Жизнь

Леонид Ивановский и Юрий Абдуллаев рассказали о своем общем профсоюзе

— …Нас, конечно, какое-то время будут сравнивать, но это скоро пройдет. При Абдуллаеве не должно быть так же, как при Ивановском. Иначе получится, что профком стоит на месте, — говорит Леонид Ивановский, теперь уже экс-председатель Алтайской краевой организации «Профсоюз работников образования и науки». В начале сентября он досрочно снял с себя полномочия, уступив место самой на первый взгляд неожиданной кандидатуре — Юрию Абдуллаеву, на тот момент второму человеку в краевом управлении по образованию. Преемника Леонид Никитич, посоветовавшись с коллегами, подыскал сам. Его выбор единогласно поддержали на внеочередной конференции. «Объективно более подходящего человека вряд ли удалось бы найти», — утверждают в крайкоме проф­союза.

Леонид Ивановский и Юрий Абдуллаев.
Леонид Ивановский и Юрий Абдуллаев.
Анна Зайкова

Почему? Ведь, по логике, даже глядя в одну сторону, эти люди должны видеть разное… Чтобы не теряться в догадках, «Свободный курс» задал одни и те же вопросы двум лидерам — бывшему и действующему.

Позиция

— Что сегодня представляет собой профсоюз? Каким вы его сдали/приняли?

Ивановский:

— Мы во многих вопросах старались действовать на опережение. Например, у нас у первых в России появилась юридическая служба. Это было еще при советской власти, а потому многим казалось чудачеством, ведь даже термина такого не было «правовая защита». От кого защищать-то? Самая справедливая в мире власть же не обидит! Я не хочу сейчас рисоваться, говорить: «Я предвидел, что это понадобится». Но это так.

Что профсоюз имеет сегодня? Финансовую стабильность, обширную информационную работу, слаженную систему отношений в сфере социального партнерства и вообще устойчивое положение дел… Значит ли это, что можно царствовать, лежа на боку? Нет. Не такая у нас страна. Не дает она костенеть проф­союзным руководителям.

Вспомнить хотя бы девяностые! Тогда мы и не думали о том, чтобы поднимать вопрос о повышении оплаты труда педагогам. Нужно было добиться, чтобы вовремя выплачивали хотя бы ту нищенскую зарплату. Известно, как добивались, — бастовали. По тогдашнему законодательству все наши забастовки были незаконными. На упреки в Центральном комитете по этому поводу отвечал: «Нам меньше всего сейчас на это надо обращать внимание. Ельцин найдет тысячу причин запретить забастовку, а я людей в таком напряжении долго удержать не смогу, они сорвутся в неорганизованную атаку». И ни разу власть не осмелилась заикнуться о том, что мы были не правы. Потому что понимали — требования справедливые.

Абдуллаев:

— Кто-то думает, профсоюз — нечто анахроничное. Но такой точки зрения можно придерживаться ровно до той поры, пока не придется столкнуться с ущемлением своих прав. Да, двадцать лет назад в профсоюзы вступало больше педагогов, и делали они это охотнее. Потому что было такое время: шли годы активной борьбы, забастовок и голодовок. Но плохое быстро забывается, и люди стали выходить из профсоюзов, посчитав, что трудности никогда не вернутся и их не коснутся. Или произойдут с кем угодно, но не с ними. Что ж, жизнь вносит коррективы.

Однако для нас теперь важна не столько массовость, сколько сознательность наших членов. Сегодня, как мне видится, задача профсоюза — обеспечить гармонию между постоянно растущими потребностями экономики и живыми людьми. Экономисты всегда будут требовать: дешевле, быстрее, качественнее. Но это утопия. И если уж на то пошло, дорожает и рабочая сила. Баланс должен соблюдаться.

Задачи

— Какие проблемы должен решать профсоюз?

Ивановский:

— Наступает период, когда жесткость в отношениях работников бюджетных организаций и власти усилится. Ну сколько можно талдычить о реформе образования? Вот сегодня снова главный вопрос — качество обучения педагогов. У государства претензии, которые возникли не на пустом месте: только десять процентов выпускников педвузов — и это не самые сильные ребята — идут работать в школы. Но почему? Потому что сегодня считается: страшно не повезло, если пришлось работать учителем!

Те подачки, что были сделаны под выборы, не решение проблемы, не реформа. А то глядите-ка: Путин поставил задачу достигнуть в зарплатах среднего показателя по экономике. Ну и что? У нас его достигнуть проще простого. Уже достигли. Стали учителя лучше жить? А воспитатели? Нет. Говорят: «Работайте лучше, мы будем вам доплачивать». Да откуда? Из того же махонького фонда оплаты труда?!

В общем, я считаю, нужно добиваться достойных базовых зарплат. Ведь на­шли деньги на повышение зарплаты военным и полицейским… Зато потом и качество можно будет спрашивать строже.

Абдуллаев:

— Для профсоюза, как и для государства, сегодня очень важен вопрос достижения качества образования. Но с другой позиции. Насколько учитель готов ко всему новому? Мы много говорим о новых стандартах, современных условиях, модернизации… Но когда у нас в ряде школ учитель до обеда ведет первые классы, после обеда — третьи, а вечером проверяет тетрадки, о каких стандартах качества может идти речь? Он работает на износ!

Да, нужны новые образовательные программы, ресурсы, оснащение педагогических лабораторий, кабинетов. Но нужны и новые стипендии, и новые зарплаты.

Кроме того, мы в ближайшее время планируем начать активную борьбу с излишней отчетностью учителей. На сайте краевого профсоюза работников образования можно будет выложить реальные примеры перебора с бюрократией. Вал бумаг, который приходится обрабатывать педагогу, при всей своей масштабности зачастую малоэффективен. Учителю эти бумаги не нужны, детям — тем более, а как бывший чиновник скажу еще, что чиновникам они тоже не нужны.

Стратегия

— Какие методы работы с властью в вашем арсенале?

Ивановский:

— Если сейчас не начать активных действий, если не перестать уповать только на социальное партнерство, то очень скоро в педагогической сфере начнутся отрицательные процессы. Хотелось бы ошибиться, но боюсь, что я прав.

Вы спрашиваете, можем ли мы заставить власть нас услышать, и подбираете правильный глагол. Надо именно заставлять. Как?

Лет десять назад мне довелось общаться с профсоюзниками строительной организации одной скандинавской страны. Мы тогда бахвалились, сколько у нас здесь полномочий, а они только улыбались. Мы спросили: «Вы там у себя бастуете»? Они: «Нет». Мы: «Почему»? А они: «Если мы объявим забастовку, то сможем продержаться три месяца, выплачивая компенсации бастующим. А компании-работодатели — не больше месяца. Так что они сделают все, чтобы такой ситуации не произошло. Мы уже давно не бастуем».

Я ответил на ваш вопрос? Крепнуть надо профсоюзу. Но и церемониться подолгу не стоит. Да, сотрудничество, но давайте по-серьезному и честно. Давайте жилье, зарплату приличную, курсы повышения квалификации не за свой счет и так далее.

Абдуллаев:

— Многие проблемные ситуации сегодня возникают не потому, что власть в стране плохая, а потому, что люди изменились. Во-первых, они хотят, чтобы их слышали. Во-вторых, после постоянных призывов к открытому правительству, диалогу, публичности они хотят все это видеть.

Профсоюз — это сложившийся опыт цивилизованного оппонирования власти. Это не стихийное бедствие. Любая акция готовится серьезно и случается только тогда, когда нас не слышат в течение нескольких месяцев, а то и лет.

У профсоюза в арсенале много средств борьбы, это и крайние методы в том числе. Но мне кажется, власть учится видеть проблемы до того, как они перерастут в острую форму. Тем более от стабильности работы школы зависит многое — это нельзя переоценивать: за учителями стоят сотни детей, а за ними их родители.

Педагоги народ неконфликтный. Я сам учитель и помню, что для меня то, что Вася сегодня прогулял школу, было гораздо важнее предстоящей аттестации, нового оборудования и реформ. Поэтому, если учитель жалуется, значит, его довели до крайности. Сегодня непростая ситуация в дошкольном, в дополнительном образовании…

Мы понимаем, что такое отношение к педагогам несвойственно передовым странам. Учитель должен получать фиксированно стабильную зарплату.

Очень много, что нужно менять, над чем работать. Но я сторонник большого количества маленьких шагов. Скачкообразное движение не для меня, пользы стране оно не принесет.

Кто и как будет защищать педагогов края?

Уход Юрия Абдуллаева из органов управления образованием стал для бывших коллег большой неожиданностью. Он говорит, что к такому решению его подтолкнуло стремление что-то изменить в жизни:

— Я получил серьезный опыт работы в системе. Новая должность позволит взглянуть на все с другой стороны. Эта сторона иногда оппозиционная, но цель, по-большому счету, у всех одна — качественное образование.

Теперь место Юрия Абдуллаева занимает Ольга Бутенко, бывший председатель Поспелихинского комитета по образованию.

Юрий Геннадьевич Абдуллаев

Родился 26 декабря 1977 года.

Филолог, преподавал русский язык и литературу в средней школе № 22 г. Барнаула, был завучем, директором школы, руководителем комитета по образованию (Немецкий национальный район). С 2007 года —  в Управлении Алтайского края по образованию и делам молодежи, с 2009 по сентябрь 2012 года — замначальника управления.

Леонид Никитич Ивановский

Родился 16 ноября 1936 года. Работал учителем истории в Бобровской средней школе и Барнаульском педучилище. С 1966 по 1972 год на партийной работе, после вернулся в педучилище в качестве директора.

С 1979 по 2012 год председатель краевого профсоюза работников образования.

Профсоюз работников народного образования в Алтайском крае насчитывает около 50 000 человек.

Всего в регионе 1 727 первичных профсоюзных организаций.

Штат крайкома — 7 человек, включая председателя.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость