Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Лица

Когда я бываю на Власихинском кладбище, мне всегда приходится проходить мимо этой могилы на четверых — трех девушек и одного парня. Она большая, дорогая, всегда ухоженная и утопает в цветах, но от всей этой «красоты» только хочется отвернуться — ну не должно их там быть!

Андрей Никитин.
Андрей Никитин.
Анна Зайкова

Вчера исполнилось 10 лет с того дня, когда рейс 1047 «Москва-Сочи» авиакомпании «Сибирь» взорвали террористки-смертницы из группировки «Бригада Исламбули». На борту было 46 человек, среди них четверо барнаульцев — бортпроводники Марина Худеева, Ольга Быковская, Яна Тарсукова и Сергей Иванов.

…Я прохожу мимо и часто вижу на этом общем мемориале какого-нибудь пожилого человека. Мне ужасно жаль, я отворачиваюсь и иногда еле сдерживаюсь. Вроде бы это чужие мне люди, но мы так много в редакции «Свободного курса» писали о них, переживали, узнавали подробности…

А отворачиваться там некуда. Это не главная аллея, не специальный ряд. Но почему-то в этом уголке рядом с забором похоронили шестерых, о чьих смертях писали в наших газетах и на altapress.ru, когда я был редактором. Так что истории гибели этих людей прошли и через меня. Многие, может быть, уже и не помнят, а у меня работа такая, я помню, как пришла новость про попавшего в аварию Амана Тулеева. А потом выяснилось, что его автомобиль не пострадал, но погиб алтайский милиционер подполковник Михаил Фреев. И его могила теперь стоит рядом с мемориалом четверки бортпроводников рейса 1047. На черном обелиске молодой… да, молодой офицер милиции в форме и патрульная машина.

Барнаул простился с подполковником Михаилом Фреевым.
Анна Зайкова

И тоже жалко. Ведь так несправедливо это все — и с бортпроводниками, и с подполковником. Смерти, конечно, практически всегда тягостны. Но тут — тут совсем уж так именно что несправедливо.

А он смотрит на тебя с обелиска как-то по-доброму…

Отведешь взгляд, а там еще один милиционер, погибший в тот же 2009-й год, что и подполковник Фреев. Помните дело о жестоком расстреле патрульных Александре Нефёдкине и Виталии Домнине на улице Юрина? Мы тоже много писали о них, полтора года длилось дело… За могилой Михаила Фреева — сразу могила Виталия Домнина (Александр Нефёдкин покоится чуть дальше от этого «уголка»).

В Барнауле прощаются с погибшими милиционерами.
Олег Богданов

И тоже, такое молодое лицо на камне…

Вчера на мемориале бортпроводников после молебна собрались люди — родственники, друзья, сотрудники. Плакали, вспоминали, переживали. Представители авиакомпании рассказали, как они держат слово — помогают близким погибших. Потом все ушли…

Скоро мне тоже надо будет приехать туда, снова пройти мимо, снова посмотреть на эти шесть молодых лиц. Кто они мне? На этом кладбище столько других молодых и старых, и тоже — неизвестных, или известных, но не особо знакомых. Но почему-то именно в этом уголке мне всегда обидно за такие ужасно несправедливые смерти.

Я нашел, куда там отворачиваться. С некоторых пор рядом появилась могила Евгения Гущина. Я смотрю на его спокойное лицо, на его знакомые усы и как-то даже успокаиваюсь. Но его могила чуть в стороне, все равно приходится проходить через взгляды этих шестерых несправедливо погибших людей, о жизни которых я мало что знаю, а вот о смерти пришлось узнать.

Будет у вас возможность, помяните их.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость