Жизнь

Нагорный парк. Вторая история о том, как Барнаул лишается обаяния, а жители этого не замечают

Мы продолжаем серию публикаций «Город, которого нет». Это семь историй о локациях Барнаула, которые могли быть местами притяжения, но в итоге все у них получилось не радужно. Второй рассказ — о Нагорном парке, месте, которое пережило расцвет, запустение и восстановление, но итог оказался очень спорным.

Нагорный парк. Проект «Город, которого нет»
Нагорный парк. Проект «Город, которого нет»
altapress.ru

Нагорный парк — место с богатой историей. Еще в XVIII веке на этом месте было кладбище, где похоронены многие известные жители Барнаула. Во время гражданской войны там расстреливали сторонников советской власти. А в 1930-х на горе открыли парк культуры и отдыха, который был местом притяжения вплоть до 90-х.

Дальше были годы запустения, и вот в 2016-м парк начали постепенно обновлять. Но итоговый результат, на взгляд барнаульцев, оказался неоднозначным. Один из главных спорных вопросов — этично ли восстанавливать парк на месте захоронений.

Нагорный парк.
Анна Зайкова

«Раньше все пеняли на советскую власть: вот разбили парк на кладбище. А сейчас что? Так что мы либо признаем, что парки на кладбищах — это зло, и убираем все подобные места. Либо соглашаемся, что это исторически обусловленный процесс, и никого больше не упрекаем», — высказывается по этому поводу историк и краевед Данил Дегтярев.

Он делится, что Нагорный парк ему больше нравился прежним: тихим, спокойным, даже немного диковатым. Это была более подходящая атмосфера для старого кладбища, и, по мнению Данила Дегтярева, ее стоило сохранить.

Нагорный парк в 2016 году.
Анна Зайкова
Нагорный парк в 2016 году.
Анна Зайкова
Нагорный парк в 2016 году.
Анна Зайкова
Нагорный парк в 2016 году.
Анна Зайкова
Нагорный парк в 2016 году.
Анна Зайкова

Максим Максименко, руководитель архитектурного бюро MDVA, согласен, что о прошлом Нагорного парка нужно помнить всегда. Но он предлагает другой вариант развития территории.

Команда по восстановлению парка «Изумрудный», куда входит и бюро MVDA, столкнулась с похожей проблемой. Было принято следующее решение: подняли историческую информацию и определили, где была граница кладбища. Эту зону определили для тихого отдыха, чтобы не «танцевать на костях». А уже за этой территорией разместили площадки с более активными функциями.

«В Нагорном парке можно было аналогичным образом зафиксировать мемориальную часть, а остальное пространство развивать. Тем более память места есть: горожане не забыли, как здесь посещали павильоны и катались на катамаранах. Главное — соблюдать баланс и учитывать интересы разных групп барнаульцев», — объясняет архитектор.

Барнаульская ВДНХ.
Архив Владимира Опарина
Барнаульская ВДНХ.
Архив Владимира Опарина
Барнаульская ВДНХ.
Архив Владимира Опарина

Но осуществить эти планы уже вряд ли удастся, ведь большую часть территории парка занял храм Иоанна Предтечи и сопутствующие постройки. Максим Максименко поясняет, что теперь там стало гораздо сложнее реализовать современные объекты, ведь церковь, скорее всего, будет против.

«Видимо, теперь кроме беседок и элементарного благоустройства тут не скоро что-то появится. Нагорный парк снова стал Нагорным кладбищем», — заключает архитектор.

Еще один вопрос к благоустройству территории — почему дореволюционная история парка особо подчеркнута, а советская — почти полностью уничтожена? Данил Дегтярев вспоминает, что, например, памятник Ленину не просто убрали, а сломали.

«Он, конечно, не нес художественной ценности, но его можно было переставить в другую часть парка как напоминание о том, что там была ВДНХ. Или взять то место, где был водоем. Там мог разместиться небольшой искусственный пруд, а вокруг — беседки и какие-то информационные стенды, рассказывающие о советском прошлом Нагорного», — предлагает историк.

Нагорный парк.
Анна Зайкова

Споры вызвала и лестница, ведущая туда со стороны Социалистического проспекта. Старую советскую конструкцию, которая для многих была символом Нагорного, не стали ремонтировать, а заменили на новую. Власти объяснили это так: во-первых, сооружение очень износилось, а во-вторых, необходимо было сделать склон более пологим, чтобы он не осыпался.

Активисты и архитектурное сообщество пытались повлиять на ситуацию, но так и не смогли отстоять историческую лестницу. Максим Максименко уверен, что можно было найти другое решение: если не реконструировать существующий объект, то, как минимум, повторить его силуэт и детали в новом.

Старая лестница на ВДНХ.
Архив Владимира Опарина
Новая лестница в Нагорном парке.
Анна Зайкова

Старая лестница — спроектирована известным барнаульским архитектором Виктором Казариновым. Была настоящим архитектурным произведением, частью комплекса входной группы на ВДНХ. Новая — по сути, просто инженерный объект, посредственно запроектированный и плохо реализованный, как говорит Максим Максименко.

Несмотря на противоречивые отзывы профессионалов, Нагорный парк стал популярным местом у барнаульцев. Но руководитель архитектурного бюро MDVA не считает это показателем качества проекта.

Скорее, причина в том, что в Барнауле попросту не хватает комфортных мест для прогулок и отдыха. Ведь до восстановления парка в краевой столице уже много лет не создавали никаких общественных пространств.

Нагорный парк.
Анна Зайкова

Что дальше

Это только вторая из семи историй об упущенных возможностях, и они, конечно, нагоняют тоску. Но архитектор и историк добавляют, что эти ошибки еще можно исправить, хотя бы частично. А новых потерь — не допустить.

Да, для этого понадобятся немалые средства и запрос общественности. Но, если первого пока нет, может, попробуем организовать второе?

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость