Жизнь

Норвегии русский солдат. В далекой стране снят документальный фильм о ветеране Великой Отечественной войны, жившем в Барнауле

В редакцию «СК» пришло письмо: сын норвежского фермера просил разыскать в Барнауле ветерана Великой Отечественной войны Дмитрия Черкасова или его родственников. Оддбьорн Варас никогда не видел Дмитрия Черкасова, потому что родился задолго после окончания Второй мировой войны. Зато нашего земляка с теплотой и уважением вспоминали члены норвежского сопротивления, с ними был связан и отец Оддбьорна Андре Варас. В 1944—1945 годах норвежцы укрывали Дмитрия Черкасова после побега из фашистского плена.

Везение лейтенанта Черкасова

Дмитрий Черкасов приехал в Барнаул только в 1951 году. Как рассказала его дочь Надежда Черкасова, тогда Дмитрий Михайлович работал монтажником на строительстве ТЭЦ-2, а в 1962 году перешел работать на шинный завод. В его семье уже было трое детей. Но этой мирной рабочей жизни предшествовали годы мытарств по лагерям для военнопленных, побег из плена, потеря товарищей, долгие проверки на благонадежность в органах госбезопасности.

На фронт Дмитрий Черкасов был призван из Сухумского пехотного училища. На седьмой месяц Великой Отечественной войны очередной рапорт лейтенанта с требованием отправить на передовую наконец-то приняли. Свое боевое крещение он получил в боях за Феодосию — первый раз был ранен. После госпиталя уже старший лейтенант Черкасов стал заместителем командира стрелкового батальона, который защищал Севастополь. В июле 1942 года он снова был тяжело ранен и без сознания взят в плен. В дни скитаний Дмитрию везло много раз. И, возможно, на этом поле брани ему повезло впервые: его взяли в плен как простого солдата, медсестра успела поменять его офицерскую гимнастерку на солдатскую.

Долгий путь из плена

Фашисты переводили его из лагеря в лагерь до тех пор, пока в 1943-м он не оказался в лагере для военнопленных на норвежском острове Аукра. Осенью 1944 года Дмитрия вместе с другими военнопленными переправили на материк, в местечко Хен. В это же время в лагере появились офицеры Русской освободительной армии генерала Власова. Они агитировали пленных советских солдат и офицеров сотрудничать с оккупантами. Дмитрий и несколько товарищей по несчастью говорили другим военнопленным, что Германия войну проиграет, пытались устраивать саботаж. Одного из агитаторов они открыто назвали предателем, за что в начале декабря 1944-го их посадили в карцер. От пленного Ильи Макаренко (Мандельбаума), работавшего на кухне, они узнали, что их расстреляют после Рождества. Они решили бежать. Для отвода глаз полицаев тюремный доктор устроил рождественскую елку для заключенных. Узники в карцере кинули жребий, кому идти первым. Дмитрию Черкасову снова повезло — короткая щепка досталась ему. Он перерезал колючую проволоку и вышел к реке. Там он прождал товарищей около часа, но к нему так никто и не вышел. Тогда Черкасов решил идти в горы один.

Позже он узнает, что трое его товарищей погибли. Они не смогли последовать сразу же за Дмитрием, так как в это время на территории лагеря начался обход конвоя. Илья Макаренко наткнулся на засаду в деревне, был пойман и избит до смерти. Михаил Маслов и Борис Шестаков также были схвачены и расстреляны. После войны Дмитрий разыщет родственников Ильи в Ленинграде и Михаила в Курской области и расскажет им, что случилось с их близкими. А пока ему самому нужно было спасать свою жизнь.

24 декабря он добрался до окраины деревни в Хене, Исфьорден. В самом крайнем доме горел свет — за рождественской трапезой сидела семья Андре Вараса — мать, ее дочери и сыновья. Одна из женщин вышла из дома, чтобы проверить скотину в сарае. Беглец обратился к ней по-немецки: «Пожалуйста, помогите!» Его накормили, дали одежду, и Андре отвел Дмитрия на сеновал, который находился недалеко от деревни. Для крестьян это было очень опасно: беглого офицера повсюду с овчарками искало гестапо, помощь бежавшим из лагеря каралась смертью. В сарае Дмитрий провел несколько дней. Его могли обнаружить фашисты, но ему снова повезло. Спас… снег: его выпало столько, что собаки не учуяли след беглеца.

Норвежское сопротивление

Спустя несколько дней после побега Дмитрий встретился с членами организации «Борцы сопротивления» города Андалснеса. Ему устроили проверку: руководитель «Борцов» Арне Рандрес Хеен несколько раз спросил, не хочет ли беглец вернуться в лагерь. Благодаря якобы имеющимся у Арне связям в гестапо Дмитрию сохранят жизнь. Старший лейтенант ответил, что путь у него только один — через шведскую границу на родину.

«Борцы» вывели Дмитрия из деревни в горы. Для него там уже был построен шалаш, приготовлен запас еды, свечи, спички и русско-норвежский словарь. В этом шалаше, заваленном снегом, Дмитрий провел 27 дней, потом его откопали Арне Рандерс Хеен, его соратники Хенри Берг, Ингваль Молдсвор и старший лейтенант норвежской армии Ивар Сатер. Они переправили его еще дальше в горы, где в домике то ли охотников, то ли альпинистов он прожил до марта 1945-го.

Затем члены организации перевели его в дом братьев Артура и Сигурда Лангдаллов в селении Валдалл. В этом доме жили еще пятеро беглых советских военнопленных. Они принимали участие в работе сопротивления. В послевоенных воспоминаниях Дмитрия Черкасова сказано о том, что беглецы были вооружены автоматами. Сам Дмитрий участвовал в операции по переброске радиостанции из одного города в другой. Недавние узники рвались вступить в действующий в Норвегии партизанский отряд из беглых советских военнопленных, но офицеры норвежской армии сказали, что для этого нужно ждать приказа из Лондона. За русскими должен был прийти катер, но гитлеровцы стали тщательно обыскивать все суда на выходе из залива.

После капитуляции фашистской Германии в мае 1945-го военнопленные в Андалснесе устроили демонстрацию. Дмитрий Черкасов обратился к норвежским властям с просьбой произвести экспертизу и перезахоронение останков умерших и расстрелянных военнопленных. Власти дали согласие. Фотографии обезображенных тел Дмитрий передал офицерам госбезопасности после того, как вместе с советскими войсками, освободившими север Норвегии, вернулся в СССР.

После войны

Известно, что Дмитрий Черкасов, Андре Варас, Арне Рандрес Хеен и другие участники сопротивления после окончания войны поддерживали связь. Но эта связь была налажена только спустя двадцать лет после салюта Победы.

Как вспоминает Надежда Дмитриевна, отца долго проверяли чекисты. Он прошел все проверки, но многие из тех, кто разделил его участь в Норвегии, прямиком отправились в советские лагеря и тюрьмы. Отцу вернули звание и направили на восточный фронт, где продолжалась война с Японией. Однако участвовать в этой кампании ему не пришлось — война закончилась. Позже отец даже был награжден орденом Отечественной войны второй степени. Дмитрий осел в городе Черемховске Иркутской области, где познакомился с будущей женой Марией. В 1946 году он демобилизовался и вернулся на родину родителей — в город Калинин, а уже оттуда переехал в Барнаул.

Попытки наладить контакт с норвежскими коллегами долгое время были под запретом. «Помог» товарищ Хрущев — в 1964 году он посетил с визитом Норвегию, Данию и Швецию. Визит подробно освещали советские центральные газеты, поэтому Дмитрий Черкасов решил написать в редакцию газеты «Правда». Эта информация дошла до норвежских друзей.

В 1965—1966 годах Дмитрий отправлял им письма из Барнаула, а в 1967 году получил приглашение приехать в Норвегию. Вместе с женой и норвежскими соратниками он посетил места своих временных убежищ в лесу и горах, постарался встретиться со всеми друзьями и знакомыми. Дмитрий Черкасов искренне считал Норвегию своей второй родиной, а семью Андре Вараса — своей второй семьей. В 1969 году в Барнаул приехали Арне Рандрес Хеен и его жена Бодиль. Для Андре Вараса, к тому времени отца семерых детей, поездка в Сибирь оказалась финансово невозможной.

После войны Дмитрий Черкасов поддерживал связь и с одним из советских солдат, которые укрывались в доме братьев Лангдаллов. Петр Богатов жил в Ташкенте, и в 1969 году бывший руководитель «Борцов сопротивления» и Дмитрий Черкасов заехали к нему. В Барнауле Дмитрий общался также и с писателем Николаем Дворцовым, который тоже был норвежским узником. О своем пребывании в лагере в местечке Лаксевог Николай Дворцов в 1961 году написал в книге «Море бьется о скалы», которая была издана массовым тиражом и переиздавалась несколько раз. На Алтае Николай Дворцов жил с 1947 года, в течение нескольких лет возглавлял краевую писательскую организацию.

«Прощание Дмитрия»

Дмитрий Черкасов умер в 1978 году. Постепенно уходили из жизни и участники сопротивления. Андре Варас умер в 1999 году. Ниточка, соединявшая Барнаул и Хен, становилась все тоньше и могла исчезнуть совсем, если бы норвежский режиссер Ларс Кристиан Сингельстад не снял о событиях тех дней документальный фильм. Его название на языке оригинала — «Dimitrijs spor», в приблизительном переводе с норвежского — «Прощание Дмитрия». По словам господина Сингельстада, фильм построен на интервью членов организации «Борцов сопротивления». Отдельные его сцены были воссозданы с помощью актеров. Роль Дмитрия в нем сыграл актер Даг Кааре Мьелва. Действие фильма начинается с побега Дмитрия и его товарищей из лагеря и заканчивается днем капитуляции фашистской Германии. Фильм будет показан в кинотеатрах Норвегии и, возможно, на крупнейшем телеканале NRK — переговоры об этом сейчас ведутся.

Об этом фильме узнал Оддбьорн Варас, разыскал в Интернете электронный адрес редакции «Свободного курса» и написал: «Я был бы очень рад, если родственники Дмитрия ответят мне. Передайте им, что в Норвегии их отца помнят. Наша семья считает его родным человеком».

Справка «СК»

В 1939 году Норвегия объявила о своем нейтралитете во Второй мировой войне. Несмотря на это, 9 апреля 1940 года фашистские войска вторглись на территорию Норвегии и оккупировали ее. Норвежский король и правительство спустя два месяца были эвакуированы в Англию. В стране активизировалась деятельность сил сопротивления.

Первые советские военнопленные были привезены в Норвегию в августе 1941 года. Фашисты создали по всей стране около 400 лагерей, в которых находились около ста тысяч советских военнопленных, в том числе 7000 мирных жителей, угнанных на принудительные работы, включая женщин и детей. Наихудшие условия были в лагерях на севере Норвегии, их узникам приходилось работать на строительстве береговых укреплений.

14000 военнопленных погибли и были захоронены в братских могилах, которые расположены по всей Норвегии. Более 3000 человек погибли на двух потопленных транспортных судах. Пароход «Palatia» перевозил 970 человек и был потоплен английской торпедой в октябре 1942-го. Судно «Rigel» затонуло, попав под бомбы английской авиации, в ноябре 1944-го. На борту было более двух тысяч военнопленных. 2000 человек удалось бежать из Норвегии в Швецию. Некоторые после окончания войны остались жить в Норвегии. Тех, кто захотел вернуться в СССР, на родине ждал весьма холодный прием.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость