Читайте нас в соцсетях
Жизнь
331

«Бессмертный полк». Жительница Барнаула Валентина Мансурова вспоминает погибшего в ВОВ Фёдора Кибакина

Сегодня я — единственный человек на земле, кто ещё помнит его имя: Фёдор Петрович Кибакин. Он ушел на фронт 24 июня 1941 года, до блеска начистив боевые награды за бои на Халхин-Голе, озере Хасан и финской войне. Родные получили одну-единственную весточку со штампом полевой почты. Только после войны, после долгой переписки с военными ведомствами, моя мама узнала, что её муж погиб в фашистском плену. Я появилась на свет через 6 лет после Победы. Таким был его наказ жене, вечной и верной солдатке: выйти замуж и родить ребёнка.

Всю жизнь мама молилась за него и сокрушалась, не зная, где покоятся косточки родного человека… Но каким наитием, какой унаследованной от мамы мукой я с юности произносила это слово — Маутхаузен? Я перевернула горы литературы и архивных донесений, искала информацию на немецком языке с единственной надеждой: найти сведения о том, по ком первому зажигала памятную свечу моя мама.

И только с появлением интернет-сайтов это проклятое место на земле открыло свои тайны.

Солдат из маленького села Алинкино, из коренной срединной России, оказался в самом пекле первых кровопролитных боёв на Украине и в составе двухмиллионной группировки советских войск попал в окружение 18 августа 1941 года. Из фашистского лагеря — щталаг VI Batchorn (на северо-западе Германии) с первой группой советских военнопленных был отправлен в австрийский лагерь смерти Маутхаузен.

Из многочисленных документов мне удалось установить страшную картину встречи первых советских пленных в концлагере. Лишённые защиты законами международной организации «Красный крест», они подверглись издевательствам, побоям и пыткам на первом же построении на лагерном плацу. В документах комиссии Нюрнбергского процесса есть свидетельство испанского репортера, страдавшего в лагере с сорокового года: русских избивали с особой жестокостью, не кормили, систематически раздевали до гола и выгоняли на плац.

В архивах Маутхаузена есть такая фотография: шеренга голых, изможденных мужчин, и дата — 10 ноября 1941 года. Им, первым военнопленным, выпала участь строить печи и газовые камеры, в которых сгорят и умрут сотни и сотни тысяч человек.

… А в феврале 1945 года на том же лагерном плацу фашисты заживо заморозят водой из шлангов генерал-лейтенанта советской армии Дмитрия Михайловича Карбышева, который отказался сотрудничать с рейхом.

Фёдор Петрович Кибакин погиб 9 января 1942 года. Так записал в учетной карточке лагерный Харон - регистратор человеческих смертей. С юродской немецкой щепетильностью он обозначил и причину смерти — болезнь сердца.

Пятиклассницей я увидела в журнале фотографию скульптуры из белого мрамора, которую воздвигли на территории Маутхаузена. Я написала письмо скульптору Владимиру Ефимовичу Цигалю и получила его ответ. Да, ответил он, это генерал Карбышев. Вот почему так неизбывно «пепел Маутхаузена стучит в моём сердце»…

На днях я нашла мамину святыню: фотографию молоденького солдата. В типографии «Графикс» мне изготовили транспарант, с которым 9 мая я выйду на парад.

Общественная некоммерческая, неполитическая, негосударственная гражданская инициатива выводит на улицы «Бессмертный полк». Присоединяйтесь! Нас уже много: на сайте moypolk.ru зарегистрировалось около 1,5 тысячи барнаульцев.

У каждого из вас есть деды и прадеды, бабушки и прабабушки, которые ценой своих жизней обеспечили нашу жизнь в свободной стране. Может быть, вы тоже, только вы, храните теперь в памяти имена воевавших за отечество? Вспомните их, прислушайтесь к своему сердцу: оно уже отбивает приказ «Встать в строй!».

Наш «Бессмертный полк» строится в парадные расчеты.

Валентина Мансурова, профессор, доктор философских наук

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Новости
Новости партнеров