что бы дурной пример сыну не подавать, да и для своего здоровья. Спросите: как сейчас со спиртным? Изменились ли мои пристрастия? Много ли я усилий прилагаю, чтобы не начать заново или это не требует от меня особой концентрации силы воли? Нашел ли я какой фирменный «рецепт выздоровления» от зависимости?

Я не пил почти пять лет, сейчас позволяю себе, но, зная свой организм (вылечить то нельзя, можно получить устойчивую ремиссию), определил себе норму, которую я могу позволить. А с периодичностью употребления лучше не увлекаться. Усилия конечно нужны, во — первых: не надо забывать, что сколько бы лет не прошло, я «бывший» и этим все сказано. По этому лучше не выпивать, в крайнем случае немного, редко, не с утра, не ложиться спать пока не протрезвеешь абсолютно. И еще не похмеляться — это начало конца. Универсального рецепта выздоровления нет, но уверен, что надо использовать любую возможность: идти в церковь, идти в Анонимные алкоголики, в медицинские центры. Надо биться за себя, это все только помощь, а по-настоящему ты сражаешься с одолевающей тебя «страстью» один на один.

Да, еще все эти таблетки, капли и снадобья, которые рекламируют в газетах. Особенно те, которые, якобы, можно применять без ведома больного — это все фикция, так не бывает. Те люди, которые втюхивают эту ерунду отчаявшимся — сами не до конца люди. Только осознание больным человеком того, что он болен, и необходимости спасать себя, дает силы и возможность начать борьбу. Далее преодолимо все — ничего невозможного нет.

С какой целью я рассказываю эту свою историю? Считайте, что это своеобразная исповедь — миссия. Может быть, хоть кого-то это заставит задуматься и остановиться. Рассказывая эту свою историю вам, я еще раз ее переживаю и понимаю, что я сам себе создал персональный ад. Я не только сам попал в него, но и создал его для близких мне людей. Годы не только моей жизни прошли в тяжком похмельном бреду. Много лет я медленно и мучительно убивал сам себя. Человек слаб своими пороками — это я проверил на себе. И тот, кто на грани, как никто меня сейчас должен понять и попробовать остановиться.

Да, это не история падения известного актера или политика. Это рассказ нашего с вами земляка, жителя Барнаула, который смог остановиться.

Бытует мнение, что вообще непьющих людей в возрасте старше 18 лет нет: то есть алкоголики все, за редким исключением, только есть алкоголики пьющие и непьющие. Это, конечно, спорно. Бесспорно другое, при таком лояльном отношении в нашем обществе к алкоголикам и алкоголю, спорное скоро станет неоспоримым фактом. Что же касается данной истории, то мне бы искренне хотелось, чтобы мой знакомый так и остался бывшим и не стал опять настоящим алкоголиком. Уверена, что у него для этого хватит сил и здравого смысла. Правда, есть те, кто моей уверенности не разделяют.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость