Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Командировка 56-го года. Венгерское восстание, пассажир Хрущев и трое суток тюрьмы за мемуары

В воинском личном деле ветерана УФСИН Геннадия Оконечникова нет записей о местах службы — это государственная тайна. Единственная запись — о командировке в Венгрию в 1956 году. Только близким известно, что вместо четырех дней, официально отмеченных в личном деле, Оконечников пробыл там полгода — участвовал в подавлении венгерского восстания.

Только после выхода на пенсию в 1983 году Геннадий Иванович узнал, что он ветеран, приравненный к участникам боевых действий Второй мировой войны.
Только после выхода на пенсию в 1983 году Геннадий Иванович узнал, что он ветеран, приравненный к участникам боевых действий Второй мировой войны.
Анна Зайкова

Врезали по нам

— В 1956 году я служил в литовском Каунасе, там стояла наша 37-я десантно-транспортная дивизия. Я молодой лейтенант, командир экипажа вертолета, за плечами Качинское летное училище, учебный центр части, где переучивали с самолета на вертолет — я шесть лет летал на вертолетах.

Как-то пошли с другом в субботу в баню. Напарились, возвращаемся, а тут: «тревога!». Это было в ночь с субботы на воскресенье, с 25 на 26 октября 1956 года. Осенью в Прибалтике стоят густые туманы. Мы подумали: ну, немного покрутим «палками» (так мы называли лопасти винта) и домой. Приехали в аэропорт, покрутили «палками»… Смотрим, оружейники носят боеприпасы, грузят в вертолет пулеметы. Командир поставил задачу лететь во Львов. А туман, ничегошеньки не видно, взлететь-то взлетим, но не сядем в такую погоду. В вертолеты погрузили печки подогревать двигатели, с нами вылетел весь экипаж.

Во Львове новая задача: пересекаем Карпаты, летим в Венгрию, в город Веспрем. Наше дело: команду дали — лети. С воздуха увидели: внизу шли танки, машины, солдаты. Война.

В первом же вылете по нам врезали повстанцы: 18 пробоин в вертолете и убитый бортмеханик. Старшина Чибис стал первой потерей. В конце марта снайпер в затылок убил второго пилота — братку Митьку, как мы его между собой называли. До 7 апреля 1957 года я находился в Венгрии, потерял там весь экипаж…

Хрущев летел в тюрьму

— Вскоре арестовали руководителей восстания. Повстанцами командовал премьер-министр Венгрии Имре Надь - это известный исторический факт. Его содержали в Опельской тюрьме под Будапештом. Как-то я прилетел с задания. Есть такая команда у вертолетчиков — «ковер», то есть все машины в пределах аэродрома должны сесть. И вот дали «ковер», прилетел правительственный самолет. Мою машину осмотрели кагэбэшники, застелили кабину коврами, хотя пол весь был в машинном масле, поставили четыре кресла. Вертолет окружили сотрудники КГБ. Меня, как командира экипажа, и второго пилота загнали в машину. Смотрю, в нашем направлении идет группа людей, в которой Никита Хрущев и китайский премьер-министр Джоу Эн Лай. Стало быть, пассажиры нашего борта.

Мы прилетели в Опельскую тюрьму, приземлились прямо в ограде. Хрущев и китаец с сопровождающими вышли. Нам, экипажу, не разрешили даже выйти из вертолета. Хрущев побыл в тюрьме два с половиной часа, и мы улетели назад.

КГБ, арест и обыск

— Когда я, будучи очень молодым летчиком, по приказу летел на подавление восстания, я, конечно, не осознавал, что мы будем подавлять людей, которые борются за свои права и свободы. До мозга костей я был коммунистом и был уверен, что мы помогаем братьям венграм бороться с врагами.

Тогда я даже не задумывался, в каких событиях участвую. Для многих из нас это была какая-то игра. Все было переосмыслено гораздо позже. В 1986 году я написал книгу «Помощь другу» — мои воспоминания об участии в венгерском путче. Я работал над ней шесть лет.

Рукопись была отпечатана в шести экземплярах, подготовлена к изданию, и я привез ее редакторам в издательство «Алтайская правда». А через пять дней кагэбэшники забрали меня из дома в три часа ночи и отправили в следственный изолятор. Не посмотрели на то, что я подполковник, коммунист и прочее.

Трое суток шли допросы, проводились обыски в моей квартире, в доме моих родителей, сестры и брата. Изъяли все черновики, записки. Мне предъявили обвинение в разглашении государственной тайны. «Позвольте, какое разглашение, когда я подписывал документы на десять лет, а прошло значительно больше!» — возмутился я. Тем не менее у меня допытывались, откуда я взял материалы. Оказывается, редакторы прочли рукопись, засомневались и отдали на проверку в КГБ, чтобы получить разрешение на печать. А в результате «запечатали» меня. Правда, через трое суток отпустили, но, признаться, я не хотел бы пережить те события моей жизни 1986 года еще раз…

А спустя десять лет, в 1996 году, я обращался с письменным заявлением в ФСБ по Алтайскому краю, пытался найти и вернуть хотя бы экземпляр своей рукописи. Но мне сказали, что все уничтожено.

Справка

Венгерское восстание (23 октября — 9 ноября 1956 г.) в СССР и в Венгрии до 1991 года именовалось контрреволюционным мятежом, в современной Венгрии — революцией. Во многом было вызвано тяжелым экономическим положением местного населения. По официальным данным, в столкновениях погибли 2 652 венгерских гражданина, ранены — 19 226. Потери Советской Армии составили 669 человек убитых, 51 пропавший без вести, 1 540 человек раненых. Премьер-министра Имре Надя и членов его правительства, возглавивших восстание, осудили и казнили. После падения социалистического режима Имре Надь был торжественно перезахоронен в июле 1989 года. Он считается национальным героем Венгрии.

Геннадий Иванович Оконечников родился в селе Фирсовский кордон недалеко от Б. Ключей. Сейчас этого села уже не существует. Отец Геннадия Ивановича был учителем, мама не окончила ни одного класса. В семье, кроме него, было шесть братьев и одна сестра. Родители всем дали высшее образование.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter


Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость