Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
321

Барнаульский спасатель и ретривер получили по награде

— Только не спрашивайте, пожалуйста, что героического сделал Чарли на Саяно-Шушенской ГЭС, — предварил разговор Сергей Черкасов, спасатель 1-го класса Западносибирского поисково-спасательного отряда им. Зюкова. — Все собаки работали одинаково.

Мы беседуем, а золотистый ретривер Чарли подставляет голову под ладонь, выпрашивая ласку, и ведет себя так, словно пытается дать знать, что все понимает и помнит, просто предоставляет слово своему любимому хозяину, с которым бок о бок работает пять лет.

— Мы приехали на третий день после аварии и пробыли там пять дней, — вспоминает Сергей. — Разрушений таких масштабов я еще в своей жизни не видел. Когда подошли к самой ГЭС и увидели, что там, сразу поняли: живых здесь нет. Не знаю, с чем можно сравнить эту аварию… Люди сравнивают с Чернобылем. Можете себе представить, сколько людей понадобилось, чтобы вести там спасательные работы. Мы работали сначала по четыре часа, потом по шесть, сменяя друг друга на пятиминутный перерыв. На ГЭС работало всего десять собак, три из них барнаульские. Был там, кстати, и сынок Чарли из Красноярска, тоже вот молодой спасатель.

Конечно, животным было крайне непросто. Приходилось ходить по разорванному, острому железу — практически каждая собака получила порезы. Шерсть постоянно была в масле. Каждый день мы их пытались отмыть специальными моющими средствами в пожарной машине. Конечно, бесполезно. Только дома отмылись.

Знаете, собаки у нас обучены все-таки на поиск живого человека. А во время работы на ГЭС у них была своеобразная реакция… Если живого они обозначают веселым лаем, то здесь становились задумчивыми, хмурыми. Вроде понимали, что где-то здесь человек, но что-то с ним явно не так.

В одном месте дали знать, что учуяли человека. Пытались даже докопаться до него, но все было засыпано землей и залито маслом. На следующий день рабочие освободили этот уровень, и оказалось, что внизу люк. Когда открыли, обнаружили тело погибшего.

Довольно часто находили лишь фрагменты тел, смешанные с железом, маслом, грязью, илом… Тяжело все это… Я считаю чудом, что двум рабочим удалось спастись. Это люди, которым очень хотелось жить. Хотя, возможно, им чуть больше повезло, они оказались в помещениях, где еще можно было хоть немного дышать. Они выжили и совершили подвиг, потому что это очень страшно — находиться в темноте и не знать, как долго это еще продлится.

Приглашение в Москву было для нас неожиданностью, но сказать, что гордость какая-то обуяла, нельзя. Чарлика вот наградили ошейником и поводком с именным медальоном, а меня Почетной грамотой Правительства России. Ну, бывает иногда такое, награждают… Только нам как-то не до тщеславия. Я надеюсь, что и остальных спасателей отметят. Мы ничем не лучше их работали.

Сергей Черкасов,
спасатель 1-го класса Западносибирского
поисково-спасательного отряда им. Зюкова:

Срок службы поисковой собаки шесть-восемь лет. Чарли в декабре исполнится шесть, но он еще способен и готов работать. Ну, а как пойдет на пенсию, конечно, останется у меня, будет обыкновенной домашней собакой.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость