Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

«Найден. Жив». Как устроена работа добровольцев «Лиза Алерт» в Алтайском крае и что нужно делать для спасения людей

Ежегодно в России пропадает 120 тыс. человек, многих из них удается найти волонтерам. В редакции altapress.ru побывал Андрей Мамаев, руководитель регионального отделения поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт». Он рассказал об итогах года, о том, как добровольцы спасают людей в Алтайском крае и почему поиск пропавших помогает найти себя.

Мужчина. Зима.
Мужчина. Зима.
Анна Зайкова, altapress.ru.

Сотни спасенных жизней

— Андрей, каким 2019 год был для поисково-спасательного отряда? Отличался ли он от предыдущих лет?

— Особых отличий не было, но снова можно проследить тенденцию роста числа обращений. Больше людей узнает о нас и понимает, что мы являемся дополнительным шансом на сохранение жизни и здоровья близкого человека. Также более эффективно выстроили мы взаимодействие с силовыми структурами и другими ведомствами.

— Сколько всего поступило заявок? Сколько людей удалось найти?

— По состоянию на конец ноября в наш отряд поступило 379 заявок на поиск людей. Со статусом «Найден.Жив» — 314 человек, «Найден.Погиб» — 33, остальные не найдены. Год еще не закончен, думаю, что всего будет на 100 заявок больше, чем в прошлом.

Нужно понимать, что не всех людей нашли мы. Часть из них вышли на связь или вернулись сами, других разыскали полицейские или обычные горожане. В любом случае, главное для нас, что человек найден.

Также важно отметить, что поиск — это долгий процесс, он может начаться в 2018 году, а закончиться в 2019, поэтому статистика не показывает объективную картину.

Поиски пропавших.
«Лиза Алерт» Алтайский край.

— А если говорить о поиске пропавших детей?

— К нам поступило 116 заявок о поиске несовершеннолетних. 108 детей были найдены живыми, 8 — погибшими. Из них до 12 лет — 51 заявка, 46 найдены живыми, 5 — погибшими, подавляющая часть погибших детей утонули.

В этом году больше у нас загружено направление профилактической работы. Проводим лекции в школах и детских садах, к нам обращаются чаще, ведь о правилах поведения на улице мало кто рассказывает.

— Какие истории спасения запомнились сильнее всего?

— Для нас важно спасение каждого человека. Мы не имеем права разглашать информацию о без вести пропавших, условиях их исчезновения и нахождения, это связано с частной жизнью. Могу лишь привести пример, описав все в общих чертах.

Один из запомнившихся случаев 2019 года, когда человек с травмой головы ушел из медицинского учреждения. Это случилось практически на следующий день после операции. Голова пропавшего была перебинтована, в результате операционного вмешательства пострадали определенные участки памяти. Человек неделю бродил по городу, к счастью, его нашли.

— Есть ли определенная специфика работы в Алтайском крае, чем он отличается от других регионов?

— Что уж греха таить, во всех сибирских регионах люди покрепче в моральном и физическом плане, чем в европейской части России. С одной стороны, это хорошо, но, с другой, сибиряки не сразу обращаются за помощью, когда их близкие пропадают.

Некоторые говорят, мол, да он в лесу каждого зайца знает, выйдет сам. К сожалению, так случается не всегда. Природа не терпит беспечности.

Поисковый отряд «Лиза Алерт» Алтайского края.
Предоставлено Андреем Мамаевым.

Не работа, а полезное хобби

— Как давно вы руководите региональным отделением отряда?

— Третий год. До этого шесть месяцев ездил на поиски и в какой-то момент понял, что это можно делать лучше и эффективнее, поэтому и стал руководителем. Знаете, я люблю природу, общаюсь с адекватными и очень близкими мне по духу людьми и получаю от этого удовольствие. А при этом еще кому-то помогаю, ну просто джекпот!

Моя деятельность в отряде — это скорее полезное хобби, а работаю я исполнительным директором промышленного предприятия. Бывает, посторонние говорят, что поиски — это ерунда, нечем заняться.

Хочется спросить у них, если что-то случится с близкими, будут ли говорить также? Раз к нам обращается так много людей, то эта работа кому-то нужна, значит, мы все делаем правильно.

— Что именно делает руководитель?

— У меня немало задач: много административных функций, взаимодействие со всеми органами власти, СМИ. Также занимаюсь кадровыми вопросами. Кроме того, я — действующий координатор поисков, т. е. руководитель поисково-спасательных работ на месте.

Вообще все это лишь налагает дополнительную ответственность, не более того. И сейчас я выезжаю в качестве простого поисковика или координатора.

Андрей Мамаев.
Дмитрий Лямзин, altapress.ru

— Вы сталкиваетесь с переживаниями других людей, не каждый поиск заканчивается положительно. Как переносите волнения?

— Знаете, за годы деятельности стал иначе относиться к поиску. Для меня это сложный процесс, в котором не должно быть много эмоций, порой они будут только мешать. Хотя, конечно, радуюсь, когда все заканчивается хорошо, это ведь результат командной работы. Но опять же, если долго горевать в случае, когда человек найден мертвым, то не смогу помочь другим.

Как именно ищут людей

— Расскажите о структуре поиска, как распределяются обязанности между добровольцами?

— В процесс вовлечено много людей. Информационный координатор работает дистанционно. Он общается с родственниками и знакомыми пропавшего по телефону, выясняет все детали. Этот же человек взаимодействует с ведомствами. Если после анализа информации возникает необходимость поисков, то подключаются и другие люди.

Любой человек, который участвует в поисках — поисковик. Следующая ступень — старший поисковой группы, это опытный доброволец, который получил серьезные знания по ориентированию, радиосвязи, первой помощи, работе с навигатором и компасом. Он должен уметь управлять волонтерами и знать, как действовать в критической ситуации.

Все его решения не обсуждаются, а неукоснительно выполняются, замечания и предложения можно высказать после поисков. Ну или если кто-то считает себя профессионалом, то может стать старшим, собрать свою группу и вести ее. Такие примеры, кстати, тоже есть.

Поисковый отряд «Лиза Алерт» Алтайского края.
Предоставлено Андреем Мамаевым.

За старшим поисковой группы — координатор. Он обладает практически всеми знаниями по прикладным поисковым дисциплинам. Например, должен объяснить сотрудникам МЧС, как нужно действовать, ведь порой и они не знают, как правильно искать людей. Человеком который определяет квалификации координаторов в регионе явлюсь я.

— В чем сложности поисковых работ?

— Активный процесс поиска — это помещение себя в условия, мягко говоря, не совсем комфортные и даже опасные. Необходимо обладать знаниями и навыками, которые позволят не только работать самому, но и помочь окружающим. Мы этому учим.

Во время поисков, когда начинает накапливаться усталость, срываются все маски и человек предстает таким, какой он есть. Думаю, что люди, которые заходят в лес, более настоящие. Там не нужно быть героем, нужно быть собой. Вас будут ценить и любить за искренность.

— Как выстроены отношения с полицией и другими ведомствами?

— С течением времени и к ним, и к нам пришло понимание того, что работаем ради одной цели, поэтому проблем нет. Мы дополняем друг друга, работаем в интересах одного человека.

Иногда коробит, когда говорят, что добровольцы помогли полиции. Если я был на поиске и видел, что там 30 волонтеров и два полицейских, то кто кому помог? Хотя, конечно, бывает и наоборот.

Поиски пропавших.
«Лиза Алерт» Алтайский край.

Давайте представим, что в лесу пропал человек. Обычно сначала приезжают полицейские, проводят поиск, а потом отправляются на следующий вызов. Вскоре приезжают сотрудники МЧС и делают примерно то же самое. А мы выступаем за то, чтобы все ведомства работали одновременно вместе с нами. Тогда людей можно найти гораздо быстрее.

Роль новых технологий и соцсетей

— Как в поиске задействованы современные технологии, есть ли новые методики?

—У нас в отряде есть беспилотник, который используем для разведки местности и работе на больших открытых пространствах. Туристический навигатор, компас, карта и радиостанции — это наше все.

Нам помогают и различные операторы сотовой связи. Так, абоненты «Билайна» могут подписаться на рассылку и получать сообщения с информацией о пропавших и начале поисков.

Также выручает ресурс «МегаФон.Поиск». Эта система анализирует круг абонентов, которые могли находиться рядом с местом, где потерялся человек. После этого людям, которые могли видеть пропавшего, отправляют СМС с его приметами.

Грубо говоря, вы едете на автобусе и видите на остановке дедушку. Через несколько минут вам приходит сообщение с приметами и становится ясно, что пожилой мужчина пропал.

Карта. Поиск человека.
visualhunt.com

Кроме того, «Билайн» на базе нейросети разработал программу для обработки фотографий с беспилотных летательных аппаратов. Система анализирует местность и выявляет силуэты людей, что в разы ускоряет обработку информации. Таким образом, оперативно удалось спасти множество людей.

— А какова роль соцсетей? Часто ли помогают пользователи?

— Да, они часто приходят на помощь. Например, в нашей группе в «ВКонтакте» около 25 тыс. человек. Многие ориентировки репостят сотни людей. Хотелось бы, чтобы делали это активнее. Тогда информацию можно будет распространять оперативнее, возрастут шансы на то, что человека найдут быстро.

О деятельности в отряде и о том, как стать добровольцем

— Много ли времени уходит на работу в отряде?

— Деятельность в отряде занимает не больше, чем просмотр сериала перед телевизором. Это вопрос расстановки приоритетов. Нам не нужно, чтобы человек отдавал всего себя. Важен баланс между добровольчеством и реальной жизнью.

А то бывает, что кто-то превращается из Кларка Кента в супермена и не хочет возвращаться обратно. Это плохо, никто ведь не отменял и других дел.

Поисковый отряд «Лиза Алерт» Алтайского края.
Предоставлено Андреем Мамаевым.

— Хватает ли вам людей?

— В отряде около 80 человек. Людей хватает, но, к сожалению, к нам приходит гораздо меньше, чем хотелось бы. Многие не знают, с чего начать и стесняются, но мы рады новым лицам и все объясним.

Суть добровольчества во взаимовыручке. Когда мы приезжаем искать человека, а родственники спрашивают, почему нас так мало, то мы говорим в ответ: «А сколько раз вы участвовали в поисках?». Все ведь знают, что люди пропадают, это не проблема со стороны, о ней говорят везде.

Мы постоянно обучаемся, растет уровень профессионализма, эффективнее работаем тем составом, который у нас есть. Новых людей также активно включаем в процесс обучения.

Мы являемся, не побоюсь этого слова, флагманом в поисковом волонтерстве и стараемся держать эту марку профессионалов добровольчества, прилагаем для этого все усилия.

— Кто может стать добровольцем?

— Любой человек. Для участия в поисково-спасательных мероприятиях есть лишь два условия: вам должно быть 18 лет и вы должны быть трезвым. Все остальное не имеет значения.

Поисковый отряд «Лиза Алерт» Алтайского края.
Предоставлено Андреем Мамаевым.

— А какие именно люди вам нужны?

— Люди с желанием помогать. В отряде есть большой перечень сфер, в которых можно применить себя: картография, информационная координация поиска, группа коротких прозвонов. Можно сидеть дома, укрыться пледом, пить кофе и искать людей.

Это близко тем, кто чувствует себя в интернете, как рыба в воде. Также есть направление беспилотной авиации, кинологическое и многое другое, ждем всех желающих.

У нас человек сможет реализовать себя на 200 или на 10 процентов, кому и сколько надо. С течением времени меняется и уровень личных качеств, все полученные знания применимы в повседневной жизни. Многие становятся более уверенными в себе и открытыми, легче идут на контакт.

При этом кому-то может не нравиться его основная работа, и он получит положительные эмоции здесь.

— Как можно помочь отряду?

— Мы не являемся юридическим лицом и не имеем дел с финансами. Там, где начинаются деньги, заканчиваются добрые дела. Отряду можно помочь своим участием, оборудованием или расходными материалами, которые используют во время поисков.

Поисковый отряд «Лиза Алерт» Алтайского края.
Предоставлено Андреем Мамаевым.

— Что бы вы хотели пожелать на Новый год?

— Хотелось бы, чтобы люди меньше терялись, но это, конечно, невозможно. А мое заветное желание заключается в том, чтобы мы были менее равнодушными. Тогда начнем больше уважать друг друга, сопереживать и помогать.

Что делать, если пропал близкий человек: инструкция

1. Обзвонить друзей и знакомых пропавшего. Убедиться, что они не знают о его местонахождении.

2. Подать заявление о пропажи человека в полицию. Это можно сделать как лично, так и по телефону 112. Трех суток ждать не нужно, пойти в органы можно в любой момент.

3. Обратиться в поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт». После этого добровольцы начинают работу, координируя свои действия с другими службами.

Что известно об Андрее Мамаеве

Андрей Мамаев.
Дмитрий Лямзин, altapress.ru

Родился 20 февраля 1980 года, в 2001 году окончил Барнаульский юридический институт МВД России. До 2004 года работал в органах внутренних дел, затем в коммерческих организациях на разных должностях. Добровольческую деятельность в поисково-спасательном отряде «Лиза Алерт» начал в 2016 году. С 2017 года — руководитель регионального отделения.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость