Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
4627

Алтайский отшельник Оджан Наумкин стал Корневым

Юный обитатель землянки возле Белокурихи, прозванный в многочисленных СМИ «Маугли», 12 ноября получил свидетельство о рождении. Только по этому документу его отцом является не Александр Наумкин, а бывший муж матери Владимир Корнев.

Оджан Наумкин.
Оджан Наумкин.
Анна Зайкова

Оджан Корнев,
отшельник:

Сначала я был в шоке, говорил: «Слушайте, давайте проведем генетическую экспертизу», но мне в прокуратуре вежливо сказали, что даже эта экспертиза не будет основанием для того, чтобы в свидетельство о рождении сейчас вписать имя настоящего отца.

В загсе Белокурихи подтвердили, что на сегодняшний день официальным отцом Оджана является Владимир Корнев, человек без определенного места жительства.

Оджан Корнев,
отшельник:

Теперь придется оспаривать отцовство, папа должен будет написать заявление. Ничего страшного, надеюсь, мы решим эту проблему.

По словам Оджана, сентябрьские дни, когда в мирную жизнь отшельников влетела стая корреспондентов, изменили течение его времени.

Оджан Корнев,
отшельник:

Я раньше рисовал очень медленно, теперь пытаюсь наработать скорость. Телевизионщики из Москвы заказали мои картины для их передачи, хотят еще раз пригласить меня в студию.

— Как тебе вспоминается этот сентябрьский вал прессы на вашу землянку?

— Родители чувствовали себя очень неуютно. Им не нужно было никаких интервью. А я, знаете, радовался, как будто ждал этого всю жизнь. Потом, конечно, казалось странным, как нас куда-то увозили на такси, другие телеканалы пытались таксистов перекупить. Вся эта охота и соревнование друг с другом… Папе вообще было плохо. Когда меня повезли в Москву вечером, мы даже не стали заезжать и сообщать о поездке родителям. Потом они уже позвонили мне и сказали, все что думают… Мама с папой, конечно, очень беспокоились.

— И как тебе Москва?

— Очень все нравилось. Удивительно, меня три раза узнали: на Арбате, на Красной площади, потом в Третьяковской галерее. Среди картин в Третьяковской галерее мне понравились работы Айвазовского, но еще больше Тимофея Неффа.

Потом был прямой эфир. Передача сама по себе неплохая. Но мне не дали ничего сказать совершенно. На те вопросы, которые задавали, я успевал отвечать чуть-чуть. Остальное отвечали все, кто угодно, только не я.

— Тебя и там называли «Маугли», не обижало?

— Так получилось, что людям это прозвище запомнилось. Недавно шел домой в лес, одна машина останавливается, улыбаются: «Привет, Маугли», я говорю: «Привет». На это можно не обижаться, корреспондентам надо было как-то назвать меня, они думали, наверно, что я никогда не видел людей.

Оджан Корнев,
отшельник:

Журналистам всегда нужно что-то присочинить. Но ведь благодаря журналистам столько позитивных перемен — после этой шумной истории я получу паспорт, процесс сдвинулся с места. Теперь у меня в телефонной книжке 86 фамилий новых знакомых. Больше меня возмутило когда кто-то твиттер создал от моего мнения и понес бред.

На всех его картинах — море. Оджан говорит, что живое море никогда не видел и мечтал бы посмотреть его не только на фото. Юному отшельнику очень хочется взглянуть и на Нью-Йорские небоскребы.

— Наверно, каждому хочется посмотреть эту красоту, — говорит он.

— Разве это красиво? А мне, Оджан, ваша землянка кажется гораздо красивей небоскребов.

— Наверно, это разные точки маятника, — философски замечает собеседник, мечтающий сегодня выбраться из лесного убежища.

Его приглашают снова принять участие в съемках на одном из московских телеканалов. Кроме того, Оджан намерен начать учебу в «Школе акварели Сергея Андреяки», в его планах также попытаться сдать ЕГЭ, но он сейчас понимает, что это будет непросто.

Оджан Корнев,
отшельник:

Одно дело уметь читать, другое — знать правила грамматики. Еще сложней математика. Но я все же хочу попробовать, хотя сейчас пока только рисую.

В землянке, где Оджан живет вместе с родителями, тепло. Он не только рисует, но и пилит дрова. Вокруг их маленького дома уже двадцатисантиметровый слой снега.

Оджан Корнев,
отшельник:

Недавно рядом с нами свалилось несколько берез. Раз упавшие — можно пилить. Приезжали после всей этой истории контролеры из лесной полиции. Видели, что мы рядом ничего не выпиливаем. Или сухостой на дрова берем или валежник.

Его отец Александр Наумкин тоже продолжает рисовать, Елена хлопочет по хозяйству. Родители внутренне смирились, что Оджан скоро их покинет.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Расскажи новость