Здоровье

Прикрутили голову!

Рубцовскому школьнику нейрохирурги из Барнаула пришили голову.

Когда в отделении нейрохирургии Алтайской краевой больницы привезли Андрея Белоусова, у врачей голова пошла кругом: у 12-летнего школьника из Рубцовска голова была оторвана от туловища.

Андрей появился на свет с родовой травмой.

— В роддоме мне его принесли только на третий день, с перевязанной шеей, — рассказывает Людмила Белоусова, мать Андрея.

Мальчик родился крупным (четыре с половиной килограмма), но с врожденной патологией шейного отдела позвоночника. У Андрея был совсем не развит зубовидный отросток, соединяющий позвоночник и затылочную кость. Можно сказать, «голова висела на волоске».

— После родов мы походили на массаж и потом об этой травме забыли. Ребенок рос здоровым и очень подвижным. Мы не знали даже дорогу к больнице. Любимым уроком Андрея была физкультура. Еще он очень любил брейк-данс. Обожал крутиться на голове. И ничего плохого не было. Случившееся было шоком не только для нас, но и для соседей.

На их глазах он бегал, прыгал, мальчишки в 12 лет вообще ведь не сидят на месте. И вдруг…

Трагедия случилась этой весной. На одной из перемен один из школьников разбил Андрею нос, а потом поставил подножку.

Мальчик упал на бетонный пол. Полчаса лежал без движения. Потом к нему подошли учителя. Подняли, вытерли кровь, привели на урок.

— Когда мы пришли в школу, он сидел за партой и плакал, — рассказывает мать. — Сказал, что у него колет в голове. Потом голову его потянуло вниз, руки стали отниматься. Мы поехали сначала в районную больницу, потом в краевую.

— В мае пациент поступил с частичной парализацией, вызванной аномалией развития шейного отдела позвоночника, — говорит Евгений Лопарев, нейрохирург краевой клинической больницы. — Иногда люди с такой аномалией живут спокойно до старости. Но банальная травма головы может привести к плачевным ситуациям. Так было и в этом случае. Когда мальчик упал на бетонный пол, голова вывихнулась. Такие случаи у нас уже были. Но этот оказался нестандартным.

Тогда, в мае, нейрохирурги решили провести фиксацию затылка с помощью металлического трансплантанта с памятью формы.

Металлический трансплантант — это такая хитрая штучка в виде бабочки, которая опускается в жидкий азот, после чего ею можно манипулировать, придавая любую форму. А после, разогреваясь, она вновь приобретает первоначальный вид, прочно фиксируя позвоночник. В тот раз, казалось бы, бабочка плотно закрепила затылок и позвоночник пациента.

Андрея выписали из больницы в хорошем состоянии. Руки и ноги двигались. Голова держалась прямо.

Родственникам эта операция стоила 2400 рублей. После операции Андрея перевели на домашнее обучение. Мать решила, что самое худшее уже позади. Но через месяц голову Андрея снова потянуло вниз.

Взволнованная мать пришла к невропатологу. Та пожала плечами: «Наверно, просто по привычке, из-за повязки, которую он долго носил».

— Может, потом пройдет, — успокаивала себя Людмила. В сентябре к Андрею стали приходить учителя. Когда он делал домашнее задание, Людмила заметила, что почерк Андрея стал корявым.

Бабушка, к которой Андрей пришел в гости, увидела, что рука Андрея движется еле-еле, и всполошилась: надо в больницу!

— Андрей признался, что у него в голове как будто колючки, он был очень слаб. Мы срочно повели его в больницу, — рассказывает Людмила.

Андрея положили в стационар, стали ставить системы. Но подростку становилось хуже.

Мальчика, которого все больше и больше сковывала парализация, срочно направили на консультацию в краевую больницу. Вновь в отделение нейрохирургии. Специально для этой поездки выделили машину «Скорой помощи».

— Мы были в растерянности, — рассказывает Евгений Лопарев, нейрохирург. — Cнимки снова показывали «вывих головы». Голова была как бы оторвана от туловища. Руки и ноги мальчика не работали. Дыхание было затруднено. Просевшая голова сдавливала спинной мозг. Мы поняли, что металлический трансплантант не сработал. И не знали, что дальше делать. За границей существует специальная методика, но у нас таких конструкций нет. Ситуация казалась безвыходной.

Первое, что мы сделали — вытяжение головы. Мальчик пять дней находился в реанимации на вытяжке с грузом.

Андрей все это время был в сознании. Он не знал, что поставил нейрохирургов в тупик. Пацан очень боялся операции, даже однажды заплакал и, как взрослый, сказал матери, что наверно будет «помирать».

В это время он боялся и уколов, которые ему ставили очень часто И еще ему постоянно снились кошмары.

Мать и бабушка все это время каждый день ходили в церковь и ставили свечки «за здравие».

В это время врачи ломали голову о «сломанной голове» Андрея. Здоровье и жизнь мальчика, как и его голова, висели на волоске.

В конце концов нейрохирург Евгений Лопарев предложил закрепить с головой пациента сразу несколько шейных позвонков. Второй, третий и четвертый позвонки решили зафиксировать специальными пластинами, а пластины прикрепить к затылочной кости с помощью специальной проволоки.

Такой операции до этого никто еще не делал. На этот раз врачи решили жестко зафиксировать голову. Они понимали, что после такой операции Андрей будет поворачиваться только всем корпусом, вертеть головой направо и налево он не сможет.

Но здесь речь шла о спасении мальчика…

Утром 17 октября Андрея привезли в операционную. Операция длилась 8 часов — с девяти утра и до пяти вечера.

Оперировали подростка две бригады. Сначала нейрохирург Александр Лопарев удалял несработавшую «майскую бабочку». Когда металлический трансплантант был удален, на смену старшему Лопареву пришел его сын Евгений.

Специальные пластины нужно было ставить под особым углом. Под каждой дугой и под затылком проводили специальную медицинскую проволоку…

На следущий день Андрей уже с «прикрученной» головой крепко спал в реанимации. Это был его день рождения, ему исполнилось 13 лет. Врачи подарили ему на день рождения «железную» шею, которая спасла его от пожизненной парализации. Эта операция была сделана бесплатно.

24 октября, когда я была в больнице, Андрюша уже был переведен в общую палату. Он теперь шевелил руками и ногами, у него проснулся аппетит.

Рядом дежурила мама, которая пережила за это время большой стресс. Ее радовало, что Андрей съел окорочок и заказал вареники.

— Скоро я буду ходить? — спросил Андрей врача, который зашел в палату.

— Скоро, теперь уже скоро, — ответил тот.

Марина КОЧНЕВА.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость