Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Как городская дума спасла Барнаул от дизентерии да пожалела детям конфет

В конце XIX — начале XX века барнаульские гласные, как тогда называли депутатов, работали в городской думе, не получая жалованья. При этом они боролись за выделение городу земель, сами детально прорабатывали проблемы, готовили решения и разрабатывали проекты развития.

С 12 до 60 тыс. выросло население Барнаула с 1877 по 1917 годы.
С 12 до 60 тыс. выросло население Барнаула с 1877 по 1917 годы.

Впрочем, были среди гласных и те, кто с немалой для себя выгодой использовал свое положение. Ну, а как иначе: стоять у воды и напиться?

Земельный вопрос

Первая всесословная городская дума была избрана барнаульцами в 1877 году — в полном соответствии с реформой 1870 года. В идее авторов реформы была своя логика: они отдали право тратить городские деньги тем, с кого эти деньги собраны, — владельцам городских имуществ, налог с которых и был главным источником бюджета. Эти же люди и были избирателями — не более 10,5% от всех горожан.

Так что дума, хоть и называлась всесословной, состояла все же в основном из людей не бедных: купцов, дворян и чиновников. Мещан, священников, интеллигентов в ней было мало. «Теоретически могли избираться представители любых городских сословий. Но на практике рабочего-гласного барнаульская история не знает», — поясняет профессор Валерий Скубневский.

Интересно, что в Барнауле «всесословная» дума появилась лишь спустя семь лет после начала реформы. «Чтобы провести выборы, нужно было, чтобы город имел землю. А земли здесь были кабинетские. И лишь после того как Кабинет выделил Барнаулу землю, прошли выборы в гордуму», — отмечает Скубневский.

Готовила выборы комиссия из числа избирателей. А проверяла и утверждала результаты губернская администрация в Томске — она вполне могла их отменить, ежели состав думы ее не устраивал, или же отозвать «неугодных». Впрочем, в Барнауле случаев отзыва не было, но проверка могла длиться месяц, а то и два.

Собирались по вечерам

Первым делом утвержденная дума избирала из числа гласных городского голову и управу. Соотношение между ветвями власти (распорядительной, то есть думой, и исполнительной — управой) было далеко от нынешнего. В самую первую гордуму Барнаула выбрали 72 гласных, в управе же работали всего пятеро. И управа делала то, что указывали ей депутаты: нанимала городских врачей, архитекторов, землемеров, выдавала справки, мелкие ссуды, вела документацию и готовила повестку дня к заседаниям — впрочем, тему могла «подкинуть» и губернская администрация.

И дума, и управа заседали на ул. Льва Толстого, 24 (сегодня там музей «Город»). Сессии проводились по вечерам и могли продолжаться несколько дней, а созывали их по мере необходимости. Правда, с посещаемостью сессий была загвоздка — временами они срывались из-за отсутствия кворума (50%). «Частенько ныне приходится отмечать неприбытие законного числа», — едко замечал журналист газеты «Жизнь Алтая» в январе 1911 года.

Страсти по институту

Вся работа депутатов шла через комиссии — финансовую, училищную, врачебную и т. д. В каждой состояло по три — пять гласных. При этом были и особые активисты: мукомол-миллионер Петр Федулов, к примеру, состоял аж в восьми комиссиях.

Вопросы гласные решали иногда довольно мелкие. В 1913 году училищная комиссия решила купить для приходских училищ… 73 плевательницы, чтобы отучить детей плеваться на пол. Но часто — куда более значимые: в 1909 году они проработали и приняли план введения всеобщего начального образования. За десять лет в Барнауле должны были построить девять двухэтажных школ. Планы эти, увы, сорвала мировая война.

В 1912 году одним из главных вопросов стал поиск земли под железную дорогу — участки нужны были как для самого полотна, так и для вокзала и мастерских. Темой этой, казалось, жил тогда весь город. «Жизнь Алтая» в 1911 году писала: купеческое и мещанское общества высказались за строительство вокзала в районе пруда (ул. Ползунова), владельцы мастерских — за Малый Гляден (нынешний п. Восточный). Дума же настаивала на северной части города, что и было принято.

Только улеглись страсти по железной дороге, как гласные включились в общесибирскую кампанию по открытию сельхозинститута. Барнаул, как и другие города Сибири, слал депутации в Петербург, искал сторонников в столичных ведомствах. «Шансы Барнаула стоят превосходно», — писала «Сибирская жизнь» в 1913 году.

А тут Новониколаевск предложил выделить 1,5 млн. рублей на открытие института. «Это известие, как удар обухом по голове, собрало гласных на экстренное заседание и заставило вынести постановление об отводе 500 десятин, ассигновании 100 тыс. рублей, и уполномочить бывшего начальника Алтайского округа быть ходатаем за Барнаул», — рассказывала «Жизнь Алтая». В ответ Новониколаевск собрал письменное согласие от восьми сибирских городов в свою пользу… На Алтае сельхозинститут открыли только в 1940-х годах.

Не утонуть в грязи

Настоящей городской «болячкой» были состояние дорог и санитария. А точнее, антисанитария. «Город то тонет весной и осенью в непролазной грязи и заражается миазмами от навозной почвы, то задыхается в облаках пыли. На некоторых улицах болота не пересыхают целое лето… Про ароматы, распространяемые этими болотами, лучше умолчать», — описывала «Жизнь Алтая» любимый город.

В 1913 году газета препарировала затраты бюджета на благоустройство. Оказалось, из 27 тыс. рублей на строительство сточной канавы ушло 3,5 тыс., на ремонт мостов и набережной — 5,5 тыс., тротуары 3,5 тыс., колодцы — около 3 тыс. А на электроосвещение территории вокруг частного магазина — более 6 тыс. «Вывод ясен — про главную свою обязанность заведующие городским хозяйством забывают», — писали газетчики.

И все же на мощение улиц камнем средств не хватало — строили тротуары из досок. А поскольку каждую весну Барнаул затапливало, часть горожан оставалась без питьевой воды. И купцы-гласные (Морозовы, Смирновы, Второвы, Поляковы) бесплатно предоставляли горожанам свои колодцы, чем спасали город от дизентерии и прочих болезней.

Во все вникали

Вообще же, система здравоохранения была еще одной головной болью. Эпидемии в Барнауле все же бывали — не случайно в 1878 году гласные постановили прививать всех детей от оспы. А в 1913 году они предложили открыть в Барнауле уездную больницу для крестьян и в честь 300-летия дома Романовых решили списать беднякам долг за лечение в горбольнице. В том же году постановили давать врачам, состоявшим на городской службе, четырехмесячные отпуска раз в три года для поездки в научные командировки. С сохранением зарплаты.

Надо сказать, что гласные во все вникали сами. К примеру, когда возник вопрос, что делать с пимокатными и шерстобитными мастерскими, из-за которых в городе стоит смрад, они поехали с санврачами на объекты и пришли к выводу: хозяева должны радикально улучшить условия труда, а производства надо вынести за город.

Место для дискуссий

Споры среди думцев шли порой весьма жаркие. На одном из заседаний гласный Селиванов предложил поставить памятник Александру II в честь 50-летия отмены крепостного права и собрать для этого пожертвования — 10 тыс. рублей. Против был Федулов: лучше на эти средства построить школу.

Большинство склонилось к «бронзовой памяти». «Жизнь Алтая» остро критиковала думцев, но мнение газетчиков «отцы города» не услышали. И спустя полгода в Алтайском округе начали сбор пожертвований на памятник. Как развивалась эта история дальше, неизвестно. Но памятника царю-освободителю Барнаул так и не увидел.

А в том же году думцы решили передать участок по Московскому проспекту (ныне Ленинский) в аренду купцам Полякову и Яковлеву для постройки «торговых рядов». Более того, они обсуждали и проект будущего здания. Недоволен проектом был все тот же Петр Федулов: считал, что здание похоже на казарму. Здание таки было построено — сегодня это магазин «Красный».

Порой споры были довольно забавными. Гласный Антонов внес предложение выделить из городской казны небольшую сумму для угощения чаем учащихся начальных школ. Но его поняли так, будто бы он пожелал чай с конфетами. Антонову пришлось объясняться, что каждый день угощать учеников сладостями у него намерений не было. В итоге выделили деньги на чай. Без конфет.

Почет и привилегии

Барнаульские гласные были, конечно, очень разными людьми. Общим было то, что практически все они являлись благотворителями. У каждой гимназии, школы, приюта был свой попечитель-депутат. Гласные давали свои деньги на книги, журналы и ремонт, городская больница (здание современного Дома афганцев) была выстроена на купеческие деньги. Благотворительностью можно считать и работу в думе — ведь ни зарплат, ни компенсаций гласные из бюджета не получали.

Но не будем их идеализировать: кому-то работа в думе помогала еще и лоббировать свои интересы. Например, вопрос о приобретении земли мог поставить любой горожанин. Но, по словам Валерия Скубневского, думцы нередко имели лучшие участки.

Скажем, квартал возле магазина «Красный» принадлежал купцам Поляковым. Чуть ниже, где находится «Ультра», был квартал Платоновых. Там, где стоит «Седьмой континент», — квартал Суховых. Платонов, Поляков, Сухов — все это экс-мэры Барнаула. В скверике, где сегодня памятник Пушкину, 100 лет назад стоял пассаж Смирновых. Один из Смирновых избирался гласным.

И все же городские депутаты не были свободны в своих решениях. Их ограничивал бюджет, а губернская администрация могла отменить любое постановление. К примеру, дума постановила убрать все питейные заведения на Пушкинской улице, ведь там располагались женская гимназия и реальное училище. Губернская власть его отменила — сочла, что это противоречит интересам казны, рассказал Валерий Скубневский. Ведь поступления от продажи водки пополняли госбюджет, а винные лавки терпели бы убытки.

Знаменитые депутаты начала XX века

  • Василий Вершинин, издатель газет, владелец первой типографии в Барнауле
  • Василий Штильке, просветитель
  • Александр Ворсин, первый пивовар, купец
  • Александр Лесневский, межевой инженер, «пробивал» телефонизацию города

Кто был избирателем

По Городовому положению 1870 года правом голосовать обладали только мужчины старше 25 лет, имеющие недвижимость, оцененную в 300 рублей (такие деньги мог заработать барнаульский чиновник примерно за три месяца). Женщины могли голосовать только через доверенных.

На первых выборах в 1877 году было 1370 избирателей (10,5% населения). А проголосовали лишь 91 — самый худший показатель по Сибири. Причем 72 из них стали гласными. Впоследствии барнаульцы относились к выборам более ответственно. В ходе изменений 1894−1911 годов число избирателей снизилось до нескольких сот человек, а число гласных уменьшилось: в 1894 году их было 32, в 1903-м 41.

Выборы проходили каждые четыре года. Закон предусматривал тайные выборы через подачу голосов шарами. Для голосования за каждого кандидата предусматривался отдельный ящик, разделенный на две части. Избиратель опускал шар в отверстие: в правой части — «за», в левой «против». Затем переходил к следующему ящику, и все повторялось сначала.

Автолюбитель-депутат

Мы писали, что первым в Барнауле пересел с лошади на автомобиль городской голова Платонов. А между тем другие историки полагают: владельцем первого авто был гласный гордумы выходец из купеческой семьи Михаил Морозов. На автомобиль он пересел в 1908 году. Его езда вызывала большой переполох: от него шарахались лошади, под колесами погибали куры и утки.

Некоторые гласные гордумы даже хотели запретить езду на этом транспорте по городу. Но другие заявили, что автомобиль — «экипаж будущего», а лошади привыкнут. Провели голосование и 14 голосами против 13 езду на автомобиле по городу разрешили. Сведения о марке автомобиля Морозова не сохранились.

Надежда Скалон, Владислав Лидер

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость