Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Как России решать проблему мигрантов

Национальный вопрос в последние две недели — главная тема всех федеральных СМИ. О возможном введении визового режима со странами Средней Азии и Закавказья начали активно говорить еще перед Новым годом, когда Владимир Путин в послании Федеральному собранию заявил, что «не позднее чем в 2015 году въезд в Россию должен быть разрешен исключительно по заграничным, а не внутренним паспортам других стран». В апреле руководство ФМС выступило против виз, и почти сразу вице-премьер Дмитрий Рогозин и главный санитарный врач Геннадий Онищенко решили проверить поезд «Москва — Душанбе» и нашли там «не подлежащие идентификации» документы и антисанитарию. Потом визовое знамя торжественно пронесли через избирательную кампанию кандидаты в мэры Москвы — антимигрантская риторика стала главной в речах и Собянина, и Навального. 8 октября Путин высказался уже против введения виз со странами Средней Азии. А 13 октября разъяренная толпа разгромила торговый центр в Бирюлево — символ экономического влияния кавказских диаспор в районе.

Анна Зайкова

Зачем власти лоббируют тему мигрантов и распаляют костер конфликта между коренным населением России и приезжими? И нужны ли визы для мигрантов из стран бывшего Союза?

Кирилл Рогов,
журналист:

Механизм подмены проблемы коррупции «национальным вопросом» хорошо виден в полемике о визах. Требование введения визового режима со странами Средней Азии многими рассматривается как требование изгнания приезжих из Москвы. Однако такое толкование проблемы виз ведет лишь к укреплению нынешнего коррупционного порядка регулирования трудовой миграции.

Не нужно нагнетать

Исроил Шарипов,
президент межрегиональной общественной организации «Правозащитный центр таджикистанцев», Новосибирск:

Я считаю, из Бирюлево целенаправленно делают сериал — полиция могла бы решить эту ситуацию, не доводя дело до народного схода. Визы для мигрантов только ухудшат отношения между государствами. Как человек, прослуживший больше 21 года в армии, хочу сказать, что если мы будем ставить барьер и не пускать мигрантов в Россию, они поедут в Пакистан, другие арабские страны. Они будут воевать за деньги, чтобы прокормиться. Лучше не нагнетать ситуацию, а строже следить за регистрацией мигрантов, привлекать квалифицированных рабочих, создавать для них адаптационные центры, направлять к работодателям, которые не будут «кидать» приезжих. «Правозащитный центр таджикистанцев» существует пять лет, и за это время через нас прошли более пяти тысяч мигрантов. За помощью обращаются в основном, когда возникают проблемы с полицией или работодателями: бывает, ребята работают на стройке по четыре месяца без документов, живут там же, а в итоге получают по три с половиной тысячи рублей и им даже не на что уехать домой. И, конечно, меня задевает и расстраивает, что такие передачи, как «Наша Раша» (к счастью, теперь закрытая), создают негативный образ мигранта, моей страны и моего народа с богатейшей культурой, у истоков которой стояли великие Рудаки и Авиценна.

Выбирать и отсеивать

Юрий Чернышов,
доктор исторических наук, заведующий кафедрой всеобщей истории и международных отношений АлтГУ:

Социальная напряженность в связи с миграционной проблемой в Сибири ниже, чем в Москве и Санкт-Петербурге, куда направляются основные потоки выходцев из Средней Азии и Кавказа. Для Сибири и Дальнего Востока в плане миграции наиболее важен китайский фактор. Однако китайцы не спешат ассимилироваться с коренным населением, предпочитая проникновение в российские экономические сферы и установку контроля над ними.

Для регионов, находящихся за Уралом, основная проблема — депопуляция. Население стареет, молодежь уезжает в поисках заработка в Москву или за границу. Есть предложение в качестве одного из решений активнее привлекать русскоязычных жителей Центральной Азии, которые могли бы легче интегрироваться в наше общество.

Вопрос о визах для мигрантов в ближайшем будущем будет вставать все чаще: аналитики прогнозируют обострение ситуации в мусульманском мире, к югу от Центральной Азии. Путин пока не идет на введение виз, поскольку пытается поддерживать видимость, что у нас создается Евразийский союз. Но нам, по большому счету, не нужны массы «любых» мигрантов: полезно отсеивать, например, людей с криминальным прошлым, религиозных экстремистов, тех, кто не имеет средств к существованию, кто совсем не знает русского языка и т. д.

Бирюлево и визы — разные истории

Наталия Юдина,
эксперт информационно-аналитического центра «Сова»:

Рост ксенофобной активности наблюдался в России до 2008 года. В 2010 году его удалось сбить: были посажены лидеры крупных националистических группировок, власти действовали репрессивными методами. Но в последние два года власти, к сожалению, эту силовую политику в отношении националистов ослабили. Думаю, власть сейчас, конечно, активизируется, гайки закрутят в отношение всех: мигрантов, националистов, обычных граждан. Но беспорядки в Бирюлеве, подогретые радикальными националистами, произошли в том числе по вине властей и полиции: район этот ужасно криминализирован, и почему этой овощебазой местные власти не занимались раньше — не понятно. Сейчас главное — найти настоящих организаторов погромов, не повторить ситуацию с Манежной площадью, когда осуждены были рядовые участники событий.

К лоббированию темы введения виз бирюлевские погромы никакого отношения не имеют. Если визы будут вводить грамотно, а не превратят в очередную кормушку для чиновников, то это хорошая инициатива: у ФМС и полиции сейчас не хватает рычагов для контроля за мигрантами, миграционная политика у нас в стране абсолютно не продумана. Пока же про визы есть только популистские заявления, но ни одной внятной программы никто до сих пор не предложил. Беда в том, что не признать эту проблему власти уже не могут, тем более, что прошла такая предвыборная кампания, где каждый по этой теме высказался. А вот как ее решить, никто толком не знает. Возможно, в нынешней ситуации, когда Дагестан находится в составе России, а с Узбекистаном нас связывает большое историческое прошлое, нужно пытаться интегрировать мигрантов и выходцев с Кавказа. Но как это практически делать, опять же сказать сложно. Те уроки толерантности в школах, после которых дети как раз и начинают замечать различия друг друга, по мне, так лучше бы и не проводили.

Опрос. Нужно ли вводить визы для мигрантов из стран бывшего СССР?

Яна Яковченко,
студентка:

Правильно, нужно вводить. Потому что мигранты беспредел творят. У них другое мировоззрение, они живут по своим принципам, а нас пытаются ломать под себя. Я видела, как они себя ведут со слабыми — очень жестко, агрессивно. Хотя, думаю, до конца из России мигранты не исчезнут — жестко эти визы действовать не будут.

Владимир Сидоров,
директор предприятия:

Я считаю, вводить визы не нужно. Это дружеские страны, с которыми мы много лет были связаны исторически. Средств для контроля за мигрантами сейчас достаточно. Просто ФМС и полиция не хотят нормально работать, поэтому тему введения виз начали поднимать.

Владимир Сеев,
пенсионер:

Обязательно визы нужны, все должно быть управляемо. А сейчас самовольный въезд, никого не учтешь. Мигрантов контролируют недостаточно, институт регистрации работает не в полной мере. В советское время, хотя мы были одной страной, выходцев из Средней Азии и Кавказа у нас гораздо меньше было.

Алексей Пермяков,
студент:

Довольно сложный вопрос. В нашем крае, по-моему, эта проблема не так актуальна, нежели в европейской части. Если отвечать за наш край, не смотреть на эту проблему с точки зрения всей России, то я был бы за то, чтобы пускать их без виз. Но если с точки зрения России, то нужны визы, потому что мигрантов очень много приезжает в нашу страну.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость