Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
1663

Олег Кашин написал книгу «Роисся вперде»

7 декабря Олег Кашин, журналист издания «Коммерсантъ», сообщил в жж о том, что выходит его книга. Книга называется «Роисся вперде». Ее особенность в том, что герои и названия взяты из реальной жизни. Например, okolonolya. Кашин пишет в своей книге: «Рассказывая об этом человеке, я испытываю некоторую неловкость. Всегда неловко рассказывать что-то, о чем все подумают, что так не бывает. В принципе я мог бы и избежать этой неловкости, называя своего героя по имени и фамилии, но, во-первых, он уже судился с журналистами и блогерами, раскрывавшими его инкогнито, а во-вторых — даже друзья привыкли называть его ЖЖ-шным ником, а ник у него — okolonolya, поэтому можете не верить, но что поделаешь, я уже даже привык.»

В он-лайн обсуждении на портале snob.ru Кашин рассказал о новой книге.

Олег Кашин,
журналист:

Наверное, здесь самое время и место сказать, что это всего лишь ремейк старинного (сорок какой-то год) фантастического романа автора «Старика Хоттабыча» Лазаря Лагина «Патент АВ». У Лагина была история о докторе из латиноамериканской страны, изобретшем удивительный эликсир роста, который в конце концов достался Пентагону, а саму латиноамериканскую страну довел до пролетарской революции. Я решил поиграть с этим сюжетом, перенес его к нам в Россию и уже после этого обнаружил, что если эликсир и выросший цирковой лилипут на наши реалии переносятся легко, то ни Пентагона, ни пролетарской революции не получается никак — сюжет сам уводит в сторону пустоты и бессмысленности, из которых, по-хорошему, состоит вся российская государственная реальность, включая и модернизацию, о которой — по крайней мере, формально, — и идет речь в этой истории. А Селигер — а вот и не Селигер, пансионат тоже реальный, газпромовский, я там был, но все совпадения все равно случайны.

Фрагмент из книги:

…В столовую входили люди — человек, может быть, сто, мужчины и женщины. Возраст, как прикинул Околоноля, разный, от тридцати до пятидесяти. Одеты они были тоже по-разному, но нормально, у нас все плюс-минус так одеваются. И потом Околоноля вспоминал, что, увлекшись рассматриванием лиц и костюмов, он не сразу заметил, что люди входят в столовую строем, парами, держась за руки — мужчина и женщина, мужчина и женщина, — и это странно само по себе, но выражения их лиц настолько спокойны и безмятежны, что этих людей, очевидно, совсем не смущает, что они идут обедать так, как если бы это был детский сад, а они были бы маленькими детьми.

Странные люди расселись по столам, прозвенел звонок, и три толстые женщины в белых халатах начали бегать по залу, расставляя на столах большие алюминиевые кастрюли, на которых красной краской было написано «Блюдо № 1». Околоноля заметил, что за каждым столом есть мужчина или женщина с красной повязкой на рукаве — очевидно, дежурный, и все, кто сидит за столом, протягивают этому дежурному свои тарелки, а он большим половником наливает каждому суп. А сам процесс разливания супа выглядел тоже очень странно — то ли всерьез опасаясь, что не достанется, то ли просто, чтобы повеселиться, люди за столами, хохоча и что-то выкрикивая, толкались локтями, дергали друг друга (чаще всего — мужчины женщин) за волосы, кто-то плакал, — и Околоноля подумал, что это, наверное, пациенты сумасшедшего дома.

— Ну, ты видишь — обычные люди из регионов, — положил ему руку на плечо начальник. — Я сначала тоже привыкнуть не мог, но потом ничего, даже подружился с ними. Они очень хорошие, правда. Ты же и сам знаешь — модернизационное большинство. А что характером как дети — так от тебя и зависит, чтобы они быстрее повзрослели.

Околоноля молчал, начальник тоже молчал, вглядываясь в лицо будущего лектора, будто сомневаясь — выдержит ли, потом взял Околоноля за руку: ладно, мол, сегодня отдыхай, работать будем завтра. Пришла какая-то женщина, повела Околоноля в четырнадцатый корпус — двухэтажный домик, на втором этаже которого для Околоноля уже был готов двухкомнатный номер. Он принял душ — на полотенце было написано «Мечты сбываются» и логотип госкорпорации, — забрался под одеяло и заснул. Снились, конечно, кошмары.

А начальник в ту ночь долго не мог заснуть. Налил себе вискаря, вышел из номера — двенадцатый корпус, напротив четырнадцатого, — сел на скамейку, выпил. Самое мерзкое было, что никакой особенной нужды в этом модернизационном большинстве сейчас не было, да что сейчас — и в седьмом году без него ведь тоже прекрасно обошлись, и Лужники нашлось кем заполнить, и при необходимости даже Тверскую заполнили бы всю, от Манежной до Белорусского вокзала. Такое ощущение, что там — начальник даже показал себе жестом, вон там — просто решили поиграть с этим идиотским изобретением, им, блядь, интересно, что получится, если вколоть вот это говно детям. Лучше бы иностранцам каким-нибудь бездетным их отдали, в самом-то деле — а сейчас все равно ничем хорошим это уже не закончится. Начальник злился, потом сходил за вискарем еще, потом посмотрел в небо, достал телефон и набрал дежурную по женскому корпусу.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Расскажи новость