Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Детективная история о том, как поймали Монгола в биосферном заповеднике

14 марта на территории Саяно-Шушенского государственного биосферного заповедника, расположенного на юге Красноярского края, сотрудниками Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцева РАН (ИПЭЭ РАН) был отловлен самец снежного барса (ирбиса) в рамках выполнения Программы изучения и мониторинга популяции барса в Южной Сибири.

Случай, вроде, и не столь значительный в научном мире, если бы не несколько обстоятельств.

Первое — зверь исключительно редок и находится под охраной всевозможных Красных книг (в Красной Книге РФ имеет наивысшую категорию редкости — первую) и Международных конвенций. Второе, снежный барс был отловлен на территории государственного биосферного заповедника. Третье, это — первый случай отлова снежного барса не в браконьерскую, а в «научную» петлю в России. Об этом сообщает пресс-служба проекта ПРООН/ГЭФ «Сохранение биоразнообразия в российской части».

Целью отлова, в соответствии с выданным Росприроднадзором разрешением, являлось закрепление на животном спутникового ошейника с последующим выпуском его в природу и дистанционным контролем его перемещения. Это лицевая сторона медали, которую сотрудники Института и руководство заповедника готовы демонстрировать всем и каждому.

Но есть и обратная сторона медали, где не все так ясно и понятно. Во-первых, разрешение на отлов было выдано Росприроднадзором России вопреки мнению экспертов, к которым обратилось региональное управление Росприроднадзора. Их доводы базировались на том, что в Саяно-Шушенском заповеднике обитает единственная достоверно известная в Красноярском крае группировка барсов численностью 7−8 животных, которая достаточно хорошо изучена сотрудниками заповедника. Любое вмешательство в ее жизнь, да еще в период гона, когда «ученые» собирались ловить барса, крайне нежелательно и может иметь пагубные последствия и привести к полному исчезновению барса на территории Красноярского края.

Достаточно сказать, что ближайшая к саяно-шушенской устойчивая группировка ирбиса существует в Туве, на границе России и Монголии на расстоянии в 250−300 км. Сам по себе отлов дикого животного такого размера очень опасен с точки зрения последствий, связанных с возможной гибелью или травмированием животных, что нередко случается в практике отлова снежного барса и других крупных кошачьих (повреждения конечностей и зубов, гибель в результате неправильного применения транквилизаторов). В этом мнении сходятся все известные специалисты по изучению снежного барса. Все эти доводы были приведены экспертами, но, несмотря на это, разрешение на отлов ирбисов сотрудникам ИПЭЭ РАН было выдано.

Во-вторых, подготовка к отлову велась задолго до получения испрашиваемого разрешения. Очевидно, что настоящие специалисты, изучающие ирбиса с целью разработки его охраны, не стали бы планировать отлов на период гона, когда звери наиболее чувствительны к любому вмешательству в их «личную» жизнь.

В-третьих, в предписании, выданном Росприроднадзором, говорилось о том, что отлов животного и выпуск его в природу должен происходить в присутствии представителя регионального управления этого ведомства, но пока его доставили к месту отлова, барс был уже пойман.

На этом историю можно было бы и закончить — мало ли у нас нарушений происходит, пресекать которые по закону должен сам заповедник, но почему-то этого не сделал. Ну, поймали барса, ну выпустили в природу с ошейником, никто, вроде, и не пострадал.

Но это только начало уже детективной и абсолютно криминальной истории. Барса никто и не думал отпускать, он до сих пор совершенно незаконно находится в неволе. Более того, 15 марта его «изъяли» с территории Красноярского края и вертолетом (очевидцы говорят о том, что это был вертолет МЧС) перевезли на территорию соседнего региона — в республику Хакасия, где опять-таки в клетке разместили на территории еще одного федерального заповедника — Хакасского. «Детективность» сюжету придает тот факт, что оба директора заповедников о факте перемещения ничего не знают, хотя и не отрицают, что находились в этом самом вертолете.

Для чего это сделано, можно только догадываться, не зря в своем обосновании отлова барса, Институт неоднократно отмечает, что упоминаемая выше программа его изучения лично курируется премьер-министром Владимиром Путиным.

Отловленный зверь — давно известный сотрудникам Саяно-Шушенского заповедника доминантный самец по кличке Монгол, играющий ведущую роль в воспроизводстве небольшой по размерам группировки ирбиса на этой территории. В случае его гибели в результате многодневного бесцельного содержания в неволе саяно-шушенской группировке ирбиса будет нанесен серьезный ущерб. В свое время Монгол уже попадал в браконьерскую петлю, но сумел выйти живым, из петли ученых зверь, к сожалению, вырваться не смог.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Расскажи новость