Жизнь

Авторское право. Что будет с русскоязычным интернетом

Вступивший в силу 1 августа Закон о защите интеллектуальной собственности в Сети уже расколол общество, что часто случается с новыми законами в нашей стране. Представители интернет-отрасли называют новую меру не иначе как «Законом против интернета» и приводят десятки аргументов в пользу того, что она своей чрезмерной жесткостью просто задушит динамично развивающийся сегмент, а кинопродюсеры, в свою очередь, говорят, что «плевали на эти либеральные вздохи о свободе».

Больше всего скептиков удручает, конечно, не сам факт борьбы против нелегального распространения фильмов и телесериалов (пока закон защищает только эту продукцию), а резкость и непродуманность закона. Теперь блокировать контент можно будет в досудебном порядке, то есть по первому требованию правообладателя, также в нем четко не прописано, что именно подлежит закрытию — конкретная страница или весь ресурс.

Даже дистрибьюторы не всегда могут разобраться в этой казуистике: первым делам по новому закону московский городской суд хода не дал. Компании «Кино без границ», например, было отказано, так как истец не предоставил необходимых документов. Как повлияет новый закон на сложившуюся систему отношений в интернете? Станут ли теперь пользователи платить за продукцию? И получат ли правообладатели то, за что они так долго боролись?

Нужно создавать новое

Алексей Экслер,
писатель, радиоведущий, менеджер сетевых проектов, владелец популярного сайта exler.ru:

Я категорически не поддерживаю новый закон, потому что ни к чему хорошему, кроме закрытия массы достойных ресурсов, его применение не приведет. Да и правообладатели после введения закона никакого увеличения собственной прибыли не увидят — это вполне понятно. Действенным методом борьбы с пиратством было бы не запрещать сайты, а, напротив, со­здавать новые сервисы, на которых пользователь может легко и удобно оплачивать фильмы, музыку и так далее, чтобы пользоваться всем этим легально. Такие сервисы уже созданы, но, например, я пока не нашел себе легальный сайт, на котором фильмы выкладывались бы в нужном мне виде: с оригинальной дорожкой и русскими субтитрами.

Что касается моих собственных произведений: я всегда принципиально распространял их по Сети бесплатно. И даже во время переговоров с издательством о передаче им неимущественных прав на мои повести и рассказы я отказался убирать их из свободного доступа, хотя цена вопроса была довольно высокой. Препятствую я только перепубликации моих произведений без указания имени автора и ссылки на мой сайт.

Ситуация улучшается

Наталья Оглоблина,
генеральный директор компании Alawar Stargaze:

Защита от пиратства больше актуальна для русского рынка, так как на Западе пользователи более цивилизованно относятся к охране авторских прав, культура покупки лицензионного софта, музыки, фильмов сформирована там очень давно. У нас же уровень пиратства достаточно высокий, хотя ситуация улучшается с каждым годом — меняется сознание людей и отношение к интеллектуальной собственности.

Все наши игры, выходящие на PC, защищены с помощью Alawar Wrapper — системы защиты игрового контента, которая используется для создания демонстрационных версий программ. Но так как наш основной рынок это Запад, то можно сказать, что мы не страдаем от пиратства и поэтому ущерб не оцениваем.

Я считаю, что защита интеллектуальной собственности требуется в обязательном порядке, другой вопрос в том, как это реализовано. В данной редакции принятый закон больше походит на средство контроля за русским сегментом интернет-ресурсов, чем на борьбу с распространением пиратского контента. Насколько мне известно, многие российские интернет-компании уже выступили с критикой данного закона, и я предполагаю, что если ситуация не изменится, то мы столкнемся с угрозой дальнейшего развития Рунета и интернет-бизнеса в России.

Барьер для экономики

Сергей Плуготаренко,
директор РАЭК (Российской ассоциации электронных коммуникаций):

На сегодняшний день авторское право отстаивает в основном интересы правообладателей, а не самих авторов и пользователей. Эта ситуация приводит к чудовищному дисбалансу. И в таких условиях нужно было искать какой-то компромисс, предмет нового общественного договора, а не пытаться ужесточать существующий закон, который вместе с другими законами, регулирующими деятельность Сети, создает барьеры на пути развития экономики интернета.

В текущей формулировке антипиратский закон дает возможность в любой момент закрыть сайт по причине размещения сторонним пользователем ссылки на пиратский контент. Мы настаивали на рассмотрении поправок, а также озвучивали приблизительный перечень негативных последствий, к которым приведет реализация закона в его нынешнем виде. Так, судебные ошибки вследствие размытой подведомственности приведут к потере инвестиционного климата Рунета. Несоответствие и противоречие отдельных норм закона современному законодательству, международным нормам и практикам со­здаст непреодолимый барьер на пути внутреннего роста российских рынков и расширения их на международный уровень. Разрушится сложившийся рынок цифрового контента, причем это впоследствии коснется не только кино, но и книжного, музыкального и игрового вследствие досудебного характера блокировки. Наконец, требования закона уже технически не соответствуют характеру взаимодействий в сети интернет, а значит, могут нарушить его целостность и функционирование.

Представители интернет-отрасли ранее уже неоднократно озвучивали официальную позицию относительно нового закона, приводили основные аргументы о необходимости его корректировки, а также рассказывали об экономических перспективах, которые предлагает Сеть в области монетизации видеоконтента. Предлагали использовать существующие и развивать новые бизнес-модели дистрибьюции и монетизации аудиовизуальных произведений в интернете. Также мы обозначали ряд рекомендаций по правоприменению закона для отрасли и исполнительной и судебной властей, для того чтобы нивелировать потенциальные риски добропорядочных компаний. Среди этих предложений была идея соглашения о взаимодействии между информационными посредниками и правообладателями в целях организации более плодотворного и взаимовыгодного сотрудничества.

Опрос. Готовы ли вы платить за цифровую продукцию в интернете?

Екатерина Колосова,
фитнес-инструктор:

В силу профессии мне часто приходится пользоваться музыкой из интернета, и я думаю, что платить за каждую песню неправильно. Музыканты могут зарабатывать гастролями, у некоторых билеты и так стоят заоблачных денег. А вот кино я могла бы скачивать за деньги, только ресурсов для этого пока не знаю.

Валерия Ветошкина,
фотограф:

Я, конечно, скачиваю фильмы и музыку. Но в принципе готова за это и платить. Рублей 100 за просмотр в хорошем качестве — почему бы и нет? Ну и за отдельные треки, пожалуй, какие-нибудь мизерные деньги. Хотя культурное просвещение для меня важнее, чем авторские права и без того комфортно себя чувствующих лейблов.

Владимир Дударев,
инженер:

100−200 рублей за альбом-фильм почему нет. Только я хочу быть уверен, что это пойдет производителю (музыканту, художнику), а не тысяче перепродавцов. И еще неплохо было бы платить после просмотра или прослушивания и произвольную сумму. Я читал, что если убирают фиксированную плату и вводят свободную, доходы резко возрастают, ведь люди любят чувствовать себя дарителями.

Сергей Потапов,
студент:

Практически весь мой медиаконтент скачан нелегально с торрентов. Покупать физические носители для меня дорого и неудобно. Если бы за скачанные файлы назначали адекватные цены, то скорее всего платил бы, ибо пиратство считаю воровством. Однако боюсь, что контент будет стоить слишком дорого и придется себя во многом ограничивать.

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость