Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

«У меня демократический стиль». Андрей Подолян рассказал, что намерен делать на посту главного алтайского полицейского

2 ноября начальник ГУ МВД по Алтайскому краю Андрей Подолян впервые встретился с представителями алтайских СМИ. Выпускник АлтГУ, уроженец Рубцовска из семьи милиционера, работал в Перми и Волгограде — это все, что было известно про него широкой публике. Генерал-майор откровенно поговорил с алтайскими журналистами и рассказал о том, как отнесся к своему назначению, какой он руководитель и какие проблемы намерен решать.

Андрей Подолян.
Андрей Подолян.
Анна Зайкова

О возвращении на родину

— Я родился здесь, и поэтому у меня, конечно, есть ощущения, что я вернулся на родину. Это сложно объяснить, но мне кажется, здесь даже воздух другой. Сейчас ноябрь, и я вижу, что уже наступает зима. В Волгограде, где я работал 3,5 года, такого не было. Здесь я понял, что соскучился по зиме.

Если говорить о работе, то нахождение на родной земле мне помогает в плане душевного спокойствия. Но в плане ответственности могу сказать, что гораздо проще приезжать в чужой регион, где тебя никто не знает, и начинать работать там. Потому что здесь чувство ответственности повышается многократно. У меня тут остались и сослуживцы, и друзья, и знакомые. Это ко многому обязывает.

О назначении в Алтайский край

— Во-первых, это была неожиданность. Я состоял в федеральном кадровом резерве и понимал, что рано или поздно меня куда-то переведут, если моя работа будет устраивать руководство. Но все равно я не ожидал, что попаду именно сюда.

Конечно, я обрадовался. Любой офицер, когда его назначают на вышестоящую должность, получает удовлетворение, ведь это оценка его работы. А тому, что вернулся в родной регион — скорее да, я рад.

О стиле работы

— Одной из форм контроля работы полиции являются внезапные проверки, в том числе «под прикрытием» — как это делал мой предшественник Олег Торубаров и другие коллеги. Это неплохой способ, но я пошел по другому пути. Мне интересен настрой в коллективе, поэтому я тесно общаюсь с личным составом. Мне интересно мнение руководителей, в том числе среднего звена. Сейчас у меня складывается нормальная объемная картина, которая поможет мне где-то подправить ситуацию, если это необходимо.

Сложно говорить о том, какой я руководитель — я думаю, мне должны давать оценку сотрудники. Мы обязательно проведем анонимное анкетирование по этому поводу где-то через год моей работы. Но меня оценивали в Волгограде — большинство сотрудников считают, что у меня демократический стиль управления. И мне кажется, это неплохо.

Андрей Подолян.
Анна Зайкова

О сообщениях в социальных сетях

— Мой день начинается с того, что пресс-служба предоставляет мне подборку информационных материалов из СМИ и социальных сетей. Я и сам, бывает, мониторю, но времени на это немного. Что-то ставлю на контроль, о чем-то прошу мне доложить. В целом могу сказать, что активность очевидцев больше помогает нашей работе, чем мешает.

О преступлениях в Алтайском крае

— У каждого региона в этом смысле есть определенная специфика — это зависит от территориального положения, экономического благополучия и так далее. Не скрою — я дистанционно изучал обстановку в крае перед приездом, и сейчас продолжаю это делать. Могу сказать, что каких-то серьезных отличий по уровню преступности в сравнении с теми регионами, где я служил, не заметил. В целом преступность у нас снижается.

Сейчас главный бич как для края, так и для всей страны — это дистанционные мошенничества. Их число растет в связи с развитием интернета и технологий. Я изучил работу сотрудников отделения, которое специализируется на таких преступлениях, и пришел к выводу, что ряд вещей здесь работает лучше, чем в других регионах. В процентном соотношении в этой сфере раскрывается каждое пятое мошенничество, и мы постараемся улучшить этот показатель.

О людях

— Я уже успел провести личный прием граждан, выслушал 34 человека. Поступают жалобы на качество расследования уголовных дел, и зачастую они подтверждаются. Бывают моменты, когда мы не где-то не дорабатываем, затягиваем сроки и так далее. Много обращений по линии ГИБДД. Часть людей приходили, чтобы выразить благодарность сотрудникам. Мы, конечно, перепроверяли эту информацию и поощряли.

О кадрах

— Некомплект имеется, но он рабочий. Тревоги это у меня не вызывает, но отдельные подразделения я взял на особый контроль. Мы стараемся активизировать работу по привлечению кадрового состава. Сейчас у нас не хватает в строю чуть больше 500 сотрудников. Этот некомплект постоянно видоизменяется: кто-то переводится в другие регионы, кто-то наоборот — приходит к нам, кто-то увольняется.

К счастью, большинство полицейских уходят из органов по выслуге лет с правом получения пенсии. Но могу сказать, что в этом году 62 сотрудников пришлось уволить по отрицательным мотивам, в том числе и я подписывал такие приказы. Мы этого не скрываем, и если объективно устанавливаем в рамках служебных проверок, что сотрудник переступил черту, стараемся пресекать такие вещи сами — это лучше, чем если кто-то это сделает за нас.

Андрей Подолян встретился с журналистами.
Анна Зайкова

О «ветеранах» МВД и молодых сотрудниках

— Ветераны всегда молодежь критикуют, это нормально. Они вспоминают былые дни и так далее, сравнивают подходы — а они неизбежно отличаются. Я себя не причисляю еще к пожилым, но когда был помоложе, тоже через это проходил.

Я не согласен с тем, что молодежь плохо работает. Очень сильно шагнула вперед преступность, она поменялась. И неизвестно, как бы с ними справились критики. Но если говорить о тех преступлениях, которые были и, к сожалению, будут всегда — я имею ввиду кражи, убийства — ни тактика, ни методика их расследования не поменялись, и молодые сотрудники по ним работают очень эффективно. У них сейчас есть больше возможностей.

Поэтому мы приглашаем на работу молодых специалистов и из БЮИ, и из АлтГУ. В свое время мне очень пригодились знания, которые я там получил. Спасибо преподавателям и спасибо в целом университету.

О суицидах сотрудников полиции

— Я не могу сказать, что такие случаи участились — просто о них стали больше писать. На стадии отбора кандидатов мы проверяем психоэмоциональное состояние. Каждый третий кандидат отсеивается по этому и другим основаниям — а в этом году заявления подавали 1700 человек.

В процессе работы мы изучаем микроклимат в коллективах на постоянной основе. Этим занимается управление по работе с личным составом, есть штатные психологи, которые выезжают в подразделения и проводят анонимные анкетирования. Они дают очень объективную картину.

Но работа действительно очень тяжелая в моральном плане. Сотрудник полиции постоянно находится в тонусе, в напряжении. Для того, чтобы дать человеку отдохнуть, есть система отпусков и отгулов. И руководитель подразделения должен понимать, кому это необходимо. Если человек просит отпустить его куда-то по личной просьбе — сходить на концерт к ребенку или поехать к заболевшему родственнику — мы всегда идем навстречу. Я сам с пониманием отношусь к таким ситуациям. Есть небольшие перегибы на местах, но мы будем стараться, чтобы их не было.

О СМИ

— Идя на встречу с представителями СМИ, я несколько волновался, потому что до этого был совсем непубличным человеком, и это первое такое общение. Единственное, о чем хотел бы попросить — чтобы вы были нашими помощниками. И моими, и полиции в целом. Мы ничего не хотим скрывать от вас и ваших читателей, но если где-то мы что-то не прокомментировали или не назвали чью-то фамилию, прошу отнестись с пониманием. Мы ведь это делаем не потому, что не хотим, а потому что есть законодательные ограничения.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость