Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Жизнь

Каким был наш герой войны 1812 года

Почти тридцать лет историк и краевед Сергей Исупов исследует судьбу героя Отечественной войны Антона Антоновича Скалона, уроженца Бийской крепости. «Больше, чем он, о Скалоне не знает никто», — говорят об Исупове коллеги. Сейчас Сергей Юрьевич готовит новую книгу, посвященную войне 1812 года. Глава о генерал-майоре Скалоне обещает добавить новые яркие штрихи к портрету героя.

Сергей Исупов преподает историю и краеведение в Бийском лицее.
Сергей Исупов преподает историю и краеведение в Бийском лицее.
Анна Зайкова

— Сергей Юрьевич, почему в свое время судьба Скалона так вас заинтересовала?

— Тогда я еще был молоденький мальчишка, только пришел работать в бийский музей. И вот случайно на глаза попалась вырезка из газеты «Советская Сибирь» о судьбе генерала Скалона, геройски погибшего в 1812 году. Выяснилось, что родился он у нас, в Бийской крепости, 6 сентября 1767 года в семье драгун­ского полковника Антона Даниловича Скалона, потомка французского дворянского рода. Информации было мало, и я начал собирать материалы в архивах — просматривал послужные списки, личное дело, выяснял обстоятельства гибели.

— По преданию, сам император Наполеон присутствовал при погребении Скалона и первым бросил горсть земли на могилу…

— История была, прямо скажем, детективная. До 1813 года неизвестно было, погиб ли Скалон или попал в плен, будучи раненым, — война же шла. Родственники, жена и брат Антона Антоновича, начали самостоятельные поиски, опрашивали сослуживцев, искали хоть какие-то зацепки. Оказалось, что генерал геройски погиб 5 августа 1812 года под Смоленском, ведя контратаку против кавалерии Брюйера. Контратака на десять минут задержала продвижение вражеской дивизии и позволила нашей артиллерии и пехотному прикрытию благополучно уйти, не понеся тяжелых потерь. Что же касается факта погребения Скалона по личному указу Наполеона, со всеми почестями, то здесь не все ясно. В официальных документах, а день императора расписывался буквально по часам, таких указаний не найдено. Однако брат Скалона Александр якобы выяснил это из бесед с пленными французами.

— А Бийск стал для генерала только родиной? Или он бывал здесь позже?

— Бывал неоднократно с инспекционными поездками, хотя недолго, конечно. Кроме того, Скалон руководил выводом полков, один из которых располагался непосредственно в Бийской крепости.

-Насколько была типична карьера Скалона для представителя военного дворянства того времени?

— Род Скалонов славился своими военными подвигами. Согласно одной из фамильных легенд, корни его уходят во времена первых крестовых походов*. В 1098 году при штурме арабской крепости Аскалон в Палестине первым пробился на городскую стену незнатный ратник, за что его пожаловали дворянским титулом, повелев именоваться впредь де Скалоном. На русской воинской службе Скалоны, вероятно, появились в конце царствования Алексея Михайловича в 70-х годах XVII века.

Карьера Антона Антоновича до определенного момента была стандартной, нежели фееричной. Неясно, какой момент стал переломным. Когда Скалона назначили шефом сибирского драгунского полка, он был представлен императору Павлу. Затем по результатам инспекционной проверки его пригласили в Санкт-Петербург — и карьера понеслась. Очевидно, император доверял ему, так как некоторое время спустя послал в сибирский драгунский полк под личный надзор Скалона одного из своих наследников-цесаревичей. Скалон же после смерти Павла, как и многие генералы, вышел в отставку, считая цареубийство позором для российского государства. По другим сведениям, он был уволен после отказа от некоего предложения. Правда, перед войной Антон Антонович вернулся на службу.

Воин, муж, отец

— В 2009 году вы уже выпустили труд о Скалоне. За прошедшие три года удалось узнать новые факты?

— До сих пор Скалон представал пред нами в образе командира-воина. Меня же Антон Антонович все более интересовал как личность. Сейчас я раскопал новые эпизоды, связанные с участием в войне. По моим данным, Скалон наряду с полковыми командирами участвовал в арьергардных боях. Получил легкую контузию от разорвавшейся неподалеку гранаты, но даже в госпиталь не пошел. Как писали в донесениях, он неотлучно находился при своей команде, перенося наравне с нижними чинами и офицерами тяготы военного времени. Пекся Скалон и о повседневных нуждах солдат: не додали в хлебном довольствии — выяснял, кто и почему провинился. Был он не только профессиональным командиром, рубакой, но и хозяйственником.

Очень интересные сведения я узнал о его сватанье и последующей женитьбе на Каролине фон Кесслер, о том, как проходила эта свадьба, чем занимались гости. Нашел и переписку Скалона с братом, женой. Не желая волновать Каролину, он пишет: «В передовые линии с излишним рвением не лезу, памятуя о наших детях», дает советы по лечению их от простуды, с большой теплотой вспоминает, как они жили. Это ряд искриночек, которые позволили сделать из Скалона живого человека, а не бронзовый монумент.

— В исследовании судьбы человека можно ли дойти до какой-то конечной точки? Насколько образы, которые рисует исследователь, объективны?

— Нет, конечной точки не бывает. В биографии Скалона тоже много белых пятен. Это как мозаичная картинка — кусочки постепенно складываются в историю. Хотя мне есть чем гордиться. Наверное, звучит пафосно, но я, можно сказать, вытянул его из небытия. На здании бывшей канцелярии в честь Скалона мы повесили памятную доску…

В данном случае я выступаю не как академичный историк, а как исследователь. И считаю себя вправе, опираясь на собранную информацию, создать для себя образ и поделиться им с читателями. Любая история — версификация, изложенная с точки зрения автора. Она должна быть публицистична, захватывающа, а подчас и парадоксальна.

Факт

Осенью в Бийске к 40-летию завода «Сибприбормаш» на средства предприятия установили бетонный бюст Антона Скалона. Сейчас в городской администрации рассматривают вопрос о создании еще одного памятника в исторической части города — экскурсии на окраину, где стоит бюст, возить далеко. Его эскизы уже подготовил местный скульптор и художник Сергей Морозов.

Справка

Потомки Скалонов сегодня живут в России и за рубежом. Прямая прапраправнучка Антона Антоновича Скалона, Татьяна де Скалон, проживает в бразильском городе Сан-Пауло. Ее отец, недавно ушедший из жизни Владимир де Скалон, служил протопресвитером православной церкви за рубежом.

В Санкт-Петербурге преподает Николай Романович Скалон, доктор филологических наук, профессор. В Смоленске — Скалон Александр Васильевич, доцент кафедры экономической и социальной географии СГУ. В Кемерове — Скалон Николай Васильевич, доктор биологических наук, заведующий кафедрой зоологии и экологии Кемеровского университета.

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость