Жизнь

Мутай. История алтайского криминального короля, который запугал край в край

Это имя слышали многие жители края. Мутай был воровским авторитетом страны. Звездой преступного мира. Его карьера стала феноменальным случаем в российской криминальной среде. Друг Мутая Владимир Денисенко, ныне покойный, в свое время рассказал altapress.ru, каким был алтайский криминальный король.

Тюрьма.
Тюрьма.
Анна Зайкова.

Ребенок с решенной судьбой

Нурахман Мамыров родился в Алматы в 1949 году. Мать была скромной домохозяйкой, а вот отец сразу подал мальчику антипример — был несколько раз судим за грабежи и разбои. После смерти главы семейства мать с сыном переехали в Барнаул.

Тогда 15-летний юноша, к которому уже твердо прикрепилось прозвище Мутай, решил пойти по криминальным следам своего отца. Кстати, позже он стал ярым фанатом фильма «Крестный отец» и Дона Корлеоне.

В 1965 году в Рубцовске Мутай совершил грабеж. За это на шесть лет попал в Бийскую воспитательно-трудовую колонию для малолетних преступников. В этом учреждении отбывали наказание те, кто, несмотря на юный возраст, уже отличились тяжелыми преступлениями: разбоями, изнасилованиями, убийствами и грабежами.

Задержание преступника.
22.мвд.рф

Владимир Денисенко,
друг Мутая:

Когда я отбывал наказание в Бийской колонии, между нами сразу сложились дружеские отношения. Этот казах сразу впечатлил своим интеллектом. Был спокоен, расчетлив, не проявлял эмоции. Умел слушать собеседника, в нужные моменты делать «важный вид» и говорить, что следует. Ему удавалось завоевывать уважение именно благодаря этим качествам.

Еще был чрезвычайно одарен в математике, физике. Учителя (и на воле, и в колонии) были им очень довольны. Школу окончил с отличием. Мы даже соперничали в учебе.

Денисенко и Мамыров пользовались непререкаемым авторитетом среди «коллег» по месту наказания, решали все вопросы. В том числе с администрацией. Важно отметить, что Нурахман еще во время первого срока задался целью стать криминальным авторитетом.

В 1969 году дуэт «Денисенко-Мутай» ненадолго распался, до перевода в другое место заключения, так как сроки у обоих были большие и не могли ограничиться детским учреждением.

Преступник за решеткой.
открытые источники в интернете

Мамырова, поскольку он был на год старше напарника, первым перевели в Рубцовскую колонию усиленного режима. В 1970 к нему присоединился Денисенко. Здесь, среди бывалых, взрослых преступников, эти двое резко перестали быть «решалами». Приходилось буквально драться за уважительное отношение сокамерников.

Нередко в результате подобных боев оба попадали в БУР — барак усиленного режима. В этом месте режим самый строгий из всех, в которых может содержаться заключенный. Осужденные сидят в камере, имея возможность только на час выйти в прогулочное помещение с бетонными стенами и полом.

Свидания, телефонные звонки, пребывание на улице, посылки запрещены. Длится пребывание в БУРе от одного до шести месяцев.

Преступление.
СУ СКР по Алтайскому краю.

Путь к «короне»

В конце концов, «прижиться» у Мамырова и Денисенко все-таки получилось. Однако, когда в 1974 году пришло время выходить, первый решил продолжать криминальный путь, а второй вести обычную жизнь, стать простым работягой.

В том же году прямо в колонии Мутай убил одного из заключенных. Причем, авторитетного. Это было единственное убийство, которое Нурахман совершил собственноручно. После он только лишь отдавал приказы, и подчиненные убирали неугодных за него.

Преступник не гнушался тем, чтобы угрожать и запугивать должностных лиц прямо в процессе следствия. Из-за убийства ему увеличили срок еще на несколько лет. Так Мутай смог укрепить свою власть среди заключенных.

Кровь. Нож. Убийство
СС0

В 80-х годах «слава» Мамырова утихла. Но только в Алтайском крае. Ведь в течение следующих лет он успел побывать в тюрьмах Семипалатинска, Павлодара и других городов Казахстана. Все эти сроки вошли в «стаж», благодаря которому преступник мог претендовать на главное в криминальном мире звание — вор в законе. В 1993 году Мутай вернулся в Барнаул.

В это время в краевой столице царила криминальная война между Вячеславом Колокольниковым и Сергеем Ждановым. В результате ее первого отправили за решетку, а второго убили. Встал вопрос о назначении нового смотрящего. Мутай, как уже известная и авторитетная в криминальном мире персона, получил «мандат» на управление от влиятельной группы воров из Комсомольска-на-Амуре.

Церемония коронации во многом напоминала сцену из каноничного «Крестного отца». Обошлись, разве что, без целования рук. Примечательно, что на мероприятии присутствовал Дед Хасан, один из самых известных уголовных авторитетов в России.

Тюрьма, колючая проволока.
CC0

Вступив в новую должность, новоявленный вор в законе пригласил в гости в Алтайский край своих коллег из других регионов. Еще во всех городах и районных центрах края были назначены положенцы — люди, ответственные, например, за сбор денег в «воровской общак».

В 1995 году Мутай попросил Валерия Ашихмина, правую руку, возглавить фонд помощи осужденным на Алтае. То есть фактически легализовал часть криминальной казны. Средства, поступавшие в фонд, распределялись на воровские нужды.

Также начальники на местах должны были контролировать коммерческие предприятия, нарко-, игорный бизнес, поставки оружия, подпольные вино-водочные цеха и т.д. Кроме того, они систематически оказывали давление на администрации тюрем, чтобы ослабить режим для своих товарищей.

Тюрьма, заключение.
CC0

Бывали ситуации, когда для сохранения власти приходилось безжалостно и расчетливо убивать тех, кто на нее покушался. Но сам Мутай не пачкал руки. Это было не в чести для такой должности. Всю работу делали его «торпеды» — киллеры (некоторых после задания тоже убивали).

Известны случаи, когда одного «смельчака», барнаульского вора Игоря Пашкова забили до смерти бейсбольными битами. А другого — Бесо Чхиквишвили, искололи ножом. Причем, отобрать «престол» хотели люди и из других регионов России.

Герои на героине

Сам алтайский уголовный король проводил вне тюремных стен не так много времени. Нужно было периодически возвращаться в места заключения, чтобы поддерживать стаж. Самыми подходящими для этого были статьи за мошенничество, хищение, хранение оружия.

Пистолет. Оружие.
CC0

В «вольные» периоды Мутай жил в богато обставленной квартире на улице Германа Титова и не нуждался ни в чем. Его полностью обеспечивали «подданные». Нурахман, в свою очередь, контролировал доходы-расходы региональной воровской казны, разрешал спорные вопросы.

Статус вора в законе во многом ограничивал человека. Так, криминальному авторитету нельзя было вступать в брак, заводить детей и вообще вести обычную, мирскую жизнь. Однако личная жизнь у Мутая все-таки была.

Еще до коронации он успел привести из Казахстана в Алтайский край девушку вдвое моложе себя. После присвоения титула она жила с ним в достатке сначала в квартире, а затем в особняке за городом.

Владимир Денисенко,
друг Мутая:

Я видел ее пару раз. Молоденькая такая, симпатичная, на японочку похожа. Он тоже всегда выглядел как японский бизнесмен: в черном дорогом костюме, очках с золотой оправой, носил с собой золотой «паркер». Не знающие люди и подумать не могли, что он местный авторитет. Настолько он был вежливый, сдержанный интеллигент.

Преступление. Мужчина.
СС0

Правда, был у этой «японской» пары существенный недостаток, из-за которого на нее регулярно жаловалась приближенные к Мутаю воры, а его даже хотели лишить титула. Имя этому проступку — наркотики. Еще в подростковом возрасте Нурахман стал употреблять марихуану. Затем пристрастился к героину.

Один из его сроков был как раз за то, что у него нашли три грамма вещества. Любовница со временем тоже пристрастилась к наркотикам и вела себя под их действием очень неуважительно по отношению к приближенным своего мужчины. Например, с нецензурной бранью выгоняла их из квартиры.

А для самого вора на такой должности было непростительно употребление наркотиков. Но влияние Мутая было настолько мощным, что лишить его титула так никто и не смог.

Последний срок авторитет получил в 2010 году за подстрекательство к убийству авторитетного вора Владимира Якушина по прозвищу Узбек, совершенное в 2004 году. 52-летнего Якушина приближенные Мутая сбросили с моста через реку Алей в районе автодороги Алейск — Чарышское. Смерть наступила от удара об лед при падении.

Наркотики.
УФСБ России по Алтайскому краю

Преступление долго оставалось нераскрытым. Официальной версией был несчастный случай. Но спустя несколько лет после эпизода один из алейских криминальных авторитетов — Валерий Богановский (также известный как Соловей), будучи в тюрьме пошел на сделку с правоохранителями. И рассказал, что заказчиком убийства Якушина был Мамыров.

Во время следствия Мутай находился в изоляторе в Республике Удмуртия. В тот момент его здоровье окончательно дало сбой. Усугубились не только проблемы с печенью из-за героина, но и эпилепсия, которой мужчина страдал еще с детства.

Адвокат Нурахмана Салве Гоголадзе пытался добиться освобождения своего подопечного и утверждал, что ему нужна операция в Москве. Однако переубедить следствие не удалось. Мутай отправился в одну из колоний недалеко от поселка Хохряки в Удмуртии.

Уголовное дело. Заключение под стражу.
Pixabay.com

Умер криминальный авторитет в 2013 году в тюрьме в возрасте 64 лет от цирроза печени. Из Ижевска тело доставили в Москву, затем в Барнаул.

Похоронили Мутая на Булыгинском кладбище. На церемонии присутствовали около 500 человек. Вскоре после смерти Нурахмана Мамырова его любовница вернулась на родину, в Казахстан, и умерла от передозировки героином.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость