Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Жизнь

«Это не фильм про апокалипсис»: как коронавирус повлиял на бизнес барнаульцев во Вьетнаме

Юлия и Денис Жиденевы в 2019 году из Барнаула переехали жить и работать во Вьетнам. Они купили готовый бизнес — серфинг-школу — и успешно развивали его до вспышки пандемии коронавируса. Сейчас они теряют деньги, но не надежды. Как вьетнамские барнаульцы справляются с трудностями и может ли их «захлестнуть волной» — в материале altapress.ru.

Школа сёрфинга "Extreme point"
Школа сёрфинга "Extreme point"
Предоставлено altapress.ru

Точка невозврата

Семья Жиденевых уже больше полугода живет в городе Нячанге.

Юлия Жиденева:

Мы приехали сюда по туристической визе, которая дается на 3 месяца. Изначально хотели просто попробовать, а если понравится, то уже обустраиваться на долгое время. Для того чтобы продлить визу, надо раз в три месяца выезжать из страны. Что мы и делали. Многие так живут годами.

Главной причиной переезда стал климат. Юлия рассказывает, что очень чувствительна к холоду, и однажды он стал просто невыносим.

Юлия с Денисом дважды были во Вьетнаме в отпуске, все понравилось. И поэтому загорелись желанием переехать. Они написали план дальнейших действий и начали его понемногу осуществлять.

Юлия и Денис Жиденевы
Предоставлено altapress.ru

Деньги на переезд накопить было непросто.

Юлия Жиденева:

За то время, что мы готовились к переезду, целыми днями только работали и подрабатывали. Хватались за разные проекты, экономили на всем. Копили сумму, которой нам хватило бы на первое время. Муж работал в Федеральной службе исполнения наказаний, а я руководителем на «Планете радио» в АлтГУ.

От и до

Одним из пунктов плана Юлии и Дениса было найти работу. Они понимали, что ехать в другую страну без каких-либо наметок, чем заниматься, — плохая идея.

Юлия Жиденева:

Мы заранее решили что-то найти и при просмотре объявлений наткнулись на продажу серфинг-школы. Изначально планировали открыть бар или кафе, а тут вот такое интересное предложение.

Серфинг-школа продавалась под ключ. Она шла вместе с оборудованием, контактами тренеров, социальными сетями. Все от и до.

Школа сёрфинга «Extreme point»
Предоставлено altapress.ru

Еще в Барнауле Юлия и Денис внесли предоплату и начали собираться в дорогу.

Построение бизнеса

Серфинг во Вьетнаме носит сезонный характер. Он начинается в сентябре и длится примерно до мая. Жиденевы приехали как раз к началу, когда волны только появляются.

Юлия Жиденева:

Мы дали себе две недели на то, чтобы вникнуть, посмотреть, попробовать, что это такое. И либо выкупить школу до конца, либо отказаться от затеи. Начали ездить на уроки и наблюдать, как все проходит. Спустя две недели поняли, что готовы заниматься бизнесом, и выкупили школу Extreme point.

Школа сёрфинга «Extreme point»
Предоставлено altapress.ru

За время сезона пара добавила всему системности. У бизнеса не было продуманного поиска клиентов, обратной связи после занятий и рекламных договоренностей. Это проявлялось даже в мелочах. Например, как клиенту отвечали в социальных сетях.

Юлия Жиденева:

Мы разработали механизм ответов, и стало гораздо проще работать. Недавно проверяли свои социальные сети, сравнивали ответы на сообщения до нас, в сентябре и сейчас. В данный момент мы ведем клиента от его первого обращения до того, как он вернется домой и напишет отзыв.

Юлия с Денисом поработали и над рекламой. Они организовали взаимный пиар с местными кафе и барами, а также оплатили несколько рекламных площадок. Кроме этого, обновили оборудование, привели его в презентабельный вид.

Школа сёрфинга «Extreme point»
Предоставлено altapress.ru

Юлия рассказывает, что им пришлось приложить много усилий, чтобы раскрутить социальные сети. Потому что это основной продающий инструмент для школы.

Юлия Жиденева:

Наша главная задача состоит в том, чтобы тренер только приходил проводить урок и ничего больше. Вся работа с клиентами на нас. Мы хотели отделить организационные моменты от самого занятия. Это максимально комфортно как для клиента, так и для инструктора. А еще проработали четкий регламент занятий.

Покупая школу, Юлия с мужем ничего не знали о серфинге и никогда не занимались им.

Юлия Жиденева:

Все спрашивают, как мы решились на то, в чем не разбираемся. Я отвечаю так. Есть много рестораторов, которые никогда в жизни не работали поварами, есть директора школ, которые никогда не учили, и так далее. Считаю, что мы получили огромный опыт. Он стоил всего, что с нами произошло.

Стоимость занятия в Extreme point в группе из 6 человек составляет 50 долларов. Индивидуальный урок — 65 долларов. Такие расценки во всех школах серфинга в Нячанге. Сюда входит предварительная консультация, трансфер из отеля и обратно, трехчасовое занятие с русскоязычным инструктором, перекус, вода и аренда оборудования (лайкры и серф-доски).

Бизнес и коронавирус

Вспышка пандемии частично совпала с окончанием сезона. Но его все же пришлось закрыть раньше, чем хотелось бы.

Море. Серфинг.
СС0

Юлия Жиденева:

Набрать группу в конце сезона не так просто. Мы собираем людей, когда есть волна. Так совпало, что в день хорошей волны был массовый отток туристов.

Проблемы на этом не закончились. Тренер, работавший с парой, улетел в Россию, не поставив их в известность. Из-за этого не состоялся запланированный урок. Юлия вовремя нашла другого тренера, хоть это и стоило ей очень больших нервов.

Полное осознание, что пандемия напрямую коснулась их бизнеса, пришло немного позже.

Юлия Жиденева:

Каждое утро я начинала с того, что проверяла социальные сети школы. Писала потенциальным ученикам, которые вот-вот должны были прилететь в Нячанг. Но, делая это, я понимала, что наши клиенты не приедут. Им переносили вылеты, а потом и вовсе отменяли рейсы. Вот тогда пришло осознание, что больше никто не напишет. Если бы это случилось на месяц раньше, то наше положение было бы намного хуже.

Планы на карантин

Работы в школе сейчас полно. Денис приводит в порядок оборудование, а Юлия продумывает новую рекламную кампанию. Недавно они обновили форму для занятий, на ней осталось только напечатать фирменный логотип. Еще школа переехала в новое помещение на пляже, и теперь супруги облагораживают его.

Юлия Жиденева
Предоставлено altapress.ru

Юлия Жиденева:

Мы планировали заняться документами, чтобы остаться в Нячанге надолго. Но коронавирус не дает сейчас такой возможности. Выдача виз при пересечении границы приостановлена на 3 месяца. Наша тактика — ждать конца карантина и оставаться дома, здоровыми. А затем уже действовать.

Юлия с Денисом пока не планируют возвращение в Барнаул, но уверяют, что не боятся этого.

Как во Вьетнаме помогают людям во время пандемии

Власти Вьетнама ничего не скрывают от жителей страны. Сколько зараженных, сколько погибших, сколько выздоровело — вся информация в открытом доступе.

Нячанг увешан плакатами о мерах предосторожности, кроме того, информацию ежедневно присылают сообщениями на мобильные телефоны.

Ношение масок в городе обязательно. Это строго контролируется в общественных местах. При входе в помещения у каждого измеряется температура.

Карантин. Пандемия.
unsplash.com

Вьетнамцы и сами стремятся помочь друг другу в непростое время. Например, цены на многие продукты упали. Антисептики находятся в свободном доступе. В магазинах нет дефицита необходимых товаров. Кроме того, санитайзерами можно воспользоваться бесплатно в лифтах и торговых центрах.

Юлия Жиденева:

Упали цены на жилье. Местные входят в положение приезжих и предлагают свою помощь. Например, хозяин нашего дома написал сообщение, что снижает квартплату на 2 млн донгов (6 тыс. рублей). Снизились цены и на бензин. Теперь он дешевле на 12 рублей. Скорее всего, еще многое сделано для местных. Но аренда и бензин — это то, что мы ощутили на себе.

Русские в Нячанге

Ситуация очень осложняется визовыми проблемами. В Нячанге было комфортно жить по трехмесячной визе, делая небольшие путешествия в другие страны. Продлевать ее на месте из-за пандемии стало очень дорого. На месяц — 150 долларов, а на три месяца — 350 долларов за человека.

Юлия Жиденева:

Большой семье такого не потянуть. Нам повезло, потому что наша виза действительна до мая. Надеемся, что до этого времени ситуация разрешится. Но некоторые люди просто застряли. Они уезжали на визаран, оставляя здесь вещи, работу, бизнес, и просто не смогли вернуться из-за закрытия границ. Все случилось в одну ночь, без предупреждения.

Школа сёрфинга «Extreme point»
Предоставлено altapress.ru

У большинства людей работа связана с туристами. У них нет подушки финансовой безопасности. Деньги нужны сейчас, а их не предвидится. Поэтому кто-то намеренно оставляет свою работу, а кого-то сокращают. И таких много.

Пока главный вопрос в Нячанге — вернутся ли туристы и получится ли сделать жизнь и работу такими, как были.

Юлия Жиденева:

Пляжи опустели в дневное время. Но после шести часов вечера можно наблюдать, как счастливые вьетнамцы гуляют и наслаждаются жизнью. И это не выглядит, как в фильмах про апокалипсис, что радует. Зато туристические улицы закрыты, и вот они пугают.

Те, кто остался в Нячанге, уже поняли, что можно долго переживать и паниковать, но ничего не изменится, и на это не стоит тратить время. Лучше уделить его самоизоляции и саморазвитию.

Юлия Жиденева:

Мы гордимся тем, что у нас получилось. Если смогли сделать это один раз, значит, сможем и второй, и третий.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость