Жизнь

Москва простилась с легендарным генералом КГБ, уроженцем Алтая

Столица, на которую пришлась вторая половина жизни Владимира Петровича Пирожкова, всегда знала его как сугубо служивого человека. В конце 1960-х годов Владимир Петрович был приглашен на работу в Комитет государственной безопасности СССР и 20 лет прослужил заместителем председателя самого сурового и могущественного силового ведомства.

Такого долгожителя на посту зампреда в истории КГБ больше не было. Но в душе генерал Пирожков продолжал оставаться сугубо штатским человеком — таким, каким его знали на Алтае, где прошла первая половина жизни Владимира Петровича.

«Да вы что, с ума сошли? Дайте погоду!»

Увы, тех, кто учился, работал рядом с Владимиром Пирожковым на Алтае, практически не осталось в живых.

Но нам удалось связаться с человеком, знавшим легенду КГБ, пусть не очень близко, и в Барнауле, и в Москве. Это генерал-майор в отставке, бывший председатель КГБ Таджикистана Анатолий Алексеевич Стройкин.

— Я родился, учился и работал на Алтае на транспорте (по своему базовому образованию я инженер-железнодорожник), а затем в управлении КГБ в Барнауле и Алейске до 1975 года. Потом служба бросала в Москву, Таджикистан, Афганистан, Казахстан, снова в Таджикистан и снова в Москву.

А познакомился я с Владимиром Петровичем в Барнауле в бытность его вторым секретарем крайкома КПСС. Произошло это в аэропорту, работу которого я курировал в управлении КГБ. В то время Пирожков уже был депутатом Верховного Совета и часто летал в Москву. Я и мои подчиненные провожали, встречали его в аэропорту, обеспечивая безопасность. Помню, однажды была плохая погода и Владимир Петрович не мог улететь. Он вернулся из самолета в депутатскую комнату и долго общался с нами. Я сказал, что придется, видно, заночевать в аэропорту. А он шутливо пригрозил: «Да вы что, с ума сошли? Давайте погоду!»

Это был нормальный наш, русский мужик. С ним можно было и поговорить, и пошутить, и выпить. И уйдя в КГБ СССР, он продолжал оставаться простым, доброжелательным человеком, помогал многим подчиненным.

Когда меня перевели в Москву на должность начальника отдела линейного управления КГБ, Владимир Петрович уже был заместителем председателя комитета. У нас были, если можно так выразиться, очень разные весовые категории. Но он всегда при встрече здоровался, интересовался, как идет служба. К своим землякам, и на Алтае, и в Москве, он вообще относился очень внимательно и уважительно.

Первый каратист СССР

В КГБ СССР генерал-полковник Пирожков курировал кадровую службу. Но это не означало, что он был далек от оперативной работы. Зампред КГБ много занимался обороной, международными делами, был свидетелем и участником событий, влиявших на ход истории, выезжал в места, где накалялась политическая обстановка, шли войны, — в Афганистан, Вьетнам, Лаос, в зараженный бактериологическим оружием Свердловск…

Вскоре после создания группы «Альфа» Пирожкову поручили курировать это новое секретное подразделение.

— Мы задались целью сделать из «Альфы» лучшее в мире подразделение антитеррора, — вспоминал позже Владимир Петрович, — и я искал, каким бы более подходящим для этого видом борьбы заменить самбо в подготовке членов группы.

В очерке «Рядом c Андроповым», опубликованном газетой «Труд» 16 февраля 2001 года, он впервые признался, как было найдено решение:

«В конце 70-х меня командировали на Кубу. Я много раз встречался с Фиделем Кастро. Как-то он предложил побывать в их спецбригаде, которая участвовала в боевых действиях в Анголе. Спецназовцы провели показательные выступления — боевое карате против автомата со штыком, против разных видов колющего и режущего оружия. Меня просто поразили их приемы. Вернулся в Москву, доложил об увиденном Юрию Владимировичу Андропову. Он говорит: „Я договорюсь с Фиделем, чтобы он прислал группу своих инструкторов“. Договорился. Инструкторы прилетели, за два месяца подготовили наших ребят. А мне, как руководителю, кубинцы вручили удостоверение каратиста первого дана».

Здесь же Владимир Петрович рассказал об удачно проведенной под его руководством операции группы «Альфа» в американском посольстве, куда проник советский гражданин, требовавший предоставить ему политическое убежище в США. В случае отказа этот человек угрожал пустить в ход взрывчатку, которую прятал под одеждой.

«Американцы обратились к Андропову, и тот приказал мне возглавить контртеррористическую операцию. Мы встретились с американским послом, обговорили порядок взаимодействия. Они впустили в посольство двух наших сотрудников — впервые за всю историю наших отношений. Мне по рации докладывали обстановку. Террорист уже пробрался под их технический этаж. Ситуация стала критической. Я доложил Юрию Владимировичу, что остается один выход. И отдал соответствующий приказ. Наш сотрудник выстрелом из пистолета поразил террориста. Потом председатель КГБ получил благодарственное письмо от посла США».

«Мы надеялись на земляка»

Татьяна Воронина, специалист управления Российского пенсионного фонда в Змеиногорске и Змеиногорском районе:

— Я не была лично знакома с Владимиром Петровичем, но освещала в газете две его встречи с избирателями в Змеиногорске. Он тогда уже работал в Москве, но был депутатом Верховного Совета РФ по Рубцовскому округу. Его приезд в город всегда был желанным событием. Люди знали, что приехал не просто большой московский начальник, а земляк, который знает их проблемы, сопереживает и желает помочь. На одной из встреч Владимир Петрович отчитывался о выполнении наказа по строительству средней школы в Змеиногорске. Он сам оканчивал эту школу еще в старом здании, а с его помощью построили новое.

С генералом и его женой в московский период их жизни поддерживала связь моя мама — Воронина Мария Яковлевна. Она была учительницей и вела военно-патриотическую работу с молодежью по партизанскому отряду «Славный», действовавшему в белорусских лесах в годы Великой Отечественной войны. Командиром этого отряда был наш земляк Шестаков Анатолий Петрович, родственник Пирожковых. Он был представлен к званию Героя Советского Союза, но погиб, не успев получить награду. Отряд был окружен, понес большие потери, и заслуги командира на этом фоне поблекли. Награда семье не пришла.

И вот моя мама вместе с оставшимися в живых партизанами и Владимиром Пирожковым много лет добивались восстановления доброго имени Шестакова. После смерти мамы я звонила Владимиру Петровичу по этому вопросу в 2000 году. В это время он уже не работал в КГБ, но возглавлял Совет ветеранов ФСБ России. Сказал, что, к сожалению, дело с наградой не удалось довести до конца, но подлинная история жизни и подвига Шестакова воссоздана в воспоминаниях и двух книгах. По моей просьбе эти книги Владимир Петрович впоследствии передал в наш городской музей.

Справка

Владимир Пирожков родился 28 июля 1924 года в Змеиногорске Алтайского края в семье служащих. В июне 1941 г. окончил среднюю школу, работал счетоводом Кировской МТС Змеиногорского района. В мае 1942 г. добровольцем ушел в армию. Участвовал в боях на территории Украины, Белоруссии, Польши и Германии.

После войны занимался журналистикой, был на комсомольской и партийной работе в Алтайском крае. В 1968 году решением политбюро ЦК КПСС с должности второго секретаря Алтайского крайкома КПСС направлен на работу в органы КГБ СССР. С 1970 по 1990 г. занимал пост заместителя председателя КГБ СССР.

Уйдя в отставку был председателем Совета ветеранов ФСБ России, членом Российского совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов.

Награжден 20 орденами и 52 медалями СССР, России и иностранных государств.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость