Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Не дозанес: новое слово в отечественном законоохранении

Пару недель назад ехал утром с другом в машине, и тут эсэмэска приходит с работы: «Мэр такой-то арестован!» Ну, я звоню на работу, пытаюсь узнать, что как (после выяснилось, что это просто слух прошел, а мэр тот не арестован и совершенно честный человек. Ну, что поделаешь, работа такая, к нам много слухов приходит…). А друг, послушав мои разговоры по телефону выдает совершенно новое слово:

— Не дозанес, значит.

— Чего?

— Ну мэр этот, не дозанес.

И тут меня как обухом по голове — какое же емкое слово он придумал! Не дозанес. Это значит, что человек, которого в чем-то обвиняют, дал правоохранителям взятку, но эта взятка оказалась недостаточной, чтобы его освободить от обвинения, и поэтому он может еще занести или сесть.

Я другу говорю:

— Ну в тебе-то откуда столько скепсиса по отношению к власти, к судам и прокуратуре? — не так, конечно, говорю, но суть та же. — Тебе-то они чего сделали? Вот ведь какие мы неблагодарные граждане, априори уже всех обвиняем.

— Андрей, ты как маленький прям. Хочешь, лучше я тебе анекдот новый про гаишника расскажу?

И рассказал. Не добрый анекдот, не добрый смех. Издевательский, жестокий. Как, впрочем, и все анекдоты последних лет про гаишников. А ведь раньше, например, в конце 80-х — начале 90-х милицейские (и гаишные в т.ч.) анекдоты были мягче. Самое большое, что мог тогда себе позволить народ в своем устном юмористическом творчестве — это улыбнуться над недалекостью ума (анекдот про «нтелект») или над ленью (анекдот про выбор профессии либо военного, либо милиционера и пожарного, заканчивающийся фразой «а если и пожаров не будет, все равно работать не буду»). Впрочем, все это была очень легкая сатира.

Сегодня смеются над людьми в погонах вовсе не так. Теперешние милицейско-гаишные анекдоты словно специально написаны где-то в криминальном подполье. Зло, издевательски, даже не бичующее, а убивающее словом. Сегодня в конце такого анекдота антигероя (а это обязательно представитель власти, а не его визави) ждет наказание либо в виде жестокого оскорбления словом, либо надругательства действием.

Но я не уверен, что есть такое криминальное подполье, которое придумывает такие анекдоты. Они рождаются также спонтанно, как и вот это слово «не дозанес». И, самое ужасное, что, по видимому, рождается не на пустом месте…

Знаете, в Среднековье народное устное творчество часто высмеивало католического монаха. Но долгое время эти насмешки были не очень чтобы злобные. Так, посмеялись над чревоугодием, прошлись по поводу любовных авантюр и еще чего-то подобного. С юморком. Но все изменилось перед Реформацией. Юморок пропал. И даже ирония. Смех стал жестким, хлестким. И, к сожалению, для католиков, иерархи церкви не прислушались тогда к такому настроению общества в смеховой культуре. Они стали с этой культурой бороться, а не исправлять то, что она высмеивала. В результате, не вся Европа теперь подчиняется римскому папе.

А сейчас попробуйте вспомнить хотя бы один последний анекдот про власть, про представителей закона, олицетворяющих эту власть. И попробуйте понять, ЧТО тут высмеивается. И ведь это будет не просто сотрудник ГАИ. Это будет, если вдуматься, ВСЯ СИСТЕМА.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость