Жизнь

Известный ландшафтный дизайнер из Барнаула рассказала, как устроила собственный фантастический сад

В садовый центр «Дачный клуб» приходят не просто купить цветы или парковые скульптуры, а еще и за вдохновением. Гости долго гуляют в саду, любуются витиеватыми растениями, сидят на причудливых скамейках, гладят котов. Хозяйка «Дачного клуба» Инна Целовальникова рассказала altapress.ru, как на месте сельской свалки в Фирсове возникло это фантастическое творческое пространство.

"Дачный клуб" в Фирсово.
"Дачный клуб" в Фирсово.
Павел Щербина.

Свалка в яме

— С чего начинался сад? Как вы выбирали место?

— В 2012 году я собрала дизайнеров, чтобы спланировать это пространство. Моя идея была — сделать несколько модельных садов, чтобы каждый мастер как-то воплотил себя.

Здесь всего 27 соток, но за счет зонирования и рельефа пространство кажется больше. Если мы посмотрим на бетонную стену позади сада, она четыре метра высотой, но так не выглядит, потому что на семь метров ниже дороги. Это по сути яма, и весь ландшафт искусственный.

«Дачный клуб» в Фирсово.
Павел Щербина.

Здесь была настоящая сельская помойка, заросшая коноплей и полынью. Мы три года искали место. Оно должно было быть в центре, на перекрестке путей, быть заметным, иметь место для парковки. Искали частные дома и просто территории. Обычно мы с мужем Александром Целовальниковым долго продумываем идеи, но потом они воплощаются неожиданно.

Мы путешествовали по Скандинавии, оттуда привезли идею здания офиса — в минималистичном стиле, со скромными четкими линиями. Оно было построено в 2014 году. В нем очень тепло зимой и прохладно летом, снега нет — с крыши его просто сдувает.

Сначала здесь был только домик садовников. Теперь мне не дают его снести, потому что это память и история. Немного закрыли его растениями. На самом деле это милое место.

«Дачный клуб» в Фирсово.
Павел Щербина.

— Есть здесь уголок, который вы особенно любите?

— Я люблю в этом саду буквально каждый кусочек. Даже те места, где еще полынь растет, потому что я знаю, что здесь будет потом.

Честно говоря, я и помойку эту в 2012 году любила, потому что уже видела, как все будет устроено. Здесь работал наш сельский бульдозерист. Он все время говорил: «Я не понимаю зачем, никому это место не нужно, что с этой помойкой можно сделать».

Потом, когда мы строили стену, крановщик тоже говорил: «Что-то я нервничаю: впервые в жизни не понимаю, что делаю. Что это вообще будет? Зачем я кладу эти блоки?» Ну, у меня есть такое свойство: я не всегда могу объяснить, что именно у меня в голове.

«Дачный клуб» в Фирсово.
Павел Щербина.

Fantasy Garden

— Летом вы провели фестиваль Fantasy Garden. Его афиши были только в вашем Instagram. Это из-за коронавируса, чтобы много народу не пришло?

— Да, гостей было немного, зато каждые выходные. Такой фестиваль планировали давно, но я не думала о форме, которую он в итоге приобрел. Это сад моих личных фантазий. Я хотела собрать коллекцию скульптур, которые вписываются в ландшафт, причудливые садовые растения.

Сад заложен, но чем наполнять это пространство? Всегда хотелось музыки, красивого освещения, собрания творческих людей, которые буквально вдохнут жизнь в сад.

У нас есть относительно небольшая торговая территория, она нужна для поддержания, так скажем, нашего существования, но сад должен быть культурным пространством для людей. Мы сделали фестиваль, как только стали позволены какие-то события на открытом воздухе.

В Фирсове нет культурных заведений, но много частной застройки. В 2012 году, когда мы только приехали сюда, насчитали 8 тысяч усадеб и дач в округе. Сейчас их больше 12 тысяч. Многие люди из-за карантина переехали на дачи и в загородные дома, и здесь им некуда пойти. К нам стали обращаться с просьбами: «Можно мы тут погуляем, проведем фотосессию, можно здесь побудут дети?»

Музыканты, художники, певцы, поэты оказались на полгода фактически парализованы. И тут я подумала: почему бы не собрать их здесь? Так идея моего собственного сада чудес превратилась в коллективную.

Сначала робко предложила своим друзьям. А потом узнали друзья друзей. И наша программа оказалась расписана на два месяца вперед — с 17 июля до 17 сентября.

Николай Ерохин проводил мастер-класс по созданию рокария — каменной горки. Она теперь у нас есть, мы не станем ее убирать. Рокарий, может быть, не вписывается в мои личные представления о саде, но это замечательный пример коллективного творчества.

В саду сейчас можно посмотреть выставку скульптур Александра Парфенова. Писательница Ирина Цхай читала сказки с детьми, Евгения Октябрь рисовала картины, проходила выставка лоскутного шитья народного мастера Светланы Булатовой, дендрологические экскурсии, модные показы, мастер-классы по ландшафтному дизайну и концерты с участием музыкантов и вокалистов.

Благодаря этим встречам родились новые связи и сотрудничества, все это давало импульс новым событиям и в нашем саду.

Зимние деревья

— Сад в наших широтах — штука сезонная. Что вы делаете зимой?

— В зиму убираем все, что не может быть под снегом: розы и хосты, например, прячем в подвалы. Все остальное отлично зимует. Конечно, весной проводим ревизию, но, слава Богу, обходится без больших потерь. Осень — время активных посадок, так что большую часть растений раскупают.

На самом деле зимой мы тоже открыты, жизнь идет, делаем мастер-классы, продаем новогодние венки и елки, но большую часть времени, конечно, не работаем.

Что касается самого сада, у нас в культуре нет практики как такового зимнего оформления пространств, кроме новогодних скульптур, которые потом тают. Есть идеи создания зимнего сада, интересного и посещаемого, хотя бы на январских каникулах. Проблема в том, что в этом сезоне многие уезжают из страны на отдых. Кто будет гостем?

Пока средств на это не хватает. И даже не знаем, когда будут. Но предложение сделать фестиваль снежных скульптур есть. Чтобы сад был красивым зимой, нужен не только снег, но и сами растения. Они у нас есть, но еще недостаточно выросли.

Это не обязательно хвойные. Например, есть графические структурные деревья — извилистые свердловские ивы и маньчжурский орех, без листьев они тоже великолепны, как живые скульптуры.

«Дачный клуб» в Фирсово.
Павел Щербина.

Ведра и фуфайки

— Многие думают, что ландшафтный дизайн — это бросить два валуна и натыкать между ними петуний. С чего на самом деле, по-вашему, начинается сад?

— В любом ландшафте 50% — это идея, 30% — инженерия, основа, и только остальные 20% — вся надземная красота.

Обустройство зависит от фантазии, бюджета и желания что-то сделать. Нет идеи — ничего не случится. Моя философия в том, чтобы сначала убрать все лишнее и почистить территорию. Если вы это сделаете, то увидите, что пространство уже почти стало садом, во всяком случае, понятным и приятным местом.

Всегда надо начинать с уборки. Уберите все лишнее из дома, и, возможно, навязчивая идея ремонта отпадет сама собой, все и так станет уютным.

«Дачный клуб» в Фирсово.
Павел Щербина.

Ландшафт — это природа прежде всего. А в природе гнилые овощи не лежат горой на поляне, ведра не разбросаны и старая фуфайка не заткнула в забор. Все чисто и гармонично.

Сэкономить на саде

— Сколько времени и денег уходит на разбивку сада?

— Проектирование и создание садов — это наша основная работа. Кто-то под нашим руководством делает все сам, кому-то приходится помогать на всех этапах. Иногда делаем все, как говорится, до тапочек — под ключ: с прудами, скульптурами, садовой мебелью, текстилем, с фонарями и декором.

Время, которое мы потратим на создание сада, зависит от бюджета. У нас был один проект — мужчина подарил своей супруге дом на 30-летие свадьбы. Сад мы сделали буквально за три недели — с водопадом, ручьем, крупномерными деревьями. Это полностью живой и жилой сад. Там было немного пространства — 10 соток всего. Иначе, наверное, не успели бы.

Конечно, это был грандиозный сюрприз для всей этой большой семьи, такой приятный шок.

Если мы говорим о том, что нужен сразу взрослый сад, его стоимость составит примерно 300 тыс. рублей за сотку. Это не просто деревья, а вся инженерная система с мощением, освещением, автоматическим поливом. Конечно, не бюджетно. Можно вдвое сэкономить, если заложить маленький сад и ждать, пока он вырастет и расцветет.

И еще вдвое можно сэкономить, если все делать самостоятельно — ковыряться потихонечку, и когда-нибудь все будет красиво. Как, собственно, мы и делаем в своем саду. Кстати, и карантин имел положительный эффект: у нас и у многих людей было больше времени, которое можно посвятить обустройству своего пространства. Это здорово.

Я открыла для себя, что деревья растут и зимой. Яблони за забором за прошлую зиму отросли на 20 сантиметров. Как выяснилось, они не спят. Просто не промерзла земля, и они отлично себя чувствовали.

Нереализация

— Клиенты вам чаще всего доверяют или настаивают на своем?

— Приятно, когда клиент доверяет, но таких заказчиков мало. Иногда они просто не видят наши работы. Дело в том, что частные заказы почти всегда приватны, их не выставишь в интернет. Так что наш сад нужен еще и для иллюстрации того, что мы можем сделать. Чем больше здесь все благоустраивается, тем больше доверия клиентов, которые видят наши усилия.

Часто мы видим наши проекты в портфолио других дизайнеров, это, конечно, очень обидно. Многие работы забирают в свои портфолио те, кто у нас раньше работал, они же помогали создавать ландшафт, так что считают эту работу своей.

«Дачный клуб» в Фирсово.
Павел Щербина.

— Вы много работали с городскими пространствами в Барнауле? Как выстраивались отношения с муниципалитетом как с заказчиком?

— Город сейчас редко заказывает проекты, и мы не всегда беремся за общественные пространства. Во-первых, это низкобюджетно, дохода практически не приносит. Во-вторых, очень сильно шаблонное мышление у тех, кто принимает работу.

В 2007 году мы делали подпорные стенки из сланца на пересечении Красноармейского проспекта и улицы Гоголя. Когда уже выкладывали последний ряд, меня позвали в администрацию и сказали: «Все бросай, это спорная территория, возможно, здесь вообще дом построят, мы не станем вкладываться в благоустройство». Так до сих пор стены эти стоят, там садят что попало, и выглядит это ужасно. Проект так и не осуществлен.

Было четыре проекта реконструкции Демидовской площади, один даже приняли, но градостроительный совет все пересмотрел, не знаю, что там было с финансированием, но реконструкция так и не случилась. Просто накатали новый асфальт на старый и постригли деревья.

Был еще Нагорный парк, проект потом буквально разорвали между муниципалитетом и епархией. Мы делали сквер возле Знаменского монастыря к 75-летию края. Мне даже медаль дали за этот проект. Там тоже пришлось мусорку разгребать. Это уже вторая моя помойка, так что опыт был. Сделали два холма, оставили два клена, за которыми теперь никто особо не ухаживает. Тоже пропадает все, понавтыкали там потом бархатцев, чего делать не надо было. Щебневая отсыпка травой заросла.

Не то чтобы я критикую город, наверное, есть какие-то объективные обстоятельства, которые не позволяют завершать проекты. Но, правда, работа с муниципалитетом — это всегда какая-то нереализация идей. Заказчик не дает довести работу до конца.

«Дачный клуб» в Фирсово.
Павел Щербина.

Защита от шума

— Ваш сад пока тоже не завершен. Что здесь еще будет?

— Да, многое не завершено. В перспективе появится пергола — навес из живых растений, будет больше облагорожен пруд. Постепенно появляются новые ландшафтные элементы. Сад интересен как раз тем, что постоянно образуется то-то новое, достраивается, меняется каждый год.

Будет много воды — ручьев и каскадов с водными растениями. На склонах холмов появятся разные ландшафтные группы растений. Достроим закрытый многофункциональный павильон, в котором круглый год можно будет проводить разные занятия, мастер-классы, выставки. Пока финансы не позволяют нам его доделать.

Пространство закроем от дороги растениями — живой изгородью выше, чем забор. Будут большие яблоневые деревья, плотные посадки елок слева и сирень справа. Через три года мы с вами не увидим трассу и не услышим шум машин. Живая изгородь снижает шум на 30−70% в зависимости от высоты, ширины и плотности.

Лира и Гендальф

— Что можно приобрести для сада только у вас? Есть уникальные предложения?

— Есть стандартные позиции, которые нужны всегда, — овощные растения, плодовые деревья, набор популярных цветов: розы, гортензии, сирень.

И есть группа экзотических растений, которые могут жить в наших широтах: дальневосточные растения, лианы, топиары — стриженые формы: кубы, «сосульки» из обычных елей, туй. Есть садовые ниваки — это такие бонсаи, которые растут не в горшках, а в открытом грунте. Через несколько лет появятся новые фигуры, которые мы сейчас формируем.

Многое привозим специально для конкретного заказчика. Есть уникальные декоративные вещи, мы работаем с разными скульпторами и художниками. Например, Александр Парфенов в прошлом году специально делал скульптуры, которые живут теперь в Чемальской долине, в большом уникальном пространстве туристического комплекса «Тэнери». Они оказались идеально вписаны в папоротники и сосны.

В течение зимы мы обычно делаем заказы на сезон и потом используем скульптуры и растения в садах, которые проектируем.

У нас большой выбор керамики. Это шамотная глина, она способна выдерживать морозы, так что ее можно оставлять в саду на зиму.

«Дачный клуб» в Фирсово.
Павел Щербина.

— Покажете ваш самый дорогой растительный экземпляр?

— Это ниваки из сосны, который стоит на холме посреди сада. Его формировали дольше, чем мы живем, — лет 60. У него есть имя — Лира, а также история, родословная и паспорт. Дерево мы купили уже взрослым для одного проекта, которому, правда, не дано было осуществиться — заказчик разорился и не смог продолжить оформление сада. Пришлось посадить дерево у себя. Возможно, его кто-то приобретет. Его стоимость 700 тыс. рублей.

Соседские кошки очень любят наше пространство, они тут гуляют, охотятся на лягушек и висят как раз на этой сосне на холме.

У нас были такие скульптуры, которые мы одушевляли. Например, держали одного милого вампиришку — он сейчас тоже в усадьбе «Тэнери». Был четырехметровый шикарный Гендальф — наш любимчик, он у нас жил четыре года. Мы его выставили за ворота, и все с ним фотографировались. И вот однажды проезжающие мимо дамы решили на него залезть. Свалить его было невозможно, он больше тонны весом, но за годы немного подгнило основание. Так что чуть не упали они все вместе.

Женщина пыталась оправдаться, что все так красиво, что не залезть просто невозможно. В садовом проектировании всегда есть риски — в основном из-за детей и неадекватных людей, конечно. Так что все должно быть безопасно — закреплено там, где могут оторвать, и не гореть там, где могут поджечь. Даже при посадке деревьев в городских пространствах есть антивандальные конструкции, чтобы невозможно было выкопать.

Сад-огород

— Многие не готовы связываться с живыми растениями. Думают, что они сложны в уходе.

— В уходе все растения не просты, если ими не заниматься. Я часто слышу, что цветущие растения — это много мороки. Ну, давайте поставим пластмассу. Она будет сушиться, ломаться, крошиться, пылиться — в итоге требовать еще большего ухода.

Это же как цветы на могилу: приходится их все время докупать и обновлять, потому что они теряют вид. Живое же, наоборот, не теряет, а только приобретает красоту с каждым годом.

— В последнее время как-то изменились предпочтения ваших клиентов? Что сейчас выбирают для сада?

— Сейчас возрождаются огороды. Если в начале 2000-х заказчики предпочитали, грубо говоря, засеять все газоном, то сейчас почти всем нужны грядки с овощами, плодовые и ягодные растения. Все наелись уже экзотических фруктов и вернулись к нашим генетическим, родным продуктам — яблокам, грушам вишне, малине, садовой землянике, облепихе, смородине.

Можно сделать очень красивый огород в саду. Почти во всех мировых королевских садах и парках есть огороды буквально с луком и редиской. Это гордость дворцовых территорий в Германии, Дании, Франции. В ландшафте есть целое отдельное огородное направление, очень мною любимое. Мы у себя тоже сделали небольшой огород.

Спасти каштан

— Насколько тяжело вырастить экзотическое растение в саду?

— Вопрос: зачем? Это как раз еще одна тенденция — в последние годы люди стали более реалистичными, прекратили гоняться за экзотикой и скупать все новинки. Например, есть несколько видов очень теплолюбивых туй, которые не могут выжить в нашем климате.

Есть каштаны, их очень много в свое время покупали, они и сейчас продаются на других площадках. Мы стараемся не привозить такие растения. Есть еще глицинии, они, конечно, красивые, и людям говорят, что они будут пышно цвести. Не будут.

Конечно, можно попробовать. У меня есть один заказчик в Майме. Он выращивает каштан с 2008 года. Мы ему разбили сад, но потом он сам привез это дерево, впечатлился цветущими «свечками». Сейчас растение девять метров высотой. Хозяин специально делает для него дом на зиму.

Кора все равно трескается от морозов, течет смола, одолевают насекомые. Каштан набирает бутоны, которые сразу отваливаются. И так вот каждый год мечта умирает вместе с ними. Я ежегодно езжу спасать это дерево. Зачем так мучить растение и себя?

Если интересно жить

— Вас наверняка не миновали кризисы. Растения для сада — это не товар первой необходимости.

— Кризис начался в 2015 году и продолжается по сей день. Мы видим по нашим клиентам: резко снизился доход, а вместе с ним, если честно, и энтузиазм.

Финансов на самом деле нам никогда особо не хватало на все, порой наступало уныние, но мы не пессимисты. Наверное, отчасти поэтому мы сделали фестиваль Fantasy Garden — хотелось нормального человеческого общения и продолжения жизни, что ли.

Мы с мужем не на 100% материальные люди, жизнь нам интересна и другими гранями. Философия такая: ну, чего-то у нас сейчас нет — значит, будет. Нам важно, чтобы жилось интересно. Если жить не интересно, не помогут никакие деньги.

Действительно, в последние три года было финансово тяжело. Надеемся на Бога и, конечно, на собственные силы: если этому проекту суждено существовать и дальше — так и будет. Мы сделаем для этого все.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость