Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Жизнь

«Они отгрызают себе лапы». Почему в Барнауле приюты отпускают собак, а закон о домашних животных требует доработки

Примерно с месяц назад в редакцию altapress.ru обратился барнаулец Сергей Хлыпов с коротким как выстрел сообщением — «Ласка выкинула собак». Мы не поверили. Этого просто не может быть. Ведь приют «Ласка» давно известен всем барнаульцам, как единственное место, где собирают бездомных четвероногих. Решили разобраться и выяснили, почему приюты действительно отпускают хвостатых и почему выходит так, что другу человека лучше на воле, чем под присмотром.

В Приюте "Ласка".
В Приюте "Ласка".
Артем Гуднев.

«Сердце разорвется на них смотреть»

Для начала решили присмотреться к Хлыпову — что за человек. Обратиться в редакцию Сергея заставил случай. Он работает в компании, которая вывозит отходы на полигон, поэтому имеет доступ к просроченным продуктам. Их и решил принести четвероногим. «Остановился возле загона, где с собаками гуляют волонтеры. Спросил: „Куда нести?“ — рассказывает Сергей.

Собаки в приюте „Ласка“.
22.mchs.gov.ru

Один из волонтеров попросила вывозить эти продукты в овраг за полигоном: „Там приют оставил собак“. Хлыпов не поверил своим ушам. Позже ему показали дорогу: вот собаки на поле греются на солнышке. Вот на дне оврага будка, которую волонтеры спустили вниз. „Говорят, спали собаки зимой друг на дружке: холодно, — рассказывает Хлыпов, — а весной будку прикрыли ветками — спрятали от бомжей“.

Он договорился с женщиной-волонтером приезжать кормить собак: день — она, день — он. Приезжают либо рано утром, либо вечером. Днем бывшие обитатели приюта лежат в полях, подальше от кустов с комарами. Их штук 6−7, очень худые и совершенно дикие, подходят максимум на 10 метров — не ближе. В этом мы сами убедились.

„Еще бы! Их с приюта взяли, привезли, выбросили. Они не видели никого, — вздыхает Хлыпов. — там, волонтерши говорят, и Сэм бегает, который в капкан попадал. На его лечение еще деньги зимой собирали“.

Больше Сергей в приют не приезжал. „Хотите разобраться? — спрашивает он. — Там, говорят, начальница у них такая… Беспредельщица. Ей все по барабану. А вообще хочется приехать и в глаза посмотреть тому, кто машину у них водит и собак отпускает“.

Раньше отношение к животным было другое, вспоминает Хлыпов. Не было никаких приютов. „Да, отлавливали — собачатники их петлей ловили, говорили, мыло варят. Я на Южном жил. Как только они приезжали, сразу об этом знали пацаны — всех собак прятали“, — делится он советскими воспоминаниями.

В Приюте „Ласка“.
Артем Гуднев.

На вопрос „Лучше в поле без еды или пойти на мыло?“ решительно отвечает: „В приюте лучше. В приюте им хоть что-то достанется, чем так. Вот зима придет, что с ними будет? На полигон пойдут. Бомжи вернутся после карантина и съедят их“.

„Для решения проблемы нужно увеличить площадь приюта, — считает Сергей. — Лай, писк, вой — 600 собак и никакой квадратуры. Выйдете в поле, постройте вольеры. А мы будем ездить и кормить, пока они бегают. Иногда думаю, зачем поехал? Голова б не болела. Одна волонтерша тогда сказала: „Я не поеду, у меня сердце разорвется на них смотреть“. Это и подтолкнуло: если так, значит надо помочь“.

Законный выпуск

Маленькое юридическое отступление. Работу приютов для животных регулирует федеральный закон от 27.12.18 № 498-ФЗ „Об ответственном обращении с животными“, а точнее три его статьи: 16, 17 и 18-я.

В статье 16 пункте 4 сказано: „Содержать поступивших в приюты для животных животных без владельцев и животных, от права собственности на которых владельцы отказались, до наступления естественной смерти таких животных либо возврата таких животных на прежние места их обитания или передачи таких животных новым владельцам“. Жутко не по-русски, но суть более-менее понятна.

В Приюте „Ласка“.
Артем Гуднев.

Также закон описывает процедуру, по которой животные попадают в приют: их отлавливают и оставляют на 10-дневный карантин. Предварительно пса осматривает, чипирует, вакцинирует и стерилизует ветеринар. Эвтаназия запрещена.

Получается, у собаки, которую нашли без ошейника или чипа, есть чуть больше недели, прежде чем к ней присмотрится новый хозяин. Если этого не случится, приют имеет полное право отвезти ее на то же место, откуда взял. И, конечно, отслеживание дальнейшей судьбы четвероногого на воле в его обязанности не входит.

„Их никто не возьмет, они страдают“

Отправляемся в приют к „беспредельщице“. Оказалось — ерунда! С Софьей Куликовой удалось нормально пообщаться. В „Ласке“ объяснили, что ни перенаселенность, ни потребность в экономии не заставят их просто так отпустить собак. Только гуманность. Приют отпускает только не социализированных, диких собак, которые боятся людей.

Крестник — первый пес в новом здании приюта „Ласка“.
Артем Гуднев.

Софья Куликова,
заведующая приютом „Ласка“:

Ни этот мужчина, ни эти волонтеры, никто другой при всем желании не возьмут их в руки, не поймают. Они к ним не подойдут. Они для них просто источник пищи, причем, я больше чем уверена, что подходят они к пище только после того, как этот мужчина уйдет на безопасное расстояние. Держать их в приюте, все равно, что в тюрьме — психику травмировать. Жить собаке в маленьком вольере, при условии, что ее никто никогда не выведет погулять — потому что она в руки не дается. Она будет каждый раз испытывать стресс, когда подходит дежурный, — трястись, забиваться в угол, мочиться и так далее из-за того, что она выросла, не зная руки человека. Поэтому так важно проявлять внимание к щенку — иначе он никогда не доверится людям».

При этом, как утверждает Куликова, у них есть контактные собаки, которые живут в «Ласке» с самого открытия. «Они могут жить у нас, их мы никуда не отпустим. А кто-то не может. Поэтому федеральный закон таков, а не потому что приютов не хватает на всех», — поясняет Куликова.

«У нас нет возможности их приручить»

Этолог Ольга Жукова изучает инстинкты и поведение животных. Она подтвердила слова заведующей приюта: «Имеет смысл отпускать собак неагрессивных, парий (дворняжек) не в первом поколении. Если природа — это их родной дом, человек для них — угроза. И при этом они не являются агрессорами. Конечно, такие собаки после стерилизации должны быть отпущены на волю и доживать срок, какой им остался».

«Ласка».

Насколько это правильно, даже специалисту сложно оценить. С одной стороны, рассуждает Жукова, любая бродячая собака должна быть изъята из природы, но у нас нет возможности их пожизненно содержать. С другой, есть страны, где собаки живут на улице постоянно и это не вызывает особых проблем, хотя жизнь таких животных не сахар.

«Если бы у наших приютов была возможность создать им условия полувольного содержания на небольшой, но ограниченной территории, чтобы им давали лекарство с кормом, чтобы их подкармливали, лечили — как в заповеднике, тогда собаки были бы счастливы, жили сытно и, вроде как, на воле. Но я даже не представляю себе, чтобы такое когда-то было создано», — говорит этолог.

В заточении у несоциализированных собак все то же самое, что с животными в зоопарке. У них развивается стереотипия: они ходят вдоль клетки туда-сюда или маниакально лижут, грызут постилку, расчесывают себя до крови. Псы пытаются обогатить среду: роют, грызут. Они не понимают пищалок, которые создал человек, и могут воспринимать как игрушку камень или палку.

Недостаток или переизбыток общения с сородичами также приносит стресс. Животные в клетках не могут создать стаю, не могут нормально общаться, только терпят друг друга. Есть момент информационного и физического голода — любой собаке так же важно часто гулять, как есть или пить. Поэтому специалисты рекомендуют иногда выгуливать даже цепных псов.

15-ление барнаульского приюта «Ласка».
Оксана Килина.

А дальше все зависит от нервной системы — холеричные и меланхоличные собаки могут проявлять агрессию, чтобы получать новую информацию, эмоции создают подобие жизни. Либо они могут начать сгрызать себе лапу, хвост. Как и люди, которые начинают на себе рвать волосы, грызть ногти. Это просто возможность справиться со стрессом.

Ольга Жукова,
специалист по коррекции поведения собак:

Потребуется очень много сил и времени, а также специалист, который может дать рекомендации хозяину, следить за тем, как идет лечение. Нет универсальных методов, все собаки уникальны. Наверняка понадобится медикаментозная коррекция, диета — недостаток микроэлементов может влиять на поведение животного. Собака должна быть физически здорова. Есть успешные примеры, когда такие псы становятся компаньонами — но они могут бояться находиться на улице. Или могут любить только одного члена семьи. Или только семью. Практически из любой собаки можно воспитать «удобное» животное, но нужно очень много времени, сил и профессиональный подход. Сделать такое в приюте практически невозможно.

Опасны ли они?

«Из „Ласки“ не выпускают животных без тестирования: если они проявляют хоть какую-нибудь агрессию, то остаются. Те, кто на воле, будут либо скрываться, либо не дадут подойти к себе метров на 10», — говорит Жукова.

Приют «Ласка».
priutlaska в Instagram.

Они сбиваются в стаи — такова природа собаки. Но обычно животные собираются в группы по 3−5 особей — чем их больше, тем сложнее прокормиться.

«Могут полаять — это их работа. Не нападать молча, а сначала облаять — таких человек в древности набирал животных, легковозбудимых, — объясняет Жукова. — Как и любые хищники, они не умеют убивать. Тигрят учит тигрица, а собаку — человек. Она кусает просто потому, что в детстве научили решать проблемы зубами. Как драчливые дети, вырастают в драчливых школьников, а потом — в драчливых мужиков».

И важно понять, что такие собаки очень боятся человека. Так же как люди опасаются идти в лес, страшась встретить волка или лису. При этом помните, что загнанный в угол пес непременно нападет — пусть даже он и в ужасе.

«Ласка» собирает средства на вольеры для инфицированных собак.
Приют «Ласка».

Собаки, как любые дикие животные, либо приспосабливаются, либо умирают. «Это не хорошо и не плохо — просто жизнь. Приют делает для собак все что нужно, но таким животным лучше на воле. Не всем людям это нравится, но не бывает городов без животных: птиц, грызунов, насекомых, кошек. Делать вид, что мешает нам жить только собака, смешно», — заключает специалист.

Маловато будет?

Но помимо диких и несоциализированных собак по улицам бродят и вполне дружелюбные барбосы. И не всех приюты смогут поймать, чипировать, стерилизовать. Значит, на улице будет появляться все больше собак, не знающих руки человека.

По данным регионального управления по ветеринарии, в крае официально зарегистрировано всего лишь 5 приютов для животных. По одному в Барнауле, Рубцовске, Бийске, Славгороде и Заринске. Есть и незарегистрированные приюты и пункты передержек, которые живут только благодаря усилиям волонтеров и пожертвованиям. Но работу таких организаций власти не контролируют.

Учащиеся гимназии № 22 посетили приют «Ласка»
Елена Циммерман

Правда, и зарегистрированным приютам живется не так уж и сладко. К примеру, «Ласке» стали доплачивать за стерилизацию собакам — 1100 рублей на одну особь (в среднем за такую операцию отдают 3000 рублей), на вакцинацию чуть больше 300 рублей и совсем крохи на десятидневное содержание. А некоторые животные годами живут на пожертвования в приюте, который благодарен, что власть оказывает и такую поддержку.

Софья Куликова,
заведующая приютом «Ласка»:

Муниципалитет не может полностью оплачивать содержание собаки — и это можно понять, бюджет не может себе такого позволить. Даже за границей все муниципальные приюты — кратковременного содержания. А вот общественные, которые существуют за счет пожертвований и фондов, — вечного содержания. Они никого не усыпляют, никого никуда не отпускают. Объективно никакой бюджет не сможет вечно содержать собак, это только добрые люди, которые имеют возможность помогать и поддерживать.

В апреле 2019 года в СМИ мелькнула новость: «В АКЗС предложили создать восемь крупных питомников в крае». По числу приютов, можно предположить, что идея возникла в угаре только что принятого федерального закона «Об ответственном обращении с животными», но она так и осталась не воплощенной.

Крестник — первый пес в новом здании приюта «Ласка».
Артем Гуднев.

К тому же и восемь питомников на край — маловато. Слишком большие расстояния. «Фактически закон описал, что в каждом населенном поселке должен быть свой приют. Понятно, что никакая деревня финансово никогда не потянет открытие приюта, — рассуждает Куликова. — Там и бюджет не позволит, и люди спонсоры-волонтеры не осилят. Поэтому решение может быть такое — несколько деревень-поселков создают совместный приют. Конечно, их должно быть больше, чем восемь. Рано или поздно мы все равно придем к этому».

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость