Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Жизнь

Поздно пить Боржоми

Новый год начался с того, что главный санитарный врач господин Онищенко пожаловался на грузин. Грузины, оказывается, не проявляют интереса к возвращению своих минеральных вод на российский рынок.

Что за прелесть этот наш Онищенко!

Напомню, что это именно он три года назад запретил к ввозу на территорию Российской Федерации и эти самые минеральные воды, и грузинские вина заодно. Онищенко обнаружил в них целый букет страшных отрав и оградил нас от них.

Подразумевалось, что продавать, кроме вин да вод грузинам нечего, их вина да воды никому, кроме нас, не нужны, вот и приползут они к нам на коленях, а уж мы их простим на выгодных для нас условиях.

Так, мы понимаем, нужно выстраивать отношения с соседями.

Но грузины неожиданно на коленях не приползли. Как обычно мы чего-то недоучли и не посчитали.

Во-первых, грузин поддержал злокозненный Запад. Действительно, водный да винный рынок там забит до отказа, но (в основном, из-за отсутствия симпатий к российской политике) рынок чуть потеснился и грузин к себе пустил. Самую чуточку, чисто символически.

И что вы думаете? Запад вдруг отравленные грузинские вина да воды — распробовал!

Вина триумфально шествуют по Европе, они сравнительно дороги, но их — покупают! И покупают все больше и больше.

То же и с водами. Совсем недавно я видел «боржоми» в нью-йоркском магазине. Тоже дороговато, но тоже — берут. Сегодня покупают «боржоми» в тридцати странах мира. 94 миллиона бутылок в год.

И всего этого добился один скромный российский санврач.

Кстати, только что он же привел цифры наших новогодних потерь на алкогольном фронте: только в Республике Алтай отравились насмерть девять человек.

А к возвращению на наш стол «боржоми» грузины интереса не проявляют.

Надо же!..

…Так год начинается. А закончился он, напомню, тоже Грузией.

В Кутаиси демонтировали памятник соотечественникам-грузинам, погибшим в Великую Отечественную. При бездарно организованных взрывных работах погибли женщина с ребенком. Саакашвили за это уволил губернатора.

Чем им этот памятник помешал — ума не приложу. Но немаловажно, что мы тут же постарались заодно и себя выставить в нелучшем свете. Ударили во все колокола, Дума, МИД выступили с заявлениями. Да и идея нашего премьера (чтоб, как он выразился, щелкнуть еще раз их президента по носу) установить в Москве в качестве символа нерушимой российско-грузинской дружбы копию разрушенного кутаисского памятника — эта идея тоже вряд ли разумна и уж точно не вызовет к нам чувств благодарности и дополнительного уважения.

Хотя бы потому, что со своими памятниками мы обходимся никак не лучше грузин.

Год назад под Питером еле-еле удалось отменить решение открыть самую большую городскую свалку непосредственно на месте боев на Синявинских высотах, где до сих пор незахоронены десятки тысяч (десятки тысяч!) наших солдат. Но первые восемь грузовиков мусор туда все-таки высыпали. И никаких губернаторов не уволили.

А когда мы так шумно возмущались эстонцами, в подмосковных Химках разнесли в дым чем-то помешавший отцам города СВОЙ памятник. А останки захороненных под ним летчиков раскидали по окрестным канавам. И сделавшего это главу администрации тоже никто не наказал.

Точно так же снесли СВОЙ памятник погибшим на другом краю страны — в селе Между-Камыш Ключевского района Алтайского края. И тоже это сделал никакой не Саакашвили, а своя, родная местная власть.

И в Самарской области тоже снесли памятник. И в подмосковной же Апрелевке…

Все их тоже хорошо бы установить на Поклонной горе, не правда ли?

Но себе мы прощаем — все. Тем из соседей, кто чем-то неведомым заслужил нашу любовь, — тоже.

Вот в Ташкенте разрушили памятник кузнецу Шамахмудову, в годы войны усыновившему шестнадцать детей разных национальностей. Из Интернета я узнал, что причиной сноса стало решение властей о переименовании дворца Дружбы народов. Теперь он будет называться «Дворец Независимости». Ну и разумеется, перед дворцом с таким названием такой памятник стоять никак не может.

Памятник Шамахмудову я видел только на фотографиях. В Ташкенте бывал когда-то часто, но поставили его уже без меня, в 1984-м…

И ведь тоже ни демонстраций у узбекского посольства, ни грозных заявлений…

Студенты, которых я самонадеянно пытаюсь учить журналистике, принесли мне мою заметку двухлетней давности. Посмотрите, сказали, тогда вы и сами писали: давайте, мол, выпросим памятник Шамахмудову у нашего стратегического друга Каримова и установим в Москве. А сейчас вам такая же идея Путина не нравится.

Правильно, писал. Но добавил, что перед тем, как просить памятник, право на такую просьбу надо заслужить.

Только тыловой Ташкент в годы войны принял более миллиона эвакуированных из России, и только за одно это можно к приезжающим на заработки в Москву узбекским гастарбайтерам относиться по-человечески, а не так, как мы к ним относимся сегодня…

Но все-таки: памятники-то зачем крушить? В Таллине, Тбилиси, Ташкенте, Львове?..

ОНИ не хотят помнить о том, что не так давно мы были вместе. А МЫ хотим, чтобы они об этом помнили всегда. И при этом испытывали неизменное чувство благодарности — к нам.

Мне тоже кажется, что в любом случае помнить — лучше, чем не помнить. С благодарностью же — сложнее. Но так или иначе, от наших желаний и нежеланий ничего здесь, к сожалению, не зависит. И мы потому покрикиваем, обличаем, закатываем совершенно неприличные истерики. Чем прежде всего укрепляем своих оппонентов в сознании собственной и безусловной правоты.

Большая московская газета недавно обвинила тех же грузин даже в том, что они демонтировали в Гори памятник Сталину. Так и написала: пытаются вытравить память о нашем общем прошлом. Но когда грузин выгнали из Абхазии, там был срочно переименован поселок Леселидзе, который получил имя в честь героического советского генерала, только для перечисления подвигов которого не хватит никакой заметки. «Тогда они (это про нас) не помнили о героях Великой Отечественной, а теперь вдруг вспомнили», — подчеркнул в ответ на наш «щелчок по носу» президент Грузии. И добавил: «Пусть никто нас не учит тому, как чтить память воинов».

Что ж, пусть они, и правда, сами разбираются, что им помнить, а что — нет. А мы давайте подумаем, почему эстонцы перенесли (не снесли!) с центральной площади памятник советским солдатам, но и пальцем за век с лишним не тронули памятника погибшим в начале ХХ века русским военным морякам с парохода «Русалка».

И последнее. Два года назад в связи с юбилеем фильма «Мимино» родилась чудесная идея — поставить в центре Москвы памятник дружбе народов. И изобразить — Кикабидзе, Мкртчяна, Леонова. Мэрия отказала: нет практики увековечивать киногероев. И тут же установила памятник Шерлоку Холмсу и доктору Ватсону — Ливанову с Соломиным, соответственно.

Без комментариев.

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость