Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

А сварщиков съел медведь: алтайский вахтовик рассказал о работе на севере

Тысячи жителей Алтайского края, по неофициальной статистике, работают вахтовым методом. 29-летний барнаулец Иван, монтажник и сварщик, два года с небольшими перерывами отработал на северных стройках. О том, чем интересен и чреват такой способ заработка, он рассказал altapress.ru.

Вахта. Работа на севере.
Вахта. Работа на севере.
СС0

О том, как первый раз приехал

По рекомендации знакомого поехал работать на «Сибур». Сначала приехал в Сургут — там контора находится. Сам нашел нужный адрес. Пока ждал оформления, поселили в общаге. Там трэш: тараканы меньшее из зол, удобства на улице, душ — просто два крана с холодной и горячей водой, наливаешь в тазик, моешься.

Обязательно проходишь медкомиссию — стандартный набор: слух, зрение, давление, хирурги и прочее. Дополнительно проверяют вестибулярный аппарат, вертят на стуле. Самое сложное — получить допуск на высоту. Нужно не страдать от давления, иметь хорошее зрение, не дай бог страдать припадками, потерей сознания. Боишься ты высоты или нет, никто не проверит. Также нужно сдать техминимум, основы охраны труда, знание электробезопасности.

О заводе

— Мы строили завод для «Сибура» — крупнейшего переработчика нефти в полимерную крошку. Это предприятие будет самым большим в России и вторым в мире по объему продукции. Площадь — 4 на 4 километра. Тысячи тонн железа, металла, километры труб. Всего на стройке работали 40 тысяч человек. Объект — недалеко от Тобольска: в 18 км от города — специальная промзона. Есть свой вахтовый городок — 13 двухэтажных общежитий, построенных из сэндвич-панелей, с комнатами разных размеров. Еще есть общежития на территории действующего завода. В домах — 4-, 8-местные комнаты, есть еще больше. В комнате — двухъярусные кровати, стол, телевизор, тумбочки, наглые тараканы. Своя котельная.

Рабочий.
Eneas, is licensed under CC BY 2.0, part from original

О тех, с кем вместе работал

— Главные поставщики рабочей силы — Китай и Турция. Немцы, англичане тоже работают. Ребят из Северной Кореи знаю, из Белоруссии, Донецкой и Луганской республик. Русских мало.

Китайцы работают медленно, но начинают — и делают-делают-делают… Они везде: и полы подметают, и балки грузят, и на монтаже стоят. Они самые дисциплинированные.

Все чернорабочие из разряда «я лопата, я бросал» — в основном таджики или узбеки. Они работают долго — с 8.00 и до покоса. По 12, 14 часов. Но как работают? Начальник из поля зрения ушел — сели за трубу, сидят в телефоне ковыряются. Начальник идет — один из них по-своему крикнет, все выползают и дальше работают.

Монтажники, сварщики, прорабы — это турки. Турок не возьмет лопату.

Мы в комнате жили вчетвером — все с Алтая. Очень много ребят из Башкирии, Омской области. Вот скажут мне «езжай в любой регион России выбирать себе невесту» — я поеду в Башкирию, потому что оттуда все мужики уехали на север. С Алтая в основном все водители, дизелисты, крановщики. Большинство окончили ПТУ на сварщика или водителя.

О монотонности и бюрократии

— Больше всего выматывает монотонность. И очень много бюрократической, бумажной волокиты. Чтобы что-то сделать, надо открыть наряд, всем в нем расписаться. Бедные прорабы бегают и только успевают расписываться. Потом оказывается, что пока он бегал с бумажкой, всю необходимую технику разобрали. Болгарка сгорела — обращаешься к прорабу, он идет к начальнику, тот говорит «нет техники, работай как хочешь». И ты сам бегаешь, ищешь инструмент.

Строительство газопровода «Сила Сибири»

О режиме

— Утром встал, отстоял очередь в туалет, пошел на автобус, самый последний отходит в 7.30 утра. Но кто уезжает на нем, на завтрак уже не попадает. Обычно выезжаешь в 7.00, в 7.30 завтракаешь, снова в автобус — и едешь на рабочее место, которое от вахтового городка находится в 6 км. В обед снова едешь в столовую. Деньги за питание вычитают из зарплаты вне зависимости от того, ешь ты или нет. Так что лучше питаться. Утром дают яйца, сыр. В обед — первое, второе, компот. Витаминов не хватает, приходится покупать.

Работаем с 8 до 19. Потом разговор с домом, телевизор, в 10 отбой. И так каждый день. Выходной — полдня воскресенья после обеда. Можно залечь спать, можно в город выйти, в кино сходить.

О штрафах

— Штрафуют почти за все. Каску или робу не надел — штраф, на высоте не пристегнулся — увольнение и штраф, нет защитной жилетки — штраф, у сварщика нет рядом огнетушителя — штраф, провода на земле — штраф.

В вахтовом городке нельзя готовить. Даже чай наливаешь себе из кулера. Никаких нагревательных приборов. Если заметят кипятильник, штраф 60 тыс. рублей. В сумке конечно искать не будут. Но если застукают, то все. Курение в неположенном месте — тоже 60 тысяч.

Самый большое наказание за пьянку — увольнение и 250 тысяч. Вообще, штраф 500 тысяч, но его накладывают на юрлицо — фирму, которая наняла работника. Она вычитывает половину суммы у работника. Полно контор, которые разорились только на штрафах. Поймали, например, бригаду из 15 человек, пьяную в ноль — вот и посчитай.

О травмах и смертях

— Прошлой зимой, когда были холода, три человека умерли. Сначала парень сварщик упал с эстакады, с 26 метров. Потом замерз индус. Было минус 38, а актировки не было. Актировка — это составление акта, что техника замерзает, люди работать не могут. Индус-монтажник залез на автоподъемник, он на кнопках. У него руки замерзли до такой степени, что он не смог нажать на кнопку. Орать тоже не мог: то ли голос сорвал, то ли другое что. И замерз.

Про китайцев вообще молчу — весь травмпункт в них. На одного балка упала. Другого засыпало землей: тянули трубопровод, край осыпался, он упал, и его засыпало мокрой глиной, задохнулся.

В другой раз проверяли задвижку: дали лишнего давления, болты ослабили — и она отлетела. Упала на парня, который проходил мимо — 800 кг врезались в человека, с него даже одежда слетела.

Двух сварщиков медвед-шатун съел. Они работали в тайге, устанавливали трубу, которую нужно долго прогревать, а потом сваривать с двух сторон. Долгая работа, останавливать процесс нельзя. Они облицовку варили, другие ушли на обед. И на них наткнулся медведь.

О ценностях

— Когда приехал домой, было чувство, что из армии вернулся. Бывало и холодно, и голодно, и ветра сильные, устаешь сильно. Но и получаешь какое-то удовлетворение от того, что не зря кусок хлеба жуешь. Понимаешь всю ценность семьи и как это хорошо — быть просто дома, а не в тайге в вагончике с не очень приятно пахнущими людьми. Работа на севере учит настаивать на своем, находить подходы к людям. Не болтать лишнего.

На север за богатством

Ежегодно тысячи жителей Алтайского края уезжают работать вахтовым методом в другие регионы. В основном — на север. Сколько они получают за свой труд и с какими трудностями сталкиваются — в материале altapress.ru.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость